Ты моё счастье

Размер шрифта: - +

глава седьмая

Димитрос

В тот же день ближе к обеду мы приехали в мой пентхаус. Из комнаты рядом с моей спальней убрали всю мебель, а вместо неё появились яркие обои на стенах столик для занятий, шкаф и, конечно же, кроватка, которую привезли из дома Машутки со всеми её книжками и игрушками. Все книжки, моя домработница расставила на полочки в книжном шкафу. В выдвижной ящик положила другие игрушки девочки, несколько плюшевых зверушек и кукла Барби чинно восседали на кровати. Зайку, с которым обычно спит она привезла с собой лично.

Осмотревшись в новой комнате, она осталась там поиграть. С удовольствием расположившись на мягком ковре, а я ушел в кабинет, размышляя позвонить родителям или нет. Сидя в кресле долго вертел в руках свой телефон. Настю отпустил домой до завтрашнего утра, но предварительно попросив уточнить работу паспортного стола по загранпаспортам.

Все нужные документы, такие как медкарта, свидетельство о рождении, куда эта стер...а, то есть женщина, вписала в графу отец моё имя, лежали передо мной на столе. Просто шестое чувство подсказывало мне, что вылететь за границу нам с ней всё же придётся. А пока размышлял над звонком родителям, прошёл на кухню и включил кофеварку, а племяннице налил стакан вишнёвого сока, который мы вместе с другими продуктами купили по дороге сюда. Хотя в моём холодильнике пусто никогда не было. Его периодически заполняла моя домработница тётя Глаша. Пенсионерка, живущая в этом же доме несколькими этажами ниже. Мы случайно познакомились, как только я въехал сюда, а потом приезжал наездами в течение четырёх лет из Америки, где управлял филиалом агентства по указанию деда. Вот так всё это время она присматривала за моей квартирой: цветочки полить, пыль протереть, холодильник заполнить перед моим приездом на часть денег которые я ежемесячно пересылал ей на карточку. Какая ни какая помощь одинокой женщине. Родственники жили где – то далеко от Москвы, а муж скончался года три назад от сердечного приступа. Вот так я стал ей что – то вроде сына, которого у неё никогда не было, а я и не против.

Посидев немного с племянницей в её новой комнате, всё же созрел для звонка родителям. Когда на домашний номер ни кто не ответил, набрал на скорую руку номер отца.

― Слушаю, ― раздалось в трубке

― Отец, я звонил вам домой, никто не ответил.

― Ну, мы сейчас ожидаем посадки на самолёт в Салоники.

― Понятно, а где Костас? У меня к нему есть разговор.

― Так он ещё вчера улетел, дед его вызвал в приказном порядке. Он опять, что – то натворил?

― Поговорим, на месте, как только разберусь с делами.

― Хорошо, мы там задержимся на некоторое время.

Уставившись на погасший экран телефона, прошипел:

― Поговорим, ещё как поговорим, братец, уж в этом не сомневайся.

Выкроить время, чтобы отправиться на свою родину и поговорить с братом, удалось лишь к середине мая.

Анастасия

 Получив загранпаспорт на Машу, уже сидим в салоне самолёта уносящего нас в Грецию, на родину шефа. Да, я опять, как личный помощник лечу вместе с ним. Совершенно не понимаю, зачем он взял меня с собой, если это не рабочая поездка, а личного характера. Хотя единственным обстоятельством было то, что Маша наотрез отказывалась лететь без меня. Вот тянутся дети ко мне, хотя это мне иногда совершенно не нравится. Вот так в приказном порядке нахожусь сейчас в этом самолёте, и кого волнует, что я иначе планировала провести свой отпуск, любезно предоставленный мне шефом и в одночасье им же бесцеремонно запланированным по своему усмотрению.

Вот мы взлетели, я листала в своём телефоне электронную книгу, а шеф пересел в соседнее кресло, при этом посадив Машу себе на колени, она сосредоточенно стала, что – то там разукрашивать цветными карандашами в раскраске положенной на откидной столик. Сам же он то и дело посматривал на меня. Видимо не выдержал, спросил:

― Вы на меня сердитесь?

― С чего бы мне это делать.

― Значит, сердитесь.

Не зная, что ответить просто молча, вновь стала листать страницы книги, которую якобы читала.

― Вы уж извините, что таким наглым образом испортил ваш отпуск, но в свете сложившихся событий, именно ваша поддержка была бы мне как нельзя кстати.

― Извинения приняты, а на моральную поддержку с моей стороны вы так и быть сможете рассчитывать.

― Премного благодарен, ― одарил в ответ лучезарной улыбкой.

По прилёте нас встретил шофер, так в мгновение ока мы были доставлены на виллу семьи Танакис. Удивлённые родители встречали нас на пороге дома, внимательно рассматривая ребёнка, которого держал на руках их старший сын.

Предваряя их возможные вопросы, готовые в любой момент сорваться с языка

― Потом поговорим. Отец, где Костас, у меня к нему серьёзный разговор.

― У себя. Да, и по возможности держи себя в руках.

― Как ты правильно заметил, по возможности постараюсь, но ничего конкретного обещать не могу.

― Димитрос, что произошло?

― Мама, всё потом, потом, ― чмокнув в щёку поднялся на второй этаж и устроил уснувшего ребёнка в своей комнате. Предупредил, не распаковывать вещи, так как от исхода разговора с братом будет зависеть, останемся мы здесь или остановимся в отеле.

Димитрос

Брата, как и ожидалось, нашёл в его комнате. Тот что – то строчил на ноутбуке.



Lana Grech

Отредактировано: 31.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться