Ты не та...

11

«…Андрей много времени проводил у Вики, особенно после рождения Вари. Бывало, что даже оставался ночевать у них. Особенно хорошо он помнил ту ночь, когда они играли в шахматы. Не в простые, а в «Пьяные шахматы». Вместо обычных фигур были рюмки, наполненные алкоголем. Вика как раз отлучила Варю от груди и хотела расслабиться в приятной компании. Дядя Паша был на даче, никто их не отвлекал.

Пока Вика укладывала Варю, Андрей все подготовил. Заказал пиццу, острые куриные крылышки и нарезал сыр, колбасу. Расставил рюмки-фигуры, одну сторону наполнил виски, а Вика выбрала текилу. Для нее он также поставил на стол тарелку с нарезанным на кусочки лимоном и солонку. Чтобы вечер был еще интереснее, на каждую «съеденную» фигуру потерявший ее должен был отвечать на один вопрос противника. Если не хотел или не мог, то должен был выполнить желание.

Сначала вопросы были безобидные, простые. С середины игры, наверное, начал действовать выпитый алкоголь. Первый каверзный вопрос задала Вика.

‒Сколько всего у тебя было девушек и со сколькими из них ты был близок

‒Не много, три или четыре. ‒ Дальше он забрал у нее пешку, выпил виски. ‒ Хотелось ли тебе когда-нибудь изменить Вове?

‒Эй, так нечестно. Ты не ответил на мой вопрос.

‒Вики, на одну фигуру один вопрос, а ты задала сразу два. Я ответил. Впредь будь умнее, ‒ и он улыбнулся ей хитрой улыбкой. Вика в ответ надула губы. ‒Будешь дуться – полезу целоваться.

Угроза Андрея возымела эффект, Вика расхохоталась и игра продолжилась. После одной партии они начали вторую.

‒Как зовут твою любимую?

Андрей удивился от такого вопроса, но, посмотрел девушке в глаза и ответил.

‒Желание…»

 

Андрей закончил дела в Москве и теперь сидел в самолете, который вскоре доставит его в родной город. Он почти два месяца пробыл здесь. Контракт подписан, на связь вышел еще один потенциальный клиент. К нему навстречу он отправит брата. Он устал. Андрей хотел отдохнуть и встретиться с Варей. Он ужасно сильно соскучился по ней. Вика присылала ему фотографии и видеоролики, но это не живое общение.

Вспомнив Вику, он помрачнел. Как она там? Сделала ли она то, что намеревалась? Помогла ли ей месть успокоиться и, наконец, отпустить прошлое? Сколько бы он не отрицал себе, но Андрей скучал по ней. Ему не хватало ее, ее сообщений, которыми они обменивались каждый день. Он достал ее фотографию, которую он всегда носил с собой. Эта фотография с ее дня рождения с букетом тех самых роз. Вика здесь такая счастливая. Он так и не смог найти силы, чтобы выкинуть фото. Теперь вот сидел и любовался.

‒Жена? ‒ рядом присела пожилая женщина. ‒ Летите к ней?

Андрей вздрогнул и спрятал фотографию обратно.

‒Нет, не жена. Просто любимая девушка, ‒ он устроился поудобнее и отвернулся к окну. Ему не хотелось разговаривать на эту тему.

‒Наверное, ждет не дождется вас. Эх, молодость. Я рада за вас, ‒ женщина присела и коснулась его руки. ‒ Я бы все отдала, чтобы вернуться на несколько десятков лет назад. Тогда я не совершила бы ту ошибку и мы бы не потеряли впустую те драгоценные годы, что могли бы провести вместе.

Она вдруг замолчала. Андрей посмотрел на нее. От нее веяло теплом и уютом, она улыбалась и выглядела довольной, но морщины на ее лице говорили совсем о другом.

‒Расскажете? ‒ Андрей и сам не понял, как этот вопрос вырвался у него.

‒Только после вас. Вы выглядите таким грустным, боюсь, что моя история еще больше вас расстроит.

‒О, нет, нет. Я с этим уже справился, все хорошо. Вот ваша история поможет скоротать время, ‒ ему вдруг так сильно захотелось узнать ее историю.

‒Поверьте, в нем ничего такого, что могло бы интересовать вас. Все у нас началось еще в школе. Ваня учился на три года старше меня и дружил с моим братом. Он был таким красавчиком, за ним бегали многие девушки. Ну и я не была исключение, только я любила его втайне ото всех. Потом он закончил школу и осенью его забрали в армию. Я же на его проводы напросилась у брата и там же призналась ему. Но в ответ услышала, что я слишком маленькая для него, что он воспринимает меня как сестренку, только и всего. Прошло два года. Я уже было в выпускном классе. Но он вернулся в тот день, когда мы хоронили моего брата, ‒ собеседница Андрея вытерла носовым платком глаза (видимо, ей до сих пор было тяжело вспоминать это). ‒ Ему только-только исполнилось восемнадцать, но судьбой было написано так. Я потеряла тогда не только старшего брата, но друга, который был для меня всем. Он пришел вечером, когда уже все разошлись. Я сидела одна и ни на что не реагировала. Ваня присел рядом и обнял, что-то говорил, но я услышала только конец, где он говорил, что только теперь разглядел меня и будет со мной рядом и в горе и радости, что поможет мне  притупить боль от потери брата. У меня же в ушах стояли лишь его прежние слова, что я слишком маленькая для него. На тот момент я такой себя и чувствовала, маленькой, потерянной рядим с ним. Он на тот момент возмужал еще сильнее, был крепким парнем, высоким и стал еще более привлекательным. Но я так была обижена на него и потеря брата так злила меня, что я вела себя не лучшим образом. Ваня же не оставлял свои попытки помириться со мной и быть вместе. Назло ему я начала курить, гулять допоздна, бывало даже, что связывался не с теми людьми, выпивала. Родители не могли повлиять на меня, они решили, что мне нужно время, что какой-нибудь мой проступок откроет мне же глаза, и я наконец успокоюсь. Но проходили недели, месяцы, мое поведение становилась только хуже. На годовщину смерти брата на поминки пришел и Ваня. Его внимание и ухаживания только подгоняли меня, и я устроила скандал, на что получила от него пощечину. И меня понесло. Я выговорила ему все, что о нем думаю, может кое-где и приукрасила. И ушла из дома. Он пытался меня догнать, но, увы. Так мы и жили многие годы. Он один, а я все искала того, с кем могла бы позабыть его. Так и жил каждый своей жизнью до того времени, пока я не загремела в больницу. Там он и нашел меня, насильно забрал к себе, стал заботиться обо мне. Я брыкалась, злилась на него, не раз бросала его и уходила в никуда, но он каждый раз терпеливо ждал и возвращал меня обратно. Потом я смирилась и простила его. Больше простила себя, отпустила свою обиду на него и дала волю чувствам. Если бы только я имела терпение выслушать его в тот вечер, то, может, все сложилось бы по-другому. Или же все те испытания нужны были нам для того, чтобы понять того, что не могли понять в свое время. Кто его знает. У судьбы свои планы на нас. Я ни о чем не жалею, по крайне мере пытаюсь не жалеть о том вечере, когда убежала, ‒ на этом она закончила свой рассказ, который впечатлил Андрея.



Валентина Элиме

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться