Творения Великих. Пришлая

Размер шрифта: - +

Глава 15. Жизнь за жизнь

 

 

– Надо же, – снова повторил мужчина, – невероятно редкая способность!

– О чем вы, господин Гуно? – дрожащим голосом выговорила я.

Разумеется, я понимала, что этот мерзкий тип видел, как я исцеляю Ияри. Но просто так признать свою вину и сдаться я не собиралась. Мужчина улыбнулся, словно знал, о чем я думаю, и двинулся на меня.

– Увиливать бесполезно! Мы оба знаем, кто ты. Именем Правителя Алериса Второго, – звучно начал чеканить он, встав в театральную позу, – обвиняю тебя, Елизавета Пришлая, в нарушении пункта 78 книги «Прав и Свобод граждан Федеративного людского государства!»

Мой рот от ужаса приоткрылся, а архивариус добавил с явным желанием напугать меня еще больше.

– Окажешь сопротивление, и я буду вынужден тебя убить.

Решение в моей голове созрело в долю секунды. Я рванула к окну и попыталась отворить его, но Эргон Гуно оказался на редкость проворным. Он бросился вслед за мной и, ухватив за волосы, зашипел, заставив меня осесть на пол, корчась от боли.

– Не смей, мелкая дрянь! От меня не сбежишь!

– Отпустите меня… – сдавленно хрипела я, пытаясь разжать его тонкие пальцы, но они сомкнулись на жгуте из моих волос мертвой хваткой. – Прошу вас! Я ничего не сделала!

– Ни за какие блага мира я тебя теперь не отпущу, – заговорил он, нарочно касаясь сухими губами моего уха. – Но не беспокойся. Прежде чем сдохнуть, ты послужишь великой цели.

– Послужу чему? Ай, – вскрикнула я, а мужчина хрипло засмеялся и поволок меня из комнаты.

Я же едва успевала перебирать ногами, чтобы снова не оказаться на полу. Сил после магического исцеления девочки у меня осталось немного, а от страха и отвращения скручивало желудок и тошнило.

– Что случилось? – раздался сонный голосок Ияри.

Девочка проснулась и теперь сидела в постели и с абсолютным непониманием глядела на все происходящее своими огромными синими глазищами.

– Мама! – закричала вдруг она. – Мама, сюда, скорее!

Ияри попыталась встать с постели, но слабость в теле вынудила ее вновь рухнуть на ворох пуховых одеял. И все, что она смогла это лишь снова слабенько закричать, зовя мать. Гуно же тем временем скривился от недовольства и еще сильнее стиснул пучок моих волос.

Я стонала и извивалась, но мужчина все же был на порядок сильнее меня, а попытаться вырваться – попросту означало оставить в птичьих лапах архивариуса свой скальп. Ну или его часть.

Гуно выволок меня за дверь, протащил по коридору, и я уже со страхом подумала, что архивариус сейчас спустит меня с лестницы. И не сомневаюсь, он бы это сделал! Если бы только громогласный возглас Нолана Роджи не заставил его остановиться.

– Что это вы делаете посреди ночи в моем доме, господин Гуно?

За ним в одном ночном платье, прижав руки к груди и нервно теребя кружевные рюши, стояла Офелия.

– Сохраняйте спокойствие, – прищурился господин Гуно. – Здесь вершатся дела государственной важности! Гражданских я попрошу не вмешиваться.

Нолан нахмурился и принялся медленно закатывать рукава рубахи.

Я видела как острый кадык архивариуса скаканул вверх-вниз, и, несмотря на боль, усмехнулась: «Я бы тоже занервничала, если бы господин Роджи так холодно смотрел на меня!»

– Отпусти девочку, – настоятельно проговорил мужчина. – В чем ее вина?

Гуно захохотал и, острастки ради, что было силы дернул меня вниз, чуть не вырвав при этом знатный пучок волос вместе с корнями. Я вскрикнула и захлюпала носом. Слезы полились сами собой.

– Эта девка маг! – с отвращением выплюнул архивариус. – Думаю, этого более чем достаточно для вынесения смертного приговора.

Офелия охнула и, с неподдельным ужасом глядя на меня, подалась назад. Нолан Роджи же остался недвижим. Лишь кустистые брови мужчины сошлись на широкой переносице.

– Для столь серьезного обвинения, – стиснул он кулаки, – должны быть не менее веские доказательства.

– Я своими глазами видел, как она упражнялась в своих умениях, – перебил господина Роджи Гуно. – Для Правителя этого будет более чем достаточно.

Пот, скользящий по моему хребту, вдруг сделался холодным.

«Сейчас Гуно расскажет, что я применила магию на Ияри! И все! Пиши-пропало, – зажмурилась я, цепляясь за руки архивариуса, чтобы хоть как-то ослабить его хватку. – Ни Нолан, ни Офелия, ни даже Юджин ни за что не поверят, что я желала девочке только добра!»

Внезапно вспомнилась фраза, которую когда-то давным-давно обронил Велор: «У людей всегда были довольно сложные отношения с магией». Черт побери! Как же он был прав!



Алана Русс

Отредактировано: 18.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: