Творения Великих. Связанные

Размер шрифта: - +

Глава 31. Третий лишний

Я зажмурилась. Неужели все так трагично закончится? Неужели сейчас я умру, а вместе со мной и Велор? От мысли о Дракуле сердце сжалось.

Моего лба вдруг коснулось что-то влажное. Я распахнула глаза.

Натана стояла, склонившись надо мной, и выводила пальцем с острым ноготком что-то у меня на лице. В ее левой ладони, словно в блюдечке, собралась кровь.

– Ты что делаешь?! – я попыталась отпрянуть.

– Не дергайся, – прошипела ведьма. – Не дергайся, сказала!

Она отошла от меня на пару шагов, внимательно оглядывая. Удовлетворенно кивнув, Натана перевязала куском своего платья раненую ладонь и, разведя руки в стороны, принялась страшным вибрирующим голосом читать заклинание. Я почувствовала, как голова начинает трещать от чужого физического вторжения, а желудок сворачивает в бараний рог. Это чувство было мне знакомо… Лоб словно опалило огнем.

«Нет! Только не это! Снова?!» – взмолилась я и отключилась.

Очнулась лишь от настойчивого шепота Валери.

– Очнись, Лиза! Елизавета! Очнись!

Я дернулась.

– Давай, держись! Не теряй сознание! – подбодрила меня она.

– Замолчи, Валери! – гневно прорычала Натана, держась за голову и сидя на мягком месте прямо на полу. Похоже, каждый звук заставлял ее виски трещать, равно как и мои.

– Что ты наделала, Натана? – я еле ворочала языком.

Что совершила ведьма, я, разумеется, понимала. Она связала нас точно так же, как сделала это со мной и Велором. И теперь нас в связке было трое.

– Велор почувствует, он придет! – пролепетала я с улыбкой, снова слабея.

Натана, словно придя в себя, выпрямилась и с кислым выражением подошла к Маргарите и Нине.

– Он не успеет! Когда они вернутся сюда, все будет кончено.

Ведьма замолчала и, похоже, говорить была больше не намерена. Она осознавала, что я, скорее всего, права и брюнет наверняка почувствовал такое мощное магическое воздействие.

«А что если нет? Если не почувствовал? – еле сдерживала я подступающую тошноту. – Неизвестно как действует это заклинание… Мне вообще ничего уже неизвестно».

Натана все так же молча, ухватила Нину и повела к пространству перед камином. Та послушно плыла рядом.

Пинком оттолкнув невысокий журнальный столик, ведьма резким движением взмахнула клинком. Я первые пару секунд даже не понимала, что происходит, и потому не успела зажмуриться.

Момент… и Нина с отсутствующим лицом, как рыбка открывает и закрывает рот, а ее тонкие пальчики беспомощно тянутся к шее, на которой мягко вырисовывалась, словно пурпурное рубиновое ожерелье, тонкая кровавая полоса. Я перестала дышать и широко распахнула глаза и рот.

Всегда безмолвная, хрупкая как веточка девушка внезапно покачнулась, недоуменно поглядела на Натану синими глазами и упала ничком на деревянный пол. Ее маленькая головка с платиновыми кудрями неестественно развернулась набок, а руки так и остались в положении, напоминающем о тщетной попытке девушки исправить ту несправедливость, которую так легко и непринужденно позволила себе ведьма.

Я закричала в отчаянии, глядя, как алое кровавое пятно расползается по полу.

– Нет! Нина! – слезы брызнули из глаз, а в горле встал ком. – Нин-а-а…

– Не смотри, Лиза! Не смотри, милая, – шептала Валери, и я пыталась.

Призывала себя закрыть глаза, не смотреть на девушку, на ее распростертое на полу тело, но не могла. Словно какой-то животный извращенный инстинкт принуждал меня глядеть и намертво цементировать в памяти ее скрюченную позу и ее широко раскрытый рот. Испуганно распахнутые глаза и разметавшиеся по полу, словно в одночасье потускневшие, волосы.

Маргарита от ужаса, оглушив меня своим криком, потеряла сознание, и я понимала, что страстно завидую ей, ведь отправиться в забытье могла только мечтать. Адреналин в крови не позволил бы мне такой роскоши.

Натана тем временем отошла от тела блондинки и направила руки ладонями вперед к огню камина. Пламя сердито зашипело, заворчало и начало издавать клубы дыма. Я закашлялась.

Погасив огонь, Натана опустилась на колени и, не обращая внимания на заполонивший гостиную чад, принялась рисовать какие-то круги и треугольники на полу, периодически обмакивая пальцы в кровь Нины.

От дыма у меня и без того мокрые глаза заслезились, и я практически лишилась зрения. Все было размытым и нечетким, ведь утереть слезы я не могла, да и не хотела. Все ждала, что со слезами придет облегчение.

«Она мертва… – ревела я. – Нина… Что же теперь делать?!»

В сотый раз, силясь открыть глаза и сфокусировать взгляд на Натане, я нервно сглотнула и воскликнула.



Алана Русс

Отредактировано: 06.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться