Ты мой! Искушение

Размер шрифта: - +

глава№3

Глава 3

Говорят, что несчастье хорошая школа; может быть. Но счастье есть лучший университет. Оно довершает воспитание души, способной, к доброму и прекрасному.
© Александр Сергеевич Пушкин

— Она пришла к нам в дом под вечер. Представилась невестой Димы. Попросила нас выслушать её и помочь, – сказала тихо она. – Она говорила так запальчиво, в нужных местах даже пускала слезу. Ей трудно было не поверить. Марина сказала, что у них с Димой любовь. Что они давно уже встречались, даже стали планировать свадьбу. Она говорила и говорила, рассказывая, как им с Димой было хорошо, – устало откинувшись на спинку кресла, Анжелика прикрыла глаза. – Потом она рассказала о тебе. О своей сводной сестре. Которая пыталась отобрать бизнес отца, но ничего не вышло. Она сказала, что ты, увидев её с Дмитрием, стала ей завидовать, ну и так далее. Марина сказала, что у тебя есть сын, которого ты хочешь выдать за ребёнка Димы. А Дима ребёнка признал и бросил её. Ведь он не может оставить своего ребёнка, – она глубоко вздохнула и ненадолго замолчала.

А я пыталась осмыслить её слова. В том, что здесь замешана Маринка, нет ничего удивительного. Я догадывалась, что эта змеюка вцепилась в Дмитрия мёртвой хваткой и так просто от него не отстанет.

— Ты должна нас понять. Мы родители, мы переживаем за своего ребёнка. Конечно, мы не поверили ей, по крайней мере, не сразу, но насторожились. Ведь в последнее время Дима и правда изменился, стал вести себя по-другому, нам ничего не говорил. Это настораживало, но лезть к нему мы не спешили. Ждали. Чего? Не знаю! – женщина посмотрела на меня. – Однажды поздно вечером нам позвонила гувернантка с того дома, где вы отдыхали. Она много лет работает на нас, семью знает хорошо. Она сообщила нам о том, что сын приехал на остров. И приехал не один, а с женщиной и ребёнком. Это подействовало на мужа как красный цвет на быка. Он сорвался из дома с утра и помчался на остров, ну а я следом увязалась, – она глубоко вздохнула. – Сына я очень люблю и доверяю ему. Я знала: если сын что-то делает, он делает это неспроста. И если он возится с вами, то значит он уверен, что ребёнок его. Но мой муж… Он сам по себе человек тяжёлый, даже жёсткий. Он, возможно, постепенно свыкся бы с мыслью, что у него есть взрослый внук и принял бы вас в семью. Если бы ты тогда так яро не отреагировала на просьбу сделать тест и не сбежала. В глазах мужа этой выходкой ты только подтвердила слова Марины, – она печально улыбнулась.

Возможно, это и так, но того, что произошло, уже не исправить, так что слова сейчас бессмысленны. Поэтому на её заявление я просто промолчала. Она же продолжила:

— Вернувшись домой, муж стал наводить справки о Марине, ну и о тебе тоже. Я не знала, что задумал Михаил. Позже, намного позже, когда уже ничего нельзя было исправить, я всё узнала. Поверь мне, если бы я знала, что задумал мой муж, то я бы попыталась остановить его. Я бы предупредила сына, тебя. И этого всего бы не было, – она виновато посмотрела на меня. – Мой муж всегда был помешан на бизнесе. И когда он узнал, что отец Марины –его конкурент, у него возник план. Он хотел женить детей, тем самым объединив бизнес. Я во все подробности не лезла. Кто с кем первый связался, кто решил составить тот треклятый договор... Но я точно знаю, что сын его не подписал! – уверенно закончила она. – Всё остальное, что я наговорила тебе… Мне пришлось это сделать! Ты не знаешь, на что был способен мой муж. Он угрожал. Но не мне, а вам! Он грозился испортить тебе с сыном жизнь. В гневе он ужасен! Я не хотела, чтобы вы страдали! Поверь мне!

Что касается её мужа, то я охотно верю, что он ещё тот тиран и на всё способен. От чего Михаил Никитович так поступил, мне ясно: бизнес, деньги и власть. С Маринкой всё тоже понятно: зависть и, опять же, деньги. Насчёт того, абсолютную ли правду сейчас говорит Анжелика Николаевна – у меня есть сомнения. И я никак не могу понять, зачем она вообще мне всё это рассказала? Да, от некоторых вопросов я теперь избавилась. И мне даже стало чуть легче. Но на что она надеялась, рассказывая мне это? На прощение? На то, что я дам возможность увидеть внука? Никак не пойму её мотива!

— С этим все понятно, – сказала я, и задала вслух интересующий меня вопрос:

— Я никак не могу понять одного. Для чего вы мне всё это рассказали?

— Я хочу попросить тебя о помощи. Знаю, ты не обязана что-либо делать после всего, что пережила по вине нашей семьи, – сказала она печально, – но…

— Помощи?! – удивилась я.

— Да.

— И какой же? – поинтересовалась я.

Не то, чтобы я собиралась ей хоть в чём-то помогать. Но любопытство, чтоб его! Мне просто стало интересно, что заставило её проделать такой путь и рассказать мне всё это.

— Всё дело в Диме, – сказала она.

При этих словах я немного напряглась, что она хочет этим сказать? При чём тут мой сын? Она правда думает, что я вновь втяну во всё это сына?

— При чём тут мой сын? – спросила я гневно.

— Нет, я имею в виду Дмитрия! – немного успокаивающе сказала она.

— Дмитрия? – удивилась я.

— Да! – подтвердила она свои слова. – Понимаешь, в той аварии он серьёзно пострадал. Врачи сделали всё, что от них зависело, но он так и не встал. Я обошла многих врачей, но все твердят, что это отчасти психологическое, – что он будет ходить, но если только сам того захочет, – сказала она. – Но он не хочет!



Walentina

Отредактировано: 25.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться