Твоя Мэри

Размер шрифта: - +

Глава десятая

ГЛАВА X


Переключение плана.

— Потом такой момент настал, интервью плавно перетекло в репортаж.

Разворачивает камеру на себя. Иногда записывает выдаваемые Мариной жесты, это с ее стороны лучше, чем перебивать.

— Марина мне запомнится как хороший партнер, хотя сначала я относился к ней скептически. Я откликнулся на объявление, нужно было написать музыку на слова. С этой работой я справился, потом она мне объявила дальнейшие условия.

Марина предложила мне сотрудничать по схеме: я, она, третьи музыкальные лица. Эта идея мне не нравилась, потому что тут появляются широкие возможности для обмана, — Марина пожимает плечами. — Да она с ними разделит доход, а мне будет платить объедки, — Марина отрицательно поворачивает головой. — Я неохотно соглашался, согласился только для того, чтобы за треки хотя бы нормально заплатила, — Марина поднимает большой палец. — А было такое условие — на «нет» и оплаты нет, ей нужно было понять, берусь или не берусь, — Марина одобрительно кивает головой. — Значит, согласился. Я сам предприниматель и в любой момент времени могу договориться об увеселительном мероприятии и тут уже она не начальник, я сам распоряжусь своим доходом. Но я решил не делать поспешных выводов и дать ей время атаки, скажем так. Словом «атака», ди-джеи называют время звучания звукового фрагмента одного удара до его затухания. Как она себя проявит за это время — так с ней и продолжу сотрудничество. Рассмотрение возможностей сотрудничества не означает отказа от собственных потребностей. Нужен был какой-то алгоритм, чтобы Лохово-Зуево отличить от нормальных партнеров, и я решил вот что. Если у нее появляются подозрительные браслеты, цепочки, а мне она платит ниже среднего, то значит я в Лохово-Зуево, — Марина крутит у виска. — Завтра расторгают неэффективный договор и пусть себе ищут другого идиота.

Но на самых первых концертах, я заметил, что девушка из группы, с которой мы сотрудничали, все время прикрывает рот ладошкой. И вообще, стоит себе спокойно, только Марина потеет и убивается. Я не мог не спросить: что, ты и эти музыканты даже не знакомы? — Марина одобрительно кивает головой. — И она мне говорит: «Нет, чисто коммерческие мотивы». Я говорю: «Лохотрон тоже всегда чисто из коммерческих соображений складывается», — Марина закрывает лицо ладошкой. — Она отвечает: «Лохотрон? Да не гони». И я говорю: «Вот это я уже понял».

Так началось наше сотрудничество. Нельзя сказать, что сотрудничая с этой группой, мы лоханулись. Лохануться — это работать на максимум при низких ценах. Я бы сказал, что нас прессовали. Нам платили, мы работали. Марина выучила их тексты, я занимался микшированием, подбирал атаки. А вот оригинальные авторы текстов на них забили, их участие практически свелось к нулю. А если ты честный партнер — будь добр выполнить свою часть сделки.

Потом Марина стала работать над своими песнями, их столько накопилось, что мы на этих псевдопартнеров забили и все последующее время, включая и до сих пор, даем собственные концерты. Марина уходит после полутора часа, а я остаюсь до пяти. В первые часы я могу импровизировать с семплами и атакой, а в последние просто играются мои лучшие треки, которые выручали меня не раз. Мне хотелось соответствовать ее уровню. Вот так вот и играли. Сначала было нелегко, думаю она согласится, — Марина кивает головой. — Вот, что и требовалось доказать. Когда я услышал от нее истории сотрудничества с другими музыкальными коллективами, то я забыл кто я, что я. Если я ее брошу также, как другие, то я буду хуже всех их вместе взятых.

Но сейчас все изменится. Просто, я не хочу популярности — она хочет. Мне и тут хорошо. Это не означает, что я ее бросаю без денег — отыграем еще несколько концертов, а может и больше. Пока с ней заключат договор. Она оценивает свои шансы как два к одному. Не заключат одни, так заключат другие. А если вообще не примут — буду рад ее снова видеть тут.

— Вставлю, пожалуй, свои пять копеек. Даже несмотря на то, что мы работали вместе, каждый из нас старался заработать еще больше, чем зарабатывал сейчас. Ты это кино начал делать, я начала стремится на большую эстраду, на радиостанции.

— Что касается кина, то если бы ты осталась, я бы поделился сборами. Я, как всегда, не жадный, в отличие от некоторых.

— Но прошло два года, я решила что это пройденных этап, нужно двигаться дальше. Закономерный этап.

— И, конечно, самое главное. Мы прощаемся, но это еще не значит, что мы остаемся врагами. Если понадоблюсь, ты знаешь, как меня искать.



Roman Boukreev

Отредактировано: 28.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться