Твори добро и беги

Глава 9

Хозяин воображаемого дома и его гостья вышли из гостиной и проследовали по широкому коридору. Обстановка была роскошной и, как и в предыдущих комнатах, в очень светлых тонах. Эрика шла за могучей спиной создателя, смотря по сторонам, но вскоре рассматривание надоело, ибо длинный коридор с иногда встречающимися закрытыми белыми дверьми не мог надолго удержать внимание. Девушка задумалась, вновь забыв, что её мысли подслушиваются, и уставилась себе под ноги. Вовремя заметив, что дед остановился, она спасла себя от впечатывания в его спину, отчего невольно улыбнулась, представив, как картинно врезается в создателя этого мира.

- Здесь вероятности будущего и прошлого, - обыденно проговорил седовласый мужчина, но из-за важности предмета разговора, фраза всё равно вышла торжественной.

Эрика чуть было не открыла рот, улицезрев то, что показывал дед. Они, вроде бы, находились всё в том же коридоре, но теперь вместо стен по бокам курсировали потоки энергии. Складывалось ощущение, что под ногами не пол, а устойчивый подвесной мост, а под ним и рядом с ним нежно волнуется светящееся море, или же, это потрясающий по красоте туман, в котором крутятся цветные потоки, как на компьютерных моделях спиралевидных галактик.

- Ух! – не удержалась Эрика. Восхищение и удивление переполняли её, но пришлось взять себя в руки. – А разве у прошлого есть вероятности? – девушка, наконец, задумалась о сказанном собеседником.

- Много и ни одной одновременно, - лаконично ответил дед. Но потом решил пояснить: - Много, потому что любая приведёт в текущий момент, а ни одной, потому что его (прошлого) уже нет.

Это было слишком сложно для человеческого ума, поэтому Эрика решила не уходить в дебри размышлений, а попыталась узнать что-то полезное для себя:

- А, что будет, если изменить прошлое?

- Ничего не изменится в настоящем, - без эмоций ответил создатель. Чувствовалось, что подобные наивные (с его точки зрения) вопросы совсем не раздражали. Он пристально посмотрел в глаза собеседницы, а Эрика не изменила привычке и сразу подметила цвет его глаз – голубые, но не такие ярко-незабудковые, как у амельфы, а холодные, льдистые.

- А как же эффект бабочки? – задумчиво спросила девушка, пытаясь выстроить в своей голове новую картину мироздания.

- Выдумка, - мужчина чуть оживился и, пригладив бороду, начал объяснять: - Понимаешь, ты в настоящем и всегда только в нём. Ты не можешь исчезнуть из него. Даже если изменишь сотни вероятностей прошлого, всё равно останешься здесь и сейчас. Можешь копаться в прошлом, но ты не можешь вернуть себя в него.

- Могу копаться? Вы хотите сказать, что возможно сейчас оказаться в моменте, когда мне пять лет, например? – Эрика тоже оживилась. Увлёкшись беседой, она перестала опасаться собеседника, чувство неловкости улетучилось.

На девушку нахлынули яркие воспоминания. Не зря она в качестве примера привела тот возраст – пять лет. Один случай не давал ей покоя, и, несмотря на детский возраст, он запомнился очень хорошо.

В тот день ей подарили велосипед. Обрадовавшись новому велику, она слишком быстро разогналась и слишком много отвлекалась, воображая перед соседскими мальчишками. В итоге: падение через руль, сильный удар… и испуганные глаза бабушки, которая присматривала за внучкой. После возвращения домой и обработки всех внучкиных ссадин и царапин, немолодая женщина почувствовала себя плохо. Пришлось вызывать скорую помощь. Эрика не помнила всех подробностей, но именно с того момента бабушка стала другой – она уже резво не бегала за внучкой, не кружила её, как раньше. Родители говорили, что бабуле нельзя напрягаться и расстраиваться.

Многие годы Эрика винила себя в случившемся. Ей казалось, что именно из-за неё бабушка заболела. Став взрослой, девушка, конечно же, поняла, что дело было не в ней, а в болезни, которая всё равно проявила бы себя: не в тот день, так в другой. Но детский разум любит рисовать свои картинки происходящего и верить в них, поэтому, если бы первый сердечный приступ случился не на её глазах – пятилетней впечатлительной девчушки – то так было бы лучше для всех.

- Конечно, возможно. – Дед чуть затянул с ответом, давая Эрике возможность придаться воспоминаниям. - Но ты не станешь той пятилетней девочкой, не имеющей жизненного опыта, а будешь собой. И раз ты находишься здесь, то все изменения прошлого уже произошли (даже если они сейчас только в планах), и ты – их результат.

Раз всё было не так страшно, то девушка, не задумываясь, согласилась попасть в прошлое. Ей хватило всего нескольких секунд, чтобы предотвратить падение с велосипеда – достаточно было крикнуть: «Стой!», чтобы пятилетняя Эрика любопытно закрутила головой в поисках источника шума и вовремя затормозила.

- Ну, и каково твоё прошлое теперь? – вопрошал создатель. Тон его был то ли мудрым, то ли хитрым. Вопрос показался каверзным.

- Я переместилась к себе пятилетней и кое-что поправила, - находясь под впечатлением от произошедшего, восторженно, на одном дыхании, проговорила Эрика. – Прошлое стало другим, но я помню оба варианта развития событий. И теперь это перемещение – тоже часть прошлого. А я по-прежнему здесь и сейчас. – Девушка растерялась. – Получается, я не изменяю прошлое, а добавляю ему новых событий. Что бы я ни делала, это приведёт меня в настоящий момент – к себе сейчашней.

Всё это трудно укладывалось в голове, и нужно было достаточно времени и спокойная обстановка, чтобы попытаться понять, но, к сожалению, сейчас Эрика этим не располагала.

- Подождите, а если кто-то гипотетический переместится в прошлое и, предположим, не даст мне родиться. Ведь это всё изменит! Всё же эффект бабочки есть, но он – исключение из правил, а не правило.

Дед коснулся руки Эрики, и девушка вздрогнула от неожиданности, а потом вопросительно на него посмотрела.



Елена Чалова

Отредактировано: 02.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться