Твоя любовь холодной бездной дышит...

Размер шрифта: - +

Глава двадцатая

Глава двадцатая

Подходя к малой гостиной, Агния услышала голоса, и невольно замедлила шаг. Дверь оказалась приоткрытой и, заглянув осторожно в щель, она увидела отца и Мёрка, сидящих за низким столиком с расставленными на ней фигурами. Видимо, они играли в недавно ввезённую в Ногутфьёр игру.

— Ты почему тянешь? – раздраженно спросил отец.

Агния уже хотела распахнуть дверь и войти, но застыла от следующих слов отца:

— Когда ты уже уложишь её в свою постель, ну, или окажешься в её?

— Не торопи меня, Эрмерик, – услышала ответ Мёрка Агния.

— У нас нет времени на дальнейшие церемонии! – раздраженно воскликнул отец. – Неужели же так трудно переспать с неискушённой девчонкой, влюбленной в тебя до потери сознания!

Агния прижалась спиной к стене рядом с дверью, боясь вздохнуть. Видеть их она уже не видела, но и они не могли её случайно заметить, зато она их прекрасно слышала.

— Не забывай, что мы говорим о твоей дочери, а не о шлюхе!

Агния услышала грохот, видимо, это разлетелись фигуры, сброшенные со столика.

— Я не забываю, потому и затеял всё это!

— Что-то случилось? – Агния услышала в голосе Мёрка напряжение.

— Да! – гаркнул отец. – Этот проклятый мальчишка перевелся в крепость, и я ещё по этому поводу разберусь со своим командующим участка Рубежа Яльдир. Пэтрик снял в крепостном городе большой дом. И предполагаю, вскорости наведается сюда, чтобы забрать Агнию.

Агния чуть не присела от страха у стены.

— Это на заставу нельзя привозить семью, – продолжил отец, – а в крепости такое возможно, и даже поощряется. А ты тянешь!

— Но ты же можешь не отдавать дочь, когда он приедет.

— Я тоже так думал раньше – что он может против меня! Ну, дам пару подзатыльников и поставлю на место, если вдруг ему придет в голову возразить что-то мне. Но всё изменилось! Во-первых, они оба совершеннолетние, она его жена по закону, и теперь в его власти. Во-вторых, если он с легкостью разбирается с чудовищами из разлома, то справлюсь ли я с ним? Большой вопрос! И, в-третьих, он вдруг стал другом принца! Даже не спрашивай, как так получилось! Но принц наш обещал ему, что отслужив положенное в крепости Хардер, заберет Пэтрика ко двору и сделает его начальником своей охраны. О, как!

— Но разве принц служит в крепости Хардер?

— Да, одьюл его побери! Папочка за какую-то провинность сослал его туда с целью исправиться. Если Пэтрику удастся увезти Агнию, она должна уехать  с ним уже беременная. От тебя, Мёрк! От тебя! Мы договаривались, что ты соблазнишь Агнию, и что ребёнок должен быть от тебя, а не от Пэтрика. А что делаешь ты? Играешь? Забавляешься? Всё! Времени нет совсем! Чтобы в ближайшие пару дней уложил её в постель! Иначе это сделает первым мальчишка, а мне внук от него не нужен!

— А ты не думал, что будет с Агнией, когда Пэтрик поймет, что она беременная не от него?

— Ерунда! Женщины умеют задурить голову мужчинам. Она умная девочка, если захочет, убедит Пэтрика, что это он отец её ребенка. Тем более, с её-то даром это будет сделать легко.

Агния затрясло от ужаса и отвращения. Первым порывом было влететь в гостиную и всё высказать и отцу и Мёрку, но она остановилась, услышав страшные слова отца:

— Если соблазнить не в состоянии, можешь хоть силой взять. Самое главное, чтобы она оказалась беременная от тебя, а не…

Агния услышала грохот, звуки ударов, яростный крик Мёрка:

— Сволочь! Как ты можешь так со своей дочерью! Это не в Пэтрике сидит одьюл, а в тебе! Вставай! Защищайся!

— Нет, я не буду драться с тобой, Аннерс, – услышала Агния глухой голос отца, – ты прав, я сволочь! Что-то меня не туда занесло.

Агния услышала тяжелые шаги, но не успела убежать, дверь распахнулась.

— Агния… – обречённо произнес Мёрк, увидев её, – ты всё слышала…

— Как ты мог?! – она отлипла от стены и попятилась от Мёрка. – За что ты так со мной?

— Агния, прошу тебя, подожди, всё не так, как тебе представляется, – с отчаяньем в голосе и глазах произнес Мёрк, делая медленные шаги к Агнии.

— Не подходи! – крикнула Агния, продолжая отступать.

В проёме дверей появился Эрмерик, зажимая рукой нос, сквозь пальцы сочилась кровь.

— Агния, – произнёс он гнусаво, – мне жаль, что ты это услышала. Но я так совсем не думаю, и насилия над тобой не допустил бы. Это отчаянье говорило за меня. Прости, дочь. Ты должна меня понять…

— Опять понять и простить? Который раз, отец? Я для вас игрушка, вещь, которой можно распоряжаться по вашему усмотрению? Или я просто сосуд для вынашивания ваших наследников? Если была бы жива мама… она не допустила бы этого.



Галина Турбина

Отредактировано: 27.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться