Творения Великих. Связанные

Размер шрифта: - +

Глава 1. Здравствуй, шляпа, Хэллоуин!

Умом юной девицы должно безраздельно владеть лишь одно желание: всеми правдами и неправдами отыскать своего суженого.

Раз за разом оступаясь, но упорно бросаясь в любовный омут с головой – вот единственно верный путь обретения счастья. И если Маргарита веровала в сию догму со всей страстью и преданностью, я же вот уже полчаса пыталась убедить её оставить меня в тишине и покое.

– Рита, установка была предельно проста: ближайшие триста лет меня не беспокоить.

– Да помню я, пом-ню! – защебетала Марго. – Но сама подумай, как я не могу оставить тебя в полном одиночестве? Да и к тому же Хэллоуин такая прекрасная возможность повеселиться, развеяться или… – многозначительная двухсекундная пауза, в которую я штук десять кислых мин сменить успела, – познакомиться с кем-нибудь уже наконец.

– Марго, лучше одна иди, – устало потерла я против воли повлажневшие глаза.

– Эй, ты ж так зачахнешь совсем!

В фантазии живо нарисовалась картинка с пересохшей мумией, вместо тканевых бинтов у которой уютное одеяльце на лебяжьем пуху. Я усмехнулась, а Маргарита продолжала тараторить.

– Милая, ну давай! Соберись! Коже нужен солнечный свет. Ты же не должна теперь из-за своего упыря... – Марго осеклась. – Прости, бывшего своего упыря, превратиться в затворницу! Нет уж. Он…

Стиснув зубы и задрав лицо к потолку, чтобы ни слезинки не выронилось, я отняла от уха смартфон.

Ну, снова-здорово. В эфире очередная мотивационная лекция на тему: Какой же Макс скот, или Триста пятьдесят способов четвертовать бывшего.

Трубку в исходное положение вернула я, лишь когда голос затих. Марго выдохлась. И пока она дух переводит, нужно хоть полсловечка успеть ввернуть.

– Рит, на память я не жалуюсь, и в сотый раз повторять одно и то же нет смысла. Но, тем не мене, идти я никуда не хочу, – я помедлила, собираясь с мыслями. – И это не значит, что мне жизнь не мила. Мне просто нужно… в себя прийти, что ли.

Я замерла в надежде, но Риткиному упорству можно только позавидовать. Желательно молча. И желательно, старательно внемля.

– Так а я о чем твержу, голова ты моя головушка? Идем на вечеринку! Ты в себя там на раз-два придешь. Да и чего мне по клубам одной шляться? Маньяков привлекать?

Ну что за… Я снова отняла мобильник от уха. Нет. Маргариту просто так не заставишь замолчать. Пора бы это усвоить. За столько-то лет.

– Слу-ушай, – продолжала наседать подруга. – Я ж от тебя не отстану, пока своего не добьюсь.

Это я и сама понимала, потому и выбор у меня был невелик. Либо через полтора часа уговоров еще полтора часа выслушивать обвинения в собственном бездушии и эгоизме, либо…

– Хорошо. Ладно. Но! – прервала я победный клич на другом конце провода. – Это в последний раз, слышишь? Честное слово, больше уступок не жди.

– Ага-ага, – хохоча, затараторила Рита. – Конечно!

Похоже, Марго была уверена, что в следующий раз – а он обязательно будет, – она вновь без труда одержит надо мной блистательную победу.

– У тебя… полчаса, – ободряюще напомнила Рита. – Поднимайся с постели, умывайся…

– Погоди. Ты же сказала, через час у меня будешь!

– Час был полчаса назад, – захихикала подруга. – Так что, давай, не теряй там времени зря!

Марго скинула трубку. Послышались торопливые короткие гудки, а меня начала пробирать ярость, сменившаяся в долю секунды непроходимой ленью. В злости швырнув мобильник на прикроватную тумбу, я едва не сбила с нее кружку давным-давно остывшего чая.

– Да что б тебя! – с трудом оторвала голову от подушки и принялась выуживать телефон из тарелки с зачерствевшим бутербродом. – Понаставили тут.

Бутерброд и чай – это попытка мамы проявить заботу и заодно выяснить, что же все-таки случилось между мной и Максом.

Кружила она надо мной больше полутора недель, но, разумеется, ничего дельного так и не вызнала. И отнюдь не из-за моего нежелания раскрывать секреты маме, нет. Она у меня замечательная! Просто лишний раз не хотелось вспоминать подробности неудавшегося романа и бередить уже немного поджившие раны. Мне и Риты с ее извечным стремлением к задушевным беседам сполна хватает.

Вновь завалившись на постель, я несколько минут бесцельно протаращилась в потолок. Пыталась придумать отговорку, а лучше десять, чтобы остаться здесь, в темноте. Спрятаться в осенних сумерках, стремительно заполнявших комнату длинными, темными тенями.

Вот только фантазия не то вступила в сговор со всем внешним миром, не то просто разочаровалась в своей хозяйке напрочь и приходить на помощь категорически отказывалась.

Деваться некуда. Чтобы принять человеческий облик, времени у меня немного. Ритка, несмотря на внешнюю беспечность, пунктуальна как немец.



Алана Русс

Отредактировано: 06.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться