Твоя Мэри

Размер шрифта: - +

Глава восемнадцатая

ГЛАВА VIII


Закадровый голос.

В начале две тысячи восьмого было объявлено о свадьбе. Началось это с влюбленности. Было совершенно ясно, что Марина влюбилась в своего звукорежиссера, а тот, соответственно, наоборот. Она стала бывать у него в гостях. Разумеется, первым об этом узнал коллектив. Особенно интересна реакция Жени. Тот, без всяких, что называется, понтов, как-то зашел и спокойно предложил остаться друзьями. Ему вмешиваться в эту романтику ни к селу, ни к городу.

Когда уже решили, что к чему — Марина дает большое интервью прессе. При этом, она заявляет, что давать дополнительных комментариев средствам массовой информации не будет. В том числе о том, где планируется провести мероприятие. Таким образом, если раньше находились люди, которые верили в те старые слухи, то теперь-то желтой прессе, так просто наколоть народ посредством злоупотребления доверия не удастся. Впрочем, она еще заговорит, но это немного позже.

Хотя полностью избавиться от надоедливых репортеров не удалось.

— Ты ведь знаешь, что «Программу Максимум» закрыли? А как думаешь, почему?

— Потому что Катя Гордон пожаловалась на сюжет о самой себе, который ей же и был написан?

— А вот и нет. «Программу Максимум» закрыли, потому что открылась «Программа Минимум».

— Насколько я знаю, и «Программа Максимум» не отличалась высокохудожественным содержанием. И что же тогда в «Минимуме», Стас?

— Ну, я могу сказать, что видел там сюжет о каком-то кабане, а вместо головы у него был бесплатный «вай-фай». И вот после такого содержания «программа Максимум» себя исчерпала. Теперь они звездами никого не удивят!

Вытеснение.

Закадровый голос. Конечно, не было никакого кабана, но было бы еще смешнее, если бы это было правдой. Появляются слухи о том, что Марина находится в интересном положении. Ну, с премией это полный бред, а это другой разговор. Тут же в народе начинается болтовня: а может это правда? Сплетни официально подтверждаются только через пару месяцев.

— А чего не сразу?

— Я не очень оперативно слежу за прессой, я просто не успеваю следить за всем, что выходит из печати. Менеджеры тоже СМИ не мониторят и работа с прессой предназначена для организации интервью или уточнения каких-то вопросов, связанных с делом. В частности, принадлежит ли нам какая-то песня или это фейк.

— А ты могла бы выпустить интервью, типа вот это вчера был вечер. И слухи были бы никому не нужны.

— Да не такой я человек. Просто я думаю, включение из-под одеяла нужно оставить при себе. К тому же, сама и говорила, что никаких дополнительных комментариев не будет. Но тут, раз уж появились эти слухи, то что томить людей?

— Чем же тогда обосновано участие в обнаженной эротической фотосессии? Зачем певице, позиционируемой как подростковой, работать на другую аудиторию?

— Разумеется, я не сразу на это решилась, они уже долго предлагали. Но в конце концов, эротика — это ведь не переспать на камеру. Еще непонятно кто из нас отступает от принципов. То ли ты. Сначала спросивший, почему я не пересказала все интимные подробности нашей семейной жизни, а теперь строящий из себя такого святошу. То ли я, кто спать на камеру не будет в любом случае.

— Впрочем, я не думаю что будь я святошей, религия не запрещала бы мне констатировать, что на одной передаче с твоим участием, подростки сами начали эту тему. Как прокомментируешь эту ситуацию, откуда такие парни, вроде них вообще берутся?

— Оттуда, — второй средний план, показывает на живот.

— Нет, что «оттуда» — это мы знаем. А конкретно?

— Думаю, это у них нужно спросить. Эти же журналы не из школьной библиотеки. Но как будто мы раньше Стас, не ругали своих родителей половыми глаголами? Это для многих не является какой-либо тайной. Если подросток — только трудный, я еще никогда не видела простых.

Помню в «Эскимо» спор один был. Короче, фильм один смотрели, какая-то комедия была американская, самая обычная, тупая, пошлая, но тогда было смешно. Это был первый месяц с друзьями. Прихожу, у них спор: «А вдруг из-за таких комедий, она к нам отнеслась несерьезно, как к болванам каким-то?»

Спорили не спроста, я притормозила из-за того, что меня дико подвела ручка. Там, собственно, не столько примеры решала, сколько заставляла ее обратно писать. А они решили, что это связано с этим фильмом. Прихожу, первым же вопросом следует: «Колись, чего надумала?». Я, конечно, туплю, о чем они вообще говорят, в чем я могла провиниться-то? Потом ситуация проясняется, и когда я объясняю истинную причину своей задержки, раздается дикий хохот.

Хохот спадает. Кто-то из друзей говорит, что надо бы эту кассету теперь поставить сейчас. Я говорю: «Да не хочу я повтор смотреть, не интересно». Следует утверждение, что «эта кассета» — совсем не та кассета, о которой я подумала, — смеется. — Фраза «эта кассета» подразумевает ленту, в самом начале которой, на несколько секунд мелькает пикантный кадр, потом идет относительно нормальное кино. Там был фильм «Звездный десант». Говорят мол, ну теперь мы знаем, что ты не обидишься за этот кадр, это вообще не часть фильма, а по техническим причинам. Я говорю: «Ладно, ладно, не извиняйтесь». На самом деле, каждый — кто был подростком, может рассказать историю наподобие.

Закадровый голос.

Как-то так получается, что ей всегда удавалось сочетать, казалось бы, не сочетаемое. Она может холодно реагировать на ситуации, где другая бы лила слезы. Она живет и занимается воспитанием ребенка за свой, а не чужой счет. Или например, будучи подростковой певицей, снимается обнаженной для мужского журнала для взрослых. Ты не поверишь, в интересном положении!



Roman Boukreev

Отредактировано: 28.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться