Твоя моя сила

Размер шрифта: - +

Глава 23

Ещё не открыв глаз, я ощутила внутренним чутьём некое спокойствие и умиротворение, приправленное тоскливым ароматом одиночества.

- Ювиль, - Аврин слегка сжал мои пальцы, по-прежнему  находящиеся в его ладони. – Где мы?

- У меня дома, - произнесла я и только потом подняла веки.

Мы стояли в кухне и по совместительству гостиной на первом этаже. От большого окна на пол падал прямоугольный вытянутый солнечный след, в котором искрящимися точками танцевала пыль. На прибранном разделочном столе в глиняной узорчатой вазе стояли три цветка на длинных стеблях. Печь с толстой чугунной плитой отдавала холодом, а не теплом. На вытянутом диване, заправленном коричневым пледом, лежала кошка Мура, она внимательно наблюдала за нами.

Мама, скользя ладонью по гладкой периле, спускалась вниз по лестнице. На красивом лице сияла улыбка, которая уничтожала все морщинки, омолаживая его.

- Мне даже нечем вас накормить, - без какого-либо удивления с лёгким сожалением сказала мама. – Но бакалейная лавка ещё открыта. Да и в пекарне пироги, возможно, не все раскупили.

Я попыталась сдержать вздох облегчения – мама осталась такой, какой я её знала: полна сил и уверена в себе. Каким же волевым должен быть её характер, позволяющий изо дня в день носить эту маску?

- Здравствуйте! – Аврин шагнул вперёд, расцепив свои пальцы, и отвесил лёгкий поклон.

- И тебе привет, маг, - мама остановилась на последней ступени, указала кивком головы на диван. – Присаживайтесь. Вижу, Ювиль шатает, как деревце в ураган. Да и ты выглядишь, словно сразился с парой оркитов. Я сделаю лечебный настой.

Аврин опустился на диван, потревожив Муру. Та спрыгнула на пол и принялась тереться о ноги парня. Я, сняв со спины мешок Фирналя, села рядом с магом. Слабость, действительно, коснулась меня, но не так настойчиво, как это было при перемещении в Рилан. От радости я не замечала головокружения и терять сознание не собиралась. Увидеть маму после столь долгой разлуки, за время которой в моей жизни случалось в основном горе, - разве можно вообразить большее счастье? По сравнению с ним меркло всё остальное, даже недомогание.

 

- Графин полон, а в миске раствор для промывки ран, - кажется, я задремала, а мамин голос ласковым ветерком пробудил меня. – Я схожу за продуктами, а вы лечитесь.

Мама накинула на плечи воздушный шарф и, взяв плетёную корзину, вышла из дома.

- Чудесная женщина, противоположность Вуиры, - подметил Аврин. Я поняла, что он на меня не злится за неточное заклинание.

- Они были подругами, - я поднялась с дивана и прошлась к столу. Для начала налила в стаканы настой из хрустального графина, отнесла один магу, из другого выпила сама. Прохладная жидкость приободрила с первого глотка. 

- Как твоя нога? – я взяла миску и оставленный мамой белый чистый лоскут ткани.

- Не болит, - другого ответа я и не ожидала.

- Позволишь мне тебе помочь?

- Честно говоря, это будет замечательно, - Аврин не стал юлить и притворяться.  Поединок с демоном, безусловно, отнял много сил. А потом ещё гонка в лесу. Впервые я имела перед магом преимущество, впервые не он, а я исполняла роль спасителя.

Обмакнув край сложенного в несколько слоёв лоскута в зеленоватый раствор, я аккуратно провела им по щеке парня. Края пореза неровно прилегали друг к другу, образуя на гладкой смуглой коже вздувшиеся бугорки.

- Останется шрам, - равнодушно произнёс Аврин. Я нервно сглотнула и переключилась на руку парня. Размотала старую повязку. Она скрывала колотую глубокую рану вдоль плечевой мышцы. Промыв её, я сделала новую перевязку.

- Снимай рубаху, - деловито потребовала я, боясь, что маг различит дрожь в моём голосе.

- Хах, а я и не знал, что у поединков бывают такие прелестные последствия, - говорил Аврин серьёзно или шутил - я была не в состоянии понять. Вид его накаченного обнажённого тела заставил голову идти кругом. Маг вытянулся на диване. Я, склонившись над ним и затаив дыхание, провела мокрым краем лоскута по царапине, оставленной на рельефном животе. Казалось, остриё клинка не смогло причинить сильный вред мускулистой плоти. Я насчитала на торсе и груди парня девять тонких порезов. Пока их обрабатывала, случайно касаясь пальцами тёплой кожи, Аврин уснул. Пришлось повозиться, чтоб осторожно задрать распоротую штанину. Оказалось, маг хромал из-за сильно ушиба колена. Его я натёрла мазью, которая стояла на полке средь остальных лекарственных средств.

Проявлять заботу о таком гордом и красивом представителе мужского пола было сплошным удовольствием. В каком-то безумном порыве мне захотелось даже поцеловать каждый порез на его теле. Но, сдержавшись, я лишь укрыла его пледом и, взяв из угла мешок Фирналя, поднялась в свою комнату.

Здесь ничего не изменилось. Мама поливала цветы на подоконнике, и они встретили меня приятной зеленью и готовыми раскрыться маленькими бутонами. Не было слоя пыли на комоде и прикроватном столике, а постельное белье пахло недавней стиркой. В чудесном расположении духа я замерла напротив зеркала. Настроение моё ухудшилось. Я и забыла, что совсем недавно подверглась варварской стрижке. Короткие волосы клочками торчали в разные стороны, среди них виднелись хвойные иголки. Только спереди остались два длинных локона, которые, видимо, выбились из косы раньше, чем Фир её отрезал. Теперь я как никогда раньше походила на мальчика-подростка.



Александра Чупина

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться