Твоя любовь холодной бездной дышит...

Размер шрифта: - +

Глава вторая

Глава вторая

Вилда, положив под спину подушки, сидела на кровати. Сон никак не шел к ней, слишком много переживаний свалилось на неё сегодня. Вечером она ушла спать на женскую половину, хотя почти всегда оставалась в их общей с мужем спальне. Но вечером Ланко сказал, что раз у них в доме чужие люди, ей следует быть в женской половине дома, поближе к их девочке. Она хотела позвать к себе спать Агнию, но потом передумала. А вдруг муж всё же  придет среди ночи к ней? Всё-таки они не привыкли спать отдельно, и он и она всегда мучились вдали друг от друга, и редкая ночь проходила у них без любви и ласки, да и утро частенько начиналось с этого.

Ланко, её Ланко, влюбилась она когда-то с первого взгляда в пригожего, улыбчивого, весёлого парня, что нанялся к их отцу в караванную охрану. Так и любит до сих пор, и она ему люба доселе. И не упрекал он её никогда, что пустая она, не смогла родить ему дитя, всегда жалел, тешил и лелеял. И Агнию принял как родную, хоть и чужая она ему по крови. После смерти их с Ладомилой отца, взял на себя всё непростое и хлопотное торговое дело, что оставил им батюшка. И не упустил ничего, не разорил, учился на лету всему, ещё и приумножил со временем доставшееся наследство. Вилду радовало, что муж очень редко отлучался надолго. Он, в отличие от тестя, который жить не мог без того, чтобы самому отправляться в путешествия за новым товаром, нанял людей, которые за него это делали. Потому что любил жену, боялся за неё, и не мог быть долго с ней в разлуке.

Вилда тяжело вздохнула. Да, любви в их жизни было достаточно, а вот деток боги не дали. Вроде бы и она никогда не жаловалась на здоровье, да и у Ланко с мужской силой было всё хорошо, но вот ни разу не понесла Вилда. Вначале ждали, надеялись, потом по знахаркам-травницам да лекарям ходили-ездили, да всё без толку. Здоровая она, и у мужа всё хорошо, а вот не было у них деток и всё тут. Последние несколько лет уже и перестали ждать и надеяться. Агния стала им заместо дочери. И теперь придется её отдать, отпустить. Но они ведь знали, что это когда-нибудь случится. Но опять на что-то надеялись. И ведь прекрасно оба понимали, что Агнию всё равно, скорее всего, лучше отдать отцу, отправить в Ногутфьёр. Но пока она ещё маленькая, пока ещё возможно было, держали у себя. Вилда думала, что ещё хотя бы пару лет у них есть, но, видимо, боги распорядились по-другому.

Агния – их отрада, она скрашивала им с мужем бездетные годы. Но всё-таки эта радость с большой долей горечи. Ведь если бы не смерть сестры, то и не жила бы, скорее всего, девочка с ними. Так что их радость одновременно и горе для неё, Вилды.

Рано Вилда с сестрой остались без матери, умерла она, рожая недоношенного до срока третьего ребёнка. Остались девочки с отцом. А батюшка их занимался торговым делом, даже слыл удачливым купцом, привозившим редкие и дорогие товары из чужих краев, куда мало кто отваживался добираться. И мог он со временем уже нанять в подчинение торговых людей, а самому только прибыль считать. Но не мог сидеть дома Демир Коловран, манили его дальние страны, неизведанные земли, и оставлял он малолетних дочерей на нянек и родственников и пускался в путь.

А когда возвращался из дальних путешествий, Вилда и Ладомила с жадностью слушали рассказы тятеньки, дивились подаркам, что привозил он из чужих, а бывало и заморских княжеств, ханств и королевств. Но не только это привозил он издалёка, ещё Демир перенимал некоторые обычаи чужих земель. Например, давать образование девочкам наравне с мальчиками. И на своих дочерях опробовал это. Но не очень стремилась Вилда к знаниям, а младшая сестра усердно училась, надеялась со временем быть помощницей отцу, смутил Демир своими рассказами младшую дочь, заразил её жаждой путешествий. И стала уговаривать Ладомила отца, чтобы взял он её с собой в следующий раз.

Давно хотел побывать Демир Коловран в Ногутфьёре, что находился в трех тысячах верстах на осенник (северо-запад) от них, за густыми лесами, высокими горами. Не любили там пришлых, не всяких пускали они на свою землю, мало что поэтому было известно о Ногутфьёре. Да и жители этого королевства очень редко покидали его, и уж тем более ещё реже заходили так далеко, как в их княжество. Слухов о королевстве ходило много, в том числе и страшных – что живут там сплошь злые, темные колдуны, жаждущие людской крови. Но и другое говорили про Ногутфьёр – стоит на страже это королевство, охраняет весь мир от страшных, потусторонних чудовищ. И если бы не защитники из Ногутфьёра, давно бы в Явь пробились твари из бездны и все пали бы под их натиском.

И вот именно в этот далекий, загадочный и неизведанный Ногутфьёр отец взял с собой Ладомилу. И как ни уговаривала Вилда, как ни противилась этой затеи, не послушались её ни отец, ни сестра. В конце травеня (май) уехали они в сторону осенника (северо-запад), направляясь в Ногутфьёр.

Но не увидел больше Демир родного дома, умер в Ногутфьёре от чужеземной лихорадки. Ладомила тоже заболела, но выздоровела. И вернулась в княжество без отца, но не одна, а с супругом. А стал им наследник доминара, одного из семи соправителей Ногутфьёра. Нет, в Ногутфьёре и король сидел на троне, но, как рассказала ей Ладомила, ограниченный во власти, вместе с ним правили и доминары, они являлись советниками, правителями, самой высшей верховной властью. И очень не понравилась доминару Яльдиру возлюбленная сына из варварского далекого княжества, что на карте-то находилось с трудом. Но не послушался отца Эрмерик, даже угрозы лишить его титула, наследства и выслать из королевства вместе с невестой, или сгноить в темных казематах, не подействовали на него. Он женился по всем законам Ногутфьёра (потом они повторили брак уже по законам Криевии) и уехал вместе с женой, не ожидая, когда его изгонят с позором из королевства или закроют в сырых подвалах острожного замка.



Галина Турбина

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться