Твоя любовь холодной бездной дышит...

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая

Глава одиннадцатая

Войдя в свою гостиную, она обнаружила там мачеху.

— Как ты? – спросила Далила, резко вставая с дивана и подходя к Агнии.

Девочка не стала ничего отвечать и направилась в спальню. А там, на кровати увидела разложенное пышное, красивое платье белого цвета.

— Я так понимаю, это мое подвенечное платье? – спросила Агния, обращаясь к мачехе, зашедшей вслед за ней.

— Да, девочка моя. Это платье я стала готовить, как только узнала о том, что мой муж намерен выдать свою дочь за моего сына, – виновато улыбаясь, ответила мачеха, – мы почти угадали с размером, думаю, подогнать надо будет совсем немного.

Это было последней каплей, Агния села прямо на пол, закрыла ладонями лицо и разрыдалась.

— Я не хочу-у-у-у за-а-а-а-му-у-уж, – ревела девочка.

Далила опустилась рядом с Агнией и прижала её к себе.

— Ну что ты, что ты, успокойся, девочка, – увещевала Далила Агнию, гладила её по голове, спине, прижимала к себе, – не надо так, ведь это не конец же жизни.

Агнию так давно никто не обнимал, не утешал, не жалел, не выслушивал её страхи! Она так устала быть взрослой. Единственный человек, кто последние месяцы относился к ней с теплотой, уехал, не попрощавшись.

— Как он может та-а-а-к со мной, – сокрушалась Агния, плача и прижимаясь к мачехе, – ведь сам жени-и-и-лся когда-то по любви, он люби-и-и-л мою мать, бросил ради неё всё. А меня совсем не любит, я ему чужа-а-а-а-я, он сам так сказал. А раз я чужая, то со мной можно не церемониться, так что ли? И я-я-я ещё м-а-а-ленькая, мне рано замуж, и жених мне не нра-а-а-вится.

— Вставай, девочка, не надо сидеть на холодном полу, ну, же, вставай, мне тебя не поднять, — уговаривала Далила, пытаясь поднять Агнию с пола.

Всхлипывая и подвывая, Агния встала и в обнимку с мачехой села на кушетку.

— Ну всё, всё, успокойся, не плачь, а то покраснеют глазки, опухнет личико, а невеста должна быть красивой.

— Не хочу бы-ы-ы-ть кра-а-а-сивой невестой, – опять плакала Агния, – не хочу замуж. Я же только что приехала, даже из дома ещё не выходила, и вдруг сразу замуж.

— Твое замужество пока пустое, видимость, оно в ближайшие годы никак не будет влиять на твою жизнь. А завтра я тебе начну всё показывать, рассказывать, и королевский двор весной мы посетим, надо тебя представить королю. Ты будешь жить, как принцесса, мы будем тебя баловать, наряжать, я так уж точно, всегда мечтала о дочери, и вот у меня появилась ты.

— Мы поедем к королю? – всхлипывая, спросила Агния.

— Да, поедем,– улыбаясь, подтвердила Далила, – нашьем нам кучу красивых нарядов и поедем. Королевский двор славится балами и маскарадами, там всегда весело.

— Балы и маскарады? Но я не умею танцевать.

— Научишься, у нас вся зима впереди.

— А… а… а… Пэтрик тоже поедет с нами?

— Нет, – сникла и перестала улыбаться Далила, – он не поедет ко двору, он в ближайшее время отправится в другое место, и надолго.

— То есть он не будет здесь жить эту зиму?

— Он уедет весной,– вздохнула Далила, – и его не будет несколько зим, а так же и вёсен, и осени, и лето.

— Из-за меня его отсылают? Я в этом виновата? – отстраняясь от мачехи, спросила Агния.

— Виноват он сам, – ответила Далила, опять обнимая Агнию и прижимая её к себе, – ты не обращай внимания на моё настроение. Каким бы Пэтрик не был, но он мой сын, единственный. Я умом понимаю, что это должно пойти ему на пользу, что он мужчина, и должен через это пройти, но сердце…, оно болит за него.

— А куда его отсылают? – тихо спросила Агния, уже догадываясь об ответе. – На Рубеж?

— На Рубеж, – подтвердила мачеха. – Но не на передовую заставу. Он будет служить в крепости Хардер, это вторая линия обороны, но туда давно не пропускали чудовищ, всё заканчивается уже на первой линии. И крепость считается самой защищенной цитаделью в Ногутфьёре.

— Но он же ещё мальчик! Как он может служить?

— Нет, он почти мужчина, ты же знаешь, что у нас совершеннолетие наступает рано, а ему через два месяца исполняется шестнадцать. А в давние времена и в меньшем возрасте сражались против полчищ чудовищ. Все благородные нэссы должны пройти службу на Рубеже, исключения редки. Пришло время и моего сына. Конечно, можно было и надо бы подождать с этим пару лет, ведь сейчас нет войны, но так решил твой отец.

— Но почему решает отец? Ведь опекун Пэтрика, как я поняла его дед, – удивилась Агния, уже давно перестав плакать.

— Вечером это изменится, когда Пэтрик женится на тебе.

— Ещё один повод нам не жениться.



Галина Турбина

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться