Творения Великих. Пришлая

Размер шрифта: - +

Глава 19. Странный народ

 

 

Путь был длинным. Но ела я совсем мало. Пока помогала коку кашеварить, и без того пару раз выбегала на палубу, отчаянно прижимая руки ко рту. Так что к концу пути я была напрочь измучена тошнотой, исхудала, а лицо мое приобрело зеленовато-серый оттенок.

– Точно есть не будешь? – подошел ко мне, сидящей на полу и привалившейся спиной к стене каюты Гастуса, Икар.

Я в ответ только помычала.

– Останешься здесь?

Снова мычание.

Мужчина поджал губы и побрел в трюм, покачиваясь из стороны в сторону, будто пингвин. А я прикрыла глаза и попыталась представить, что просто-напросто лежу в своей постели, а не качаюсь на волнах уже который день подряд.

На ночь в трюм я не спускалась: там Дерг и Колин. Попроситься к Гастусу тоже не смела: «Он и так выручил меня уже несколько раз!» – нахмурилась я и поплотнее закуталась в камзол Юджина.

Так я и проводила ночь за ночью на палубе, дрожа от холода.

В те короткие минуты, которые и сном-то назвать можно с натяжкой, я видела то Сореса, в виде огромного ворона кружащего надо мной, на котором, ко всему прочему, верхом сидел Ксандер Ридд, размахивающий мечом, то свой дом и своих родных.

Как всегда улыбчивая мама сидела рядом и гладила меня по спине своей теплой ладонью. Я поглядела в ее светлые, добрые и такие родные глаза.

– Как же я тебя люблю, мам, – прошептала я, а мама засмеялась таким знакомым смехом.

– Нет, – покачала она головой. – Не любишь.

Все вокруг закружилось, завихрилось, но я изо всех сил пыталась удержать сон.

– Люблю! Очень люблю! – воскликнула я.

Но мама снова покачала головой.

– Не любишь. Ведь ты умерла, Лиза. Ты причинила мне столько боли.

Голубые мамины глаза подернулись сероватой дымкой. Она вдруг вцепилась в мое плечо.

– Ты умерла, Лиза. Слышишь? Ты меня совсем не любишь!

Я попыталась вырваться, но мама крепко держала меня за плечо и кричала, все меняясь в лице: «Ты умерла, слышишь? Слышишь?!»

– Эй, парень! Слышишь?

Дернувшись, я очнулась и тут же попыталась вскочить на ноги. Кто-то усердно меня тормошил.

– Просыпайся. Приехали, – недовольно проворчал Гастус, отходя в сторону. – Авэль. Будь он неладен.

Протерев глаза, я попыталась разглядеть хоть что-то. Утро было хмурым, даже солнце еще толком не проснулось. Чего уж говорить обо мне.

– Но мы ведь еще очень далеко, – перевалилась я через перила, вглядываясь в малюсенькую зеленую точку на горизонте.

– Мы не станем входить в Уноэссо, это слишком опасно. Видишь те горы? – ткнул пальцем Гастус вдаль. – Они окружают остров. А перебраться через них можно лишь минуя тот узкий пролив, называемый «вратами». Но Уноэссо бушует, и если «Рыбень» напорется на камни… – моряк цвиркнул сквозь зубы, – пиши пропало. Так что ты уж сам как-нибудь дальше.

Понятно. Гастус не мог позволить себе рисковать своим кораблем и командой ради меня.

«Отлично утро началось» – уныло поглядела я в море.

Подле корабля оно было спокойным, практически не волновалось. Зато вдали, за узким, окруженным острыми серыми камнями проливом вода словно кипела. Даже цвет у нее то и дело менялся! Становился то алым, то нежно лиловым, то вообще темнел до пугающей черноты.

– Но не вплавь же мне пускаться! – взмолилась я, глядя как команда «Рыбня» уже в полном составе, выползала из трюма на палубу, зевая и потягиваясь. – А лодки у вас случайно нет?

Гастус лишь плечами пожал.

– Есть. Но не отдам же я ее тебе просто так.

– Тогда продайте! – бросилась я к своему мешку. – У меня тут два золотых гарто и один серебряный… еще пара медяков есть.

Глаза Дерга жадно заблестели при виде монет. Но Гастус словно не проявлял никакой заинтересованности.

– Хорошо, – просто отозвался он. – Золотой и лодка твоя.

– Капитан! – возмутился Дерг.

– Новую лодку можно и за три серебряника соорудить. Так что мы даже в выигрыше остаемся. Давайте парни, – скомандовал моряк, – спускаем лодку и отправляемся дальше! Некогда болтать.

Лысый недовольно поглядел, как я убираю свои оставшиеся деньги в суму, и потопал вместе с Колином и Треном выполнять приказ.

Только Икар забеспокоился. Он забавно сложил ручки на животе и спросил.

– А почему мы высаживаем Авана посреди моря?



Алана Русс

Отредактировано: 18.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: