Ты или я?

Ты или я?

В салоне белой «хонды аккорд» звучал фолк-рок, песня Мельницы.

 

«....Я ухожу вослед не знавшим, что значит слово "страх"

О, не с тобой ли все пропавшие, погибшие в горах...»

 

Мари подпевала, иногда попадая в ноты, и раскачивалась на месте рядом с водителем в подобии танца. Она распустила длинные темные волосы, закрыла глаза и улыбалась. Софи искоса поглядывала на нее и крепче сжимала руль. Она хотела высадить сестру последние тридцать километров, но понимала — на пустынной трассе в лютый февральский мороз близняшка не продержится и получаса. Соблазн быть единственной и неповторимой давно остался в детстве, так что Софи терпела, сцепив зубы.

 

Они обе были не пристегнуты.

 

«...что обрели покой там, где пляшут ветры под твоей рукой

на грани ясного утра?..»

 

Вьюга замела дорогу. Дворники едва справлялись со снегом, и видимость стремилась к нулю. Противотуманные фары выхватывали жалкие три метра перед капотом и казалось, «хонда» едет сквозь разбавленное водой молоко. Машину заносило. Софи чувствовала, как колеса проворачиваются в холостую и прибавила газу.

 

«...облака кружат стаей перед грозой

Наша кровь уходит в песок, позабудь ее, и она...»

 

— Мари, хватит. У меня кровь из ушей, — буркнула Софи.

 

— Я хорошо пою! — возмутилась Мари, поймала взгляд сестры в зеркале и шутливо ей подмигнула.

 

— Тогда прибереги талант до конкурса певцов, — Софи в ответ наморщила нос и клацнула зубами.

 

Внешне Софи и Мари были даже не близнецами, а, скорее, клонами. Они так и не выросли из возраста, когда близнецы носят одинаковую одежду и прически. Их по прежнему никто не различал. Даже родители путались иногда. Но внутренне они были словно из разных миров.

 

— Не будь такой букой! Давай вместе споем, — предложила сестра и, не дожидаясь ответа, запела. — Я хотела остаться с тобой. Я уже успела посметь…

 

Она заиграла пальцами на воображаемой арфе и мило улыбнулась, будто это самый счастливый день в ее жизни. Глаза сияли, на щеках появились ямочки. Софи не умела противостоять ее обаянию, вздохнула и тихо продолжила:

 

— Пахнет снегом, прозрачная боль. То ли даль…

 

Колесо попало в яму. Машина резко вильнула. Софи оборвала песню и выкрутила руль. Нажала на тормоз. Потом на газ, чтобы вытащить «хонду» из юза. Но их неотвратимо несло на скорости в кювет. Мари уперлась ногами в пол, а руками в приборную панель. Ни одна из них не кричала.

 

…то ли высь…

 

Мир за лобовым стеклом вращался быстро и неумолимо. Автомобиль крутило вокруг своей оси, он пролетел мимо двух деревьев и въехал в сугроб. Все замерло. Они оказались в снегу до середины окон.

 

…то ли смерть…

 

Резко и шумно Мари вздохнула, а через пару секунд захохотала от облегчения. У нее был заливистый, грудной смех, очень заразительный. Но Софи не прониклась. Она с трудом отцепила от руля пальцы, которыми изо всех сил его сжимала, и медленно выдохнула.

 

Последнее мгновение, когда они пролетели мимо деревьев так и крутилось у нее в сознании как заевшая пленка. Полметра вправо или влево и их обеих выкинуло бы через лобовое стекло и намотало на ствол. Софи представила кровь на снегу, осколки, труп сестры… и зажмурилась. Надавила пальцами на веки, чтобы прогнать видение. Оно было слишком правдоподобным, словно все случилось по-настоящему. Перед глазами стали расплываться разноцветные пятна и тогда Софи сглотнула загустевшую слюну и покосилась на сестру. Мари только что перестала смеяться и вытирала слезинки из уголков глаз. Ей все нипочем!

 

Двери плотно прижимал снег и открыть их не получилось. Софи опустила стекло, в лицо ударил морозный ветер и колючие снежинки. Она выбралась через окно и провалилась в сугроб по пояс, попыталась застегнуть куртку, но не попадала концом в собачку.

 

— Вот дерьмо, — прошипела она и стала резко разгребать снег вокруг себя. Руки мгновенно замерзли и покраснели. Холод забирался под кожу, сковывал кости и мышцы. Софи начала дрожать.

 

— А здесь красиво, — Мари тоже вылезла из машины и теперь стояла на крыше, уперев руки в бока, улыбалась и осматривалась. — Сфоткай меня на фоне снежного поля!

 

— Идиотка, — Софи отошла на ровную площадку, утоптала вокруг себя снег и вытащила из кармана телефон. Попыталась вызвать эвакуатор, замерзшими пальцами тыкала в экран и злилась, потому что тепловой датчик не реагировал на касание.

 

Ей было не по себе в этом месте. Она видела, что поблизости никого нет, но чувствовала чье-то присутствие. Чужой взгляд и… голод. Нужно поскорее убираться! Но куда? Трасса пустая, ни одна машина мимо не проехала. Сеть не ловит, холодно и скоро начнет темнеть.

 

— Ты слышишь? — Софи отняла телефон от уха и настороженно замерла. Ей показалось, она уловила шепот и плачь.

 

Снег кружился крупными хлопьями неспешно, словно при замедленной съемке. Со всех сторон на них наползала белая пустота. Она почти проглотила дорогу и деревья вдоль нее.



Софи Шедель

Отредактировано: 10.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться