Творения Великих. Связанные

Глава 1. Здравствуй, шляпа, Хэллоуин!

Начало «многообещающего», по словам Маргариты, вечера мне уже категорически не нравилось. На меня, как водится, зараз рухнул ворох новостей.

Хорошая – я впервые после добровольного двухнедельного затворничества нарушила заветы Бродского и вышла из комнаты. Плохая – Марго проигнорировала установку не беспокоить меня ближайшие триста лет и ровно в шесть ноль-ноль с косметичкой наперевес взяла квартиру моих родителей штурмом.

Очень плохая – я теперь на заднем сидении такси, на мне побитый молью ведьмин колпак и, кажется, от меня за версту несёт нафталином.

– Отлично. Мне, значит, средневековое старье, а себе – самую сокровенную мужскую фантазию? – буркнула я, косясь на подругу, расправляющую на бедрах белоснежную полосочку юбки медсестры. – Рит, серьезно, ты бы еще покороче платье надела! А лучше бы и вовсе без него ехала. Чего мелочиться?

Марго невозмутимо ширкнула замочком клатча и взялась перебрать косметические щеточки и тюбики.

− Хватит занудствовать, Лиззи. Я за две недели предупреждала, что костюм – обязательное условие дресс-кода. Скажи спасибо, что хоть такой достался. С боем у престарелой дамы вырвала. Для тебя старалась!

Я только скривилась в ответ. Никто и не просил стараться. Я вообще не собиралась рядиться в жуткое длиннополое платье с неприлично открытыми плечами. Хотела остаться в гнезде из подушек и одеяла. Спрятаться от самой себя в осенних сумерках, стремительно заполнявших комнату. Спрятаться от воспоминаний о неудавшемся романе.

И почему перед заветным «я тебя люблю» никто не предупреждает, что сказки рушатся незаметно? Одна трещинка, другая, а затем раз! И твои останки лежат средь осколков и бесцельно таращатся в потолок. Картина маслом!

Уловив перемену в моем настроении, Рита сменила гнев на милость.

− Лиза, расслабься ты, наконец! Никому и дела до твоего костюма не будет, поверь. Да и выглядит он очень… натурально. Каждая женщина немножечко ведьма, а сегодня это как раз кстати. Хэллоуин же!

− Ну ага, − обречённо глянула на Маргариту из-под широченных полей шляпы. − Иноземный праздник, сути которого большая часть и не понимает вовсе.

− В следующем году обязательно отпразднуем «День Перуна», − съехидничала Рита. – А сегодня едем уничтожать хандру, бесплатные коктейли ну или знакомимся с кем-нибудь наконец, − многозначительная секундная пауза, в которую я штук десять кислых мин сменить успела. – Лиззи, серьезно, пора оставить Макса там, где ему самое место – в прошлом! Уж сколько крови он у тебя попил!

Я со стоном возвела глаза к потолку. Снова-здорово. Рите впору диссертацию писать на тему: Какой Макс скот, или Триста пятьдесят способов четвертовать бывшего.

Конечно, никакой крови Максим у меня не пил. Просто спустя два года вдруг заявил, что не готов к серьезным отношениям… со мной. Мол, я на него давлю и много прочей чепухи, которую принято писать в «постскриптум» к неудавшемуся роману.

Но, боже, о каком четвертовании речь? После разрыва я ведь даже в свою квартирку не смогла вернуться! В страшных снах видела, как Макс непременно возникнет на пороге. Небрежно бросит: «Лиззи, я за вещами», − и обезоруживающей, но пустой улыбкой вколотит последний гвоздь в крышку гроба моей заживо погребенной самооценки. Ведь как назло, но именно в тот момент я буду выглядеть как неделю бомжевавший алкоголик.

И пусть мой побег в родительский дом кому-то покажется верхом инфантильности, мама – она и есть мама. Десять тебе или сто сорок… рядом с ней душевные раны кровоточат чуть меньше.

– Тебе точно понравится, Лиззи, − попыталась приободрить Рита, заметив, что я притихла. − Девчонки говорили, в прошлом году было жуть как атмосферно! И парни что надо. Обдолбышей туда не пускают, а раз мы теперь обе так удачно свободны, есть шикарная возможность познакомиться с кем-нибудь действительно стоящим.

− Не уверена, что вообще хочу знакомиться даже с бесплатным, − мрачно ухмыльнулась я.

− Ли-из… − с укором покачала головой Марго, не уловив шутку, но я перебила. Пока Рита растеряла запал, нужно хоть слово умудриться вставить.

− Правда, Рит. Я поехала с тобой. Надела дурацкий костюм и пообещала веселиться как смогу. Но, прошу, не ставь мне амурные подножки! Я не готова, и дело совсем не в Максе. Просто я должна почувствовать что-то в мужчине… Это должна быть особая магия, понимаешь? Двусторонняя связь умов, тел…

− Душ, − пораженно выдохнула Рита. – Особая связь душ!

− Да, наверное, − согласилась я и со смехом потерла лоб. Кажется, еще немного и я превращусь в Риту!

Суженый, истинный, нареченный… Сколько себя помню, для подруги эти слова всегда обладали почти сакральным значением, ведь умом юной девицы должно безраздельно владеть лишь одно стремление – отыскать «того самого».

Оступаться, расставаться, но раз за разом с носорожьим упрямством бросаться в любовный омут – вот единственно верный путь обретения счастья. Маргарита веровала в сию догму со всей страстью и преданностью, ну а я…

Если честно, меня бы просто совесть заела, отпусти я подругу в столь откровенном наряде искать приключения на пятую точку.



Алана Русс

Отредактировано: 12.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться