Ты моё счастье

Размер шрифта: - +

глава двадцать седьмая

Димитрос

― Ну, что девчата, теперь можем ехать. Пристёгивайтесь.

Заметил, как Настя несколько раз пыталась спросить, но так и не смогла себя пересилить заговорить первой.

Решил удовлетворить её любопытство:

― Проблему с Никитой я уладил. Больше он тебя не побеспокоит

Настя, неверящим взглядом смотрела на меня.

― Ладно, признаю, осталось уладить некоторые незначительные детали нашей с ним сделки

― Дима!

―Больше ни слова, ― прикладывая палец к её губам, ― я прекрасно знаю, что делаю. Просто поверь мне и подожди.

Тяжёлый вздох вырвался из Настиной груди.

― Так, всё. Тема твоего бывшего на сегодняшний вечер закрыта. Давай не будем портить праздничное настроение ни себе ни другим.

Девушка кивнула, отворачиваясь к окну.

― Вот и договорились.

Машина, выехав из двора, аккуратно вклинилась в поток движущихся машин и понеслась по трассе в одном лишь ведомом водителю направлении. Во дворе дома к которому вскоре подъехали, ели нашли место для парковки. Покинув салон автомобиля вся, троица зашагала к нужному подъезду. Настя в своих сапожках, хотя и на довольно устойчивом каблуке, у самого подъезда, едва не упала, ступив на заледенелую корку, припорошённую снегом. Ей повезло, что согласилась взять меня под руку.

На трель дверного звонка дверь нам открыл сам хозяин квартиры и мой закадычный друг Женька.

― Проходите, ох, ты, какие красавицы сегодня с тобой, ― полушутя восхитился мужчина.

Помог снять полушубки своим дамам, а потом и сам снял свою зимнюю куртку.

Из комнаты напротив выскочили двое ребятишек и завидев Машу, быстренько схватив её за руки поспешили вновь скрыться в своей комнате.

― Вот, одну твою девицу уже умыкнули, ― с наигранными нотками сожаления в голосе, произнёс друг.

― Это ничего, потому что эта девица неприкосновенна, ― легонько приобнимая Настю за талию, — предупредил  друга

― Жень, ты чего, это гостей в коридоре держишь? ― поинтересовалась жена, высунувшись из кухни, ― давай приглашай в комнату, ― наказала мужу, вновь исчезая в царстве кастрюль и противней.

― А и правда, чего это мы в коридоре стоим. Давайте, проходите, располагайтесь.

Вскоре на пороге большой комнаты где планировалось праздновать Новый год появилась жена хозяина квартиры Элеонора.

― Димончик, ― обнимая и целуя мужнину в щёку, радостно верещала она

― Здравствуй Эля, — произнёс, обнимая в ответ

― Ой, а представь нас своей спутнице, ― попросила, доброжелательно глядя на незнакомку.

― Это мой друг Евгений и его жена Элеонора, а это моя Настя

― Очень приятно познакомиться, ― протягивая поочерёдно руки для рукопожатия

― Димон, вот это да! одним словом обозначить своё.

― А, это, чтобы ты перебрав не стал к ней клинья подбивать.

― Друг, да, как можно! ― наигранно возмутился мужчина, ― у меня есть Эля. Я человек женатый понимаешь ли, ― расплылся в лукавой улыбке

― Ну – ну, ― усмехнулся Димитрос, крепче приобнимая стоящую рядом Настю

Та слегка смутилась такому публичному поведению своего шефа, хотя… "он ведь сейчас не её шеф, ― мелькнула мысль, ― а просто мужчина".

Заметив лёгкое смущение на лице девушки, притянул легонько её голову к себе и дотронулся губами до виска, прошептав:

― Не смущайся, здесь все свои, если что я рядом.

Настя всё ещё смущённо улыбнулась в ответ.

― Ах, да, совсем забыл. С минуты на минуту подъедет Тадик с Олесей.

Настя украдкой глянула на своего спутника, ожидая пояснений

― Это один наш общий армейский друг Тадеуш Козак с супругой и возможно дочкой Мартой.

― Понятно, спасибо.

― Расслабься, тебя здесь никто не обидит, ― прижимая к своему боку вновь смутившуюся девушку.

На звонок в дверь из своей комнаты выскочила ребятня и побежали к матери, выпросить, чего – нибудь попить, а шедшая следом за двумя непоседами Маша, подбежала к отцу и потянув его за джемпер вниз, зашептала:

― Папа, пить хочу

― Настя, мы сейчас, ― осторожно проводя пальцами по талии девушки со спины, не спеша убирая руку, ― пошли Машутка, ― ведя девочку в сторону кухни.

Возвращаясь обратно со стаканом компота, для Насти, увидел входящих в двери старого армейского друга с женой и ребёнком. Стараясь не мешаться в итак не слишком широком коридоре, вошёл в гостиную отдавая стакан с напитком в руки своей спутницы.

― А ты? ― спросила, повернувшись к нему в пол оборота

― Я пока не хочу, а ты пей – пей.



Lana Grech

Отредактировано: 31.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться