Твоя любовь холодной бездной дышит...

Размер шрифта: - +

Глава седьмая

Глава седьмая

Как только они скрылись с глаз отца Агнии, Далила не прекратила обнимать девочку.

— В этот дом мы перебрались совсем недавно, и ещё не совсем обжились тут, не всё облагородили, украсили, не завезли полностью мебель, что я заказала, не везде сделали так, как бы мне хотелось. Этот дом начал строить ещё твой дед, а твой отец забросил почти готовый дом, а когда женился, я настояла – новый дом нам нужен, и Эрмерик всё-таки достроил его, – рассказывала Далила, ведя Агнию по коридорам. – Старый замок ты тоже увидишь, он огромный, но, к сожалению, его невозможно протопить, там сыро, постоянные сквозняки делают жизнь там зимой невыносимой. Старые башни замка пытались как-то благоустроить, утеплить, но потом было принято решение – лучше построить новый дом. И вот мы теперь живем, в пусть и не очень большом, но теплом, удобном доме.

А для Агнии и этот дом тоже был неуютным и стылым. Она так и не сняла меховую легкую шубейку (никто и не предложил ей этого сделать, а ведь в доме тётушки верхнюю одежду снимали, входя в дом!), а ей не было жарко. Да и Далила одета тепло – в закрытом тяжелом платье, а сверху накинута длинная, почти до колен, отделанная мехом распашная тужурка без рукавов, в княжестве такую называли душегрейкой. Каменные стены и пол, по всей видимости, и в этом доме не держали тепло. Тогда как же должно быть холодно в старом замке! Сразу же вспомнилось уютное тепло деревянного дома, жар печи, согревающий в холодные длинные зимы. Даже в сильные морозы не ходили они по дому так тепло одетые.

Агния, следуя за женщиной, всё ещё переживала встречу с отцом, думала о своём, рассеянно рассматривая и слушая вполуха. Отец встретил её, как не родную, холодно. Хотя, конечно, отец ведь мужчина, и не должен был, вероятно, кидаться к ней с объятиями и поцелуями. Но ведь дядюшка тоже мужчина, однако, всегда находил для неё ласковые слова, а уж тем более, если не видел её сколько-то времени. А тут родной отец и не нашел для дочери ни одного ласкового слова, а ведь видел её первый раз в жизни. А эта чужая для неё женщина обняла, проявила внимание, Агния даже была немного благодарна ей, несмотря на то, что в улыбках и тоне её голоса она видела и слышала натянутость, наигранность. Но ведь жена отца и не должна с первого взгляда искренне полюбить её, ведь так же? Достаточно пока, если мачеха будет к ней относиться доброжелательно хотя бы внешне? И опять Агния возвращалась мысленно к отцу. А может, это она, Агния, должна была кинуться к нему в объятия? Может он ждал этого от дочери, а она-то ведь тоже стояла столбом, даже реверанс сделала с задержкой. Но она растерялась, ей всего двенадцать лет, она же ещё маленькая!

Наконец они пришли, Далила открыла двустворчатые двери и вошла внутрь.

— Это твои покои, Агния, – сказала Далила, оглядываясь на Агнию, – проходи, осматривайся.

Девочка, стоя на пороге, рассматривала большую комнату, из которой вели еще двери в другие комнаты. Здесь было более обжито, не так голо, как в коридорах, каменные серые стены прикрывали гобелены и картины. Застеленный коврами пол из наборного дерева, в отличие от каменного в коридорах, мягкие диваны и кресла, оббитые веселой пестрой тканью, жарко горящий огонь камина создавали уют.

— Ну же, Агния, заходите, не стойте, как столб, – проворчала раздраженно Каппельмер, подталкивая девочку в спину.

Агния бросила возмущенный взгляд через плечо – раньше Каппельмер не позволяла себе такого.

— Инкен, вы можете идти, – заметила Далила, даже не взглянув на свою родственницу. Далила взяла под руку девочку и вовлекла её в комнату.

— Но Агния без меня…, – попыталась возразить Каппельмер.

— Она прекрасно обойдется теперь и без вас, – соизволила обратить взор на женщину Далила, – для гувернантки приготовлены другие комнаты, на первом этаже, отправляйтесь туда. С вами я потом пообщаюсь…, когда выберу время.

Каппельмер присела в реверансе и, недовольно поджав губы, ушла.

— Правда, неприятная женщина эта Каппельмер? – заговорщицки прошептала Далила, наклонившись к уху Агнии.

— Да, нэлесса Каппельмер, возможно, и не самая приятная особа, – ответила Агния, отстраняясь немного от Далилы, – но она многому меня научила во время пути. И за это я ей благодарна. И почему она будет жить далеко от моих комнат?

— Агния, – вздохнула Далила, – она отрабатывала деньги, что ей заплатили, причем немалые деньги. И я намерена проверить досконально, чему тебя научила нанятая гувернантка, и выяснить – не ошиблась ли я в своём выборе. А наперед я хочу тебе сказать – ты намного выше по положению, титулу, происхождению многих в нашем королевстве. А с Каппельмер не стоит особо церемониться, она не далеко ушла от прислуги, и жить в этой части дома, предназначенной для семьи не должна.

— Но ведь она родственница моего отца, а, следовательно, и моя, – удивилась Агния.

— Что? Инкен Каппельмер родственница твоего отца? – в свою очередь удивилась Далила, и внезапно звонко рассмеялась. – Ах да Инкен! Это она так сказала?

— Да, она представилась родственницей доминара Яльдира.

— Она родственница моя, но такая далёкая, что даже не стоит придавать этому значение. Ну, хватит о ней, давай я лучше покажу тебе покои, где ты будешь жить. А завтра я проведу тебя по всему дому, познакомлю с другими обитателями, сегодня уже поздно.



Галина Турбина

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться