Твори добро и беги

Глава 33

Ещё раз попрощавшись, демон и его пассажир умчались прочь.

- Не Гелик, не Мурзик, - хихикнула Эрика, проводив взглядом автомобиль, который был не марки Mercedes. Не хотелось сейчас говорить о важном и серьёзном, это и так тяготило и рвало душу на части.

- Это было бы слишком банально и предсказуемо, - с ухмылкой ответил Мурсий.

Утро давно закончилось, уступив своё место дню. И если на восходе солнца казалось, что будет погоже и безоблачно, то теперь от этих надежд не осталось и следа, потому что небо затянули хмурые сине-серые тучи. Единственный плюс этой погоды заключался в комфортной тёплой температуре воздуха.

Парень и девушка вернулись на кухню, но Мурс там долго не пробыл, удалившись на второй этаж. Куда именно, Эрика уточнять не стала, посчитав это не вежливым. Ничего не оставалось делать, как рассматривать окружающие предметы, поскольку думать о проблемах она уже была не в силах.

Строгость обстановки в доме Мурсия не убивала уюта. На кухне, как и во всём доме (в тех местах, где девушке удалось побывать) присутствовал дизайнерский минимализм, но жилище было живым, обжитым, а не как на красивых картинках. Кое-где встречался лёгкий беспорядок: забытая одежда на кресле, чуть приоткрытый ящик комода и что-то торчащее оттуда – вызывающе яркое на фоне приглушённых оттенков интерьера, хаотично расставленные флаконы и прочие принадлежности в ванной, шоколадка с порванной обёрткой на тумбе у входной двери. И здесь, на кухне, можно было отыскать взглядом и пустую стеклянную банку на столешнице гарнитура, не вписывающуюся в стильный интерьер помещения, и стопку полотенец нелепой расцветки, небрежно брошенных на открытую полку. Но всё это, как ни странно, и создавало уют. Если у себя дома Эрика не любила подобный беспорядок и стремилась раскладывать всё по местам, то тут её не раздражал такой подход к быту и уборке.

Дом может рассказать о владельце больше, чем кажется. Этот коттедж мог бы быть правильным, почти идеальным, он имел все возможности для этого, но, как и его хозяин, не хотел таковым быть. Но именно это и цепляло, казалось изюминкой и воспринималось плюсом, а не минусом.

Когда Мурсий вернулся, то предложил выбраться на веранду. Вскоре по крыше застучали частые капли: насупившиеся тучи всё же пролились мелким и, по всей видимости, затяжным дождём. Но уходить с веранды не хотелось, дождик не мог добраться до зоны с креслами и диваном, и поэтому не создавал дискомфорта.

Эрика смотрела на профиль падшего ангела. Мурс был так задумчив. О чём он думал, наверное, было неизвестно даже создателю. Столько всего свалилось на этого парня. Пусть что-то и по его вине, но всё равно казалось, что незаслуженно. Сложная жизнь ломала его, делая ожесточённее, уча не доверять, не подпускать близко, не верить даже самым родным, но от этого Мурсий не становился хуже. Менялся – да, но не просто обзаводился неудобным для окружающих характером, а становился объективнее, мудрее, реальнее смотрел на вещи и не ждал добра, не разочаровывался этим ожиданием.

Тишина вновь не тяготила. Бывший ангел словно чего-то выжидал. Мог и не знать, как будет, но чувствовал. А Эрике оставалось лишь довериться его чутью. Она поднялась с кресла и уставилась на медленно намокающий знакомый куст сирени, на мангальную зону, которая находилась под крышей и потому пока выглядела сухим оазисом, на сизо-серое небо, которое всё сильнее хмурилось и темнело.

- Не хотел прерывать вашу молчаливую идиллию, но пришлось, - неожиданно раздавшийся голос заставил девушку вздрогнуть.

- Я ждал тебя, Рахсон. Знал, что придёшь, - спокойно ответил Мурс, даже не соизволив повернуть голову к гостю.

- Как вижу, ваши ряды редеют, - еле уловимо усмехнулся повелитель снов. Он попытался сказать фразу совершенно серьёзно, но не удалось.

- Камиль – слабое звено. А рисковать жизнью Идзи я не собираюсь. Поэтому они не здесь, - чётко проговорил Мурсий, наконец, повернувшись к собеседнику.

- А жизнью девушки ты решил рискнуть? – без шуток, недоумевая, спросил Рахсон.

- Девушка устояла против способностей, закаченных в чарм. Так что от твоих жалких сил точно не пострадает, - выдал бывший ангел и поднялся с места.

- Я же с миром пришёл, - вздохнул гость. – Всё ещё надеюсь на понимание. Хочу добиться от тебя обещания не вмешиваться. Перенастроить чармы я смогу только здесь, в других мирах слишком рискованно. Но ты же примчишься, возьмёшь их силу под контроль, уничтожишь меня… эх. Все планы насмарку.

- Так и будет. И ты сам знаешь, почему. То, что ты придумал, не решение твоей проблемы. Ничего не выйдет. Если люди, уничтожая всё на своём пути, не уничтожат и тебя, то это сделает Юнива и местный создатель. Ты не их сын, а всего лишь существо, слепленное в качестве эксперимента. Не знаю, по каким причинам они сразу не уничтожили тебя, а бросили на произвол судьбы. И лишь любовь строгой Юнивы к порядку заставила её найти тебе применение в мире снов. И благодаря этому все наивно считали тебя обычным представителем того мира.

- Знакомо, да, Мурсий? Говоришь вроде про меня, а и с твоей судьбой перекликается. Клянусь, я не хотел твоего уничтожения. Но план Филиппа был заманчиво прост, поэтому я не стал ему мешать. Выйдет – хорошо, не выйдет – решил, что попробую договориться с тобой. Но ты очень несговорчивый.

Эрика затаилась. От волнения она тяжело дышала и наблюдала за общением двух существ с широко распахнутыми глазами. В этот разговор нельзя было вмешиваться, оставалось лишь внимательно слушать.

- Я умный, Рахсон. Я внук создателя, а не его поделка, - падший откровенно дерзил. – Если ты хочешь затесаться в мои друзья, прикрываясь общими психологическими проблемами, то не выйдет. Мы разные. Как и мой дед, я не собираюсь вмешиваться в чужое мироустройство. Создатели много сил вложили, чтобы выстроить взаимодействие миров, а ты собираешься из-за своих надуманных страданий уничтожить чужой труд. Это нехорошо.



Елена Чалова

Отредактировано: 02.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться