Твоя любовь холодной бездной дышит...

Размер шрифта: - +

Глава тридцать четвертая

Глава тридцать четвертая

Агния весь день ходила, как пришибленная, всё валилось из рук. Она опять и опять вспоминала разговор с отцом, перебирала в голове всё, что говорил Пэтрик до этого. Сравнивала их слова и приходила к неутешительному и страшному выводу, что отец может оказаться прав.

Один раз ей даже пришла в голову мысль: убежать, скрыться от Пэтрика, забыть его, как страшный сон. Но нет, она так не сделает. Если бы отец рассказал всё до того, как Пэтрик забрал её, она, пожалуй что, так бы сделала. Но не сейчас. Сейчас она не может сбежать, оставить Пэтрика одного с его проблемами, с его бедами, что он, судя по всему, натворил не совсем осознавая последствий. Может быть, они вместе найдут какой-то выход из всего этого. Но ей требуется правда, она жизненно необходима ей и ребёнку.

Агния вспомнила когда же у неё были женские дни, по всему выходило, что почти месяц назад последний раз. Так что она может и быть беременной, а, возможно, и нет, всё выяснится в ближайшие дни.

Но в любом случае, им надо поговорить, всё выяснить между собой. Но, боги, как же больно и обидно было думать, что Пэтрик последнее время притворялся, и на самом деле он всё такой же гнусный и противный, а теперь ещё и подлый, если подтвердиться всё, что рассказал, вернее, предположил отец. А то, что он вдруг стал приятным, заботливым, можно объяснить тем, что он делал всё, чтобы приручить её, привязать к себе, а не потому, что…  А почему же ещё он это делал? Потому, что любит её? Или потому, что хочет нормальную семью, любящую и любимую жену? Или он на самом деле заботливый, милый временами, способный выслушать её, пойти ей навстречу? От всех этих сомнений можно сойти с ума! Как же дожить до завтра, когда появится Пэтрик? И в то же время ей было страшно и хотелось, чтобы завтра никогда не наступало.

 Безрадостные, навязчивые мысли и душевные терзания почти свели её с ума. От обеда она хотела отказаться, но тэрреса Зимен настояла, чтобы нэлесса Агния поела, ибо негоже ходить голодной, тем более, что завтрак она не съел,. Вздохнув, Агния поплелась вслед за хозяйкой в столовую, где был уже накрыт то ли поздний обед, то ли ранний ужин.

Но не успела Агния сесть за стол, как услышала голос Пэтрика.

— Агния! Где ты? – кричал он на весь дом.

Дверь в столовую открылась резко нараспашку и появившийся на пороге Пэтрик выдохнул облегченно:

— Агния… ты здесь…

— А где я по-твоему должна быть? – напряжённо спросила Агния.

Он подошёл к Агнии, наклонился и чмокнул её в щёку.

— Тэрреса Зимен, – выпрямившись, обратился Пэтрик к застывшей хозяйке, – дальше мы сами… вы можете идти.

Тэрреса Зимен засуетилась:

— Да, да, конечно, я уже ухожу.

Хозяйка ушла, а Пэтрик прошёл к столу и сел на стул.

— Чем ты сегодня обедаешь? А что стол накрыт на одного? Тогда поделишься своей едой?

— Ешь, у меня нет аппетита совсем, – произнесла Агния, подвигая Пэтрику свою тарелку.

— И почему же у тебя нет аппетита, Рыжик? Кто тебе его испортил? Уж не отец ли? – спросил Пэтрик, не прикасаясь к еде.

— Да, отец был здесь, он, кстати, сказал, что ты вернёшься только утром следующего дня.

Агния поморщилась от звука пододвигаемого к ней стула.

— Рыжик, – наклонился к её лицу Пэтрик, – как ты думаешь, почему я поспешил к тебе, как только узнал, что доминар Яльдир направился в крепость?

— И почему же? – спросила Агния, глядя в глаза Пэтрика.

— Я испугался, что он заберёт тебя, – проговорил тихо Пэтрик, протягивая руку к лицу Агнии и заправляя локон за ухо, проводя кончиками пальцев по её щеке, – что он опять придумал какую-нибудь интригу.

— Да, он предлагал мне уехать с ним, – призналась Агния, отталкивая ладонь Пэтрика от своего лица.

— Я так и знал! – зло воскликнул Пэтрик, – И что же он придумал? В каких грехах меня обвинил?

— Пэтрик, нам надо серьёзно поговорить, но без твоего созерцателя. Ты понимаешь о ком я?

Пэтрик опять со скрежетом подвинул стул уже впритык к стулу Агнии и, обняв за талию, прошептал ей на ухо:

— Может после того, как немного пошалим? Я так соскучился.

— Нет, не после, и не вместо, – сказала Агния, сбрасывая руку Пэтрика со своей талии и вставая со стула.

— Ну-у-у, Рыжик… – протянул разочарованно Пэтрик.

— Я пойду, посмотрю, ушла ли хозяйка, а потом вернусь и мы серьёзно поговорим. И ты должен быть со мной откровенным и… без этого твоего… второго…

— Что-то мне это очень не нравится, – нахмурившись, ответил Пэтрик.

Агния, убедившись, что тэрреса Зимен ушла, вернулась в столовую, закрыла плотно дверь и, взяв стул, села по другую сторону стола от Пэтрика. Он мрачно наблюдал за ней.



Галина Турбина

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться