Творения Великих. Пришлая

Font size: - +

Глава 4. Сюрприз

 

 

Кабинет 4-37 я нашла с большим трудом. Мало того что коридоры замка петляли и извивались змеей, так еще и перелагатель и впрямь вздумал барахлить не на шутку. Поэтому вместо цифр на резных дверных табличках то и дело перед глазам возникали какие-то палочки, закорючки и кружки.

Собравшись с духом, и сотню раз перепроверив, та ли это дверь, я постучала.

– Добрый день, – юркнула я в комнату, слабоосвещенную настенными сферическими огоньками. – Это кабинет четыре тридцать семь?

Сидящий за столом лысый мужчина преклонных лет, поднял на меня взгляд. Линзы круглых очков блеснули в магическом свете.

– Да, – кивнул он. – Чем обязан?

Понимала я его с трудом. Оставалось лишь надеяться, что мои ломанные объяснения он поймет с большим успехом.

– Меня отправил профессор Ривел, – начала я.

Лысый снял очки, приподнялся из-за стола. Мужчина был невысок, плечи – далеко не косая сажень. Но вот отличительная особенность у него все же была.

Живот. Кругленький, выдающийся живот. Словно под синей широкой мантией у лысого был припрятан арбуз про запас.

– По какому вопросу? – едва разобрав мое невнятное бормотание, решил уточнить мужчина.

– Перелагатель, – пошлепала я по шее, решив не пускаться в долгие, нудные разъяснения.

– А-а-а, – протянул лысый, и глаза его тут же живо заблестели. –  Проходите, проходите! – призывно замахал он руками, хватая свободный стул с высокой спинкой.

Я уселась, но мужчина покачал головой, приказав мне развернуться лицом к спинке.

Аккуратно взяв на удивление мягкими, теплыми руками мое лицо, он осторожно оттянул большими пальцами веки. Сокрушенно помычал.

– Упритесь лбом, – скомандовал лысый, похлопав по спинке стула.

Сам же, грузно ступая, отошел  и принялся намывать руки в тазу с водой, стоящем на тумбе.

Я с тревогой повела плечами, но сделала, как требовали: уперлась.

Вновь приятно-мягкие, чуть влажные руки коснулись моей шеи. Мужчина негромко спросил что-то, но мой волшебный переводчик похоже окончательно накрылся.

– Что? – зажмурилась я, готовясь испытать ту резкую боль, которая была при первом моем знакомстве с перелагателем.

– Как ваше имя? – переспросил мужчина, продолжая аккуратно обследовать затылочную часть гудящей от боли головы.

– Лиза, – снова зажмурилась я.

– Красивое имя. Расслабьтесь, Лиза, – попросил мужчина. – А я Резарт Туссо, приятно познакомиться. Знаете, так удивительно видеть еще одного человека в стенах академии, – кажется, улыбался за моей спиной Резарт. – Сейчас мы вас починим, не тревожьтесь, дорогая.

«Может, я и впрямь зря так боюсь, – обмякла я, доверившись лысому и вновь оперившись на деревянную спинку стула. – Похоже, больно не будет».

Но Резарт, очевидно, попросту пытался заболтать меня. И больно было. Даже очень. Хотя эффект неожиданности пусть и немного, но все же умерил боль.

– А-ай! – вырвалось протяжное у меня из груди, и я с такой силой впилась пальцами в подлокотники стула, что едва не выломала их.

Господин Туссо проговорил что-то успокаивающее, отходя от меня. По крайней мере, его мягкий неторопливый тембр голоса создавал именно такое впечатление.

Мужчина прошествовал к своему столу и аккуратно уложил извлеченную из моей шеи металлическую бляшку. Выглядела она устрашающе! Будто золотистая медуза с множеством щупалец и отростков, которые прямо на глазах словно истончались и исчезали.

Резарт Туссо достал из кармана своей мантии платок и подал мне. Что-то сказал, но я помотала головой. В тускло-зеленых глазах мужчины вдруг скользнула тень удивления.

Осознав наконец, что без перелагателя я не в состоянии его понять, господин Туссо перешел к жестам. Он пошлепал ладонью по своей шее, пристально глядя мне в глаза, кивнул.

Я, следуя совету, приложила платок к саднящему участку около затылка. Платок в одночасье под пальцами повлажнел.

«Это кровь?» – вытаращилась на яркие бордовые пятна на платке, еще пару минут назад сиявшем девственной чистотой.

В мозгу все еще бил колокол, и я, решив, что собственное здоровье важнее стеснения, поднялась и, еле передвигая ногами, направилась к небольшому диванчику у стены. Легла.

Состроив извиняющееся лицо, я уставилась на мужчину, но тот уже даже и не думал глядеть на меня. Он порылся в ящиках стола, достал очки с парой подвижных креплений и дополнительными увеличительными линзами. Шустро надел их.

Вооружившись карандашом и листом бумаги, Резарт склонился над перелагателем, но тут же, подняв голову, наставил ладонь на настольный светильник. Шарик в витой подставке заметно поднабрался яркости.



Алана Русс

Edited: 18.10.2017

Add to Library


Complain




Books language: