Ты гибель моя!

Размер шрифта: - +

Похищение

Эсмеральда любила гулять по ночному Парижу. Такому безлюдному, тихому, спящему. Огней в домах не было, улицы освещали лишь луна и звезды. 

Цыганка любила гулять по улочкам старушки Ситэ, где располагались церкви, и по Городу, в котором находились дворцы. Конечно, излюбленным местом девушки был город Ситэ, в котором находился Собор Парижской Богоматери. И сейчас черноволосая красавица направлялась именно туда. Прячась от ночной стражи под арками дверей жилых домов, девушка дошла до моста Менял, где решила остановиться. 

Перед Эсмеральдой открывался прекрасный пейзаж двух берегов Сены. Луна была в эту ночь большой и яркой. Белая спутница Земли освещала все крыши домов, воду, шпили башен и саму девушку. Несколько серых, легких облаков медленно плыло по небу, скрывая за собой Луну. Звезды были похожи на маленькие факелы. 

Цыганка вздохнула, любуясь красотами ночной Франции. Ей хотелось петь, но девушка не хотела будить горожан. Она лишь в полголоса мурлыкала песню, которую пела ей в детстве цыганка, воспитавшая ее. 

– Как прекрасна ночь, и в тиши ночной льется звездный дождь на уснувший мир, на мир земной... – напевала Эсмеральда. 

Вдруг ее пение прервала Джали, сопровождающая юную цыганку на протяжении всей прогулки. Красавица обернулась к козочке и увидела перед собой кривую тень. Лица этой тени видно не было: капюшон закрывал ее всю, оставив лишь черный силуэт. Этот призрак стоял не шевелясь, казалось, это была статуя. Эсмеральда сделала пару шагов назад, прищурившись и нарушив молчание:

– Кто ты? Отвечай же!

В ответ на приказ тень двинулась на цыганку, протянув к ней свои огромные руки. Девушка пятилась назад, уже держа в руке нож. Черный призрак остановился в недоумении. Козочка Джали выскочила вперед перед хозяйкой и наставила на врага свои рожки. Эсмеральда оглянулась, ища поблизости стражу, но никого не было рядом. Девушка понимала, что придется справляться с этим горбатым, судя по силуэту, чудовищем в одиночку. 

Цыганка сделала еще пару шагов назад, но попала в другую ловушку, в другие, словно капкан, цепкие руки. Черноволосая девица быстро обернулась, но увидела только еще один черный силуэт, но более прямой. Она стала дергаться, вырываться, пытаясь размахивать ножом перед первой тенью, которая схватила Джали и крепко сжала бедное животное в своих лапах. 

Эсмеральда кричала, звала на помощь, но улицы были пусты. Она отчаянно размахивала руками и ногами, но все было бесполезно. В последний миг, когда цыганка почти сдалась, откуда-то из улочек выскочил один из ночных стражей, а за ним еще двое. Увидев спасителей, девушка закричала и дернулась к ним. 

Стража бросилась на помощь бедной девушке, которая снова начала бороться с похитителями за свободу. Один белокурый страж ударил рукояткой меча нарушителя, державшего Эсмеральду, с такой силой, что тот взвыл и, отпустив Эсмеральду, быстро заковылял в сторону собора. Второй похититель последовал за ним, бросив Джали на мостовую. Двое ночных стражей побежали за нарушителями порядка, а белокурый спаситель девушки остался с ней.

– Эй, красавица, с тобой все в порядке?

– Без вас бы обошлась, спасибо, – резко ответила та, отряхивая подол платья.

– Что же так грубо? Знаешь ли ты, кто я такой? 

– Мне плевать, кто вы. 

– Я капитан Феб де Шатопер! – гордо произнес страж, поправляя усы и совсем не слушая девушку. – Я, между прочим, знаменит на весь город. Считаюсь лучшим стражем Парижа!

– Феб! – воскликнула Эсмеральда, хлопнув в ладоши. Глаза ее засияли. – Мой Феб! О, как я рада, что снова увидела тебя! 

Опешивший капитан смотрел на цыганку с неким непониманием. Девушка кинулась в объятия де Шатопера, прижимаясь к его груди и вздыхая. Феб, никогда не отказывающий в любви и ласке женщинам, прижал юную цыганку к себе. 

– А как тебя звать, прекрасная девица?

– Эсмеральда. Я танцую на площади перед собором. 

– О, ты та самая цыганка с козой, которая показывает всякие интересные штучки?! Черт подери, нас свела сама судьба! Разрази меня гром, если это не так! Ха-ха-ха. 

– О, Феб, я так ждала встречи с вами. Это время тянулось так долго, что я думала, что не доживу до этого счастливого момента. Теперь я счастлива и могу умереть спокойно. 

– Ну что ты, малютка! Рано такой красоте уходить в мир иной. Клянусь Пасхой, ты проживешь дольше, чем все остальные! – Феб, пользуясь моментом, прижал девушку к себе сильней и глубоко вдохнул, уткнувшись носом в ее волосы. – От тебя прекрасно пахнет, Симиральда.

– Эсмеральда, – скромно поправила капитана цыганка, но тот не заметил. 

– Ах, эти тонкие запястья, эти волосы, – Шатопер накрутил один локон девушки на свой палец. Эсмеральда смутилась, но не сопротивлялась. – Твои глаза... Ты такая милая. Сколько тебе лет, красавица?

– Шестнадцать. 

– О, и, правда, малютка. 

– Капитан Феб, – начала цыганка и замолчала. Через несколько секунд она продолжила, – капитан Феб, я хотела бы встретиться с вами еще раз.

– Предлагаю у старухи Фалурдель, там нас никто не заметит. Завтра в полночь жду вас там.

– К чему же скрывать нашу любовь, капитан? 

– Кхм... Ну... Понимаешь... Это всего лишь первая встреча и... 

– Я согласна. Обещайте, что придете! А если нет – я покончу с собой! – Шатопер крепко обнял цыганку и прижался к ее губам, слившись с ней в один силуэт. 

Этот поцелуй заставил вздрогнуть девушку. Она ослабла в руках капитана и была не в силах стоять на ногах. После его ухода цыганка, словно на крыльях, медленно направилась в сторону площади. Разум ее был затуманен, в глазах все плыло. Она мечтала о завтрашней встрече, смотря на небо. Козочка скакала рядом, не понимая, чему так радуется хозяйка. Влюбленная цыганка прошлась по площади, разглядывая гаргулий, охранявших собор. Остановившись возле главного входа, Эсмеральда долго смотрела наверх. Ей казалось, что одна из статуй следит за ней, перемещаясь по периметру галерей. Куда бы ни пошла цыганка, статуя тут же оказывалась рядом. 

Ее чувства не обманывали – гаргулия следила за Эсмеральдой. Звонарь наблюдал за девушкой вот уже на протяжении всего времени, как он покинул мостовую, бродя вдоль галерей храма. Квазимодо хотел забрать девушку, похитить ее. Он не мог простить себе оплошности, которую допустил сегодня ночью, не сумев принести добычу хозяину. 

Глухой каялся и терзал себя муками, ему хотелось искупить свою вину. В его голове был лишь один выход из ситуации: попытаться украсть Эсмеральду еще раз. Пока горбун обдумывал план действий, цыганка пропала из его поля зрения. 

Девушка легко бежала в сторону левой галереи, тихонько напевая какую-то песню. Эсмеральда поспешно остановилась, услышав чье-то хрипение за спиной, но не успела она обернуться, как ее схватили огромные неуклюжие руки и потащили к главному входу в собор. Не на шутку испугавшись, юная особа потеряла сознание. И последнее, что она запомнила, было лишь то, что похититель несет ее над своей головой куда-то наверх.



Julia K

Отредактировано: 05.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться