Ты сеешь ветер

Размер шрифта: - +

IV

1




      Достигнутые близость и понимание, казалось, испарились вместе с утренней росой: днём между мной и Артуром возникла некоторая принужденность. Разговоры за столом в основном ограничивались просьбами передать то или иное блюдо, ибо каждый из мужчин был озабочен прежде всего тем, чтобы как следует поесть перед тем, как отправиться в дальнейший путь. У меня аппетит отсутствовал, частью по причине ошеломляющих событий, произошедших со мной ранее, а частью потому, что я ощущала на себе недоверчивые взгляды, и мне кусок не лез в горло. 

      Кабан не выпускал из дрожащих рук чашку с горячей похлёбкой, ел с аппетитом, что было хорошим знаком.

      Артур не поднимал глаз от своей тарелки. Наша одежда всё ещё не просохла; я переоделась в домотканое платье, на Артуре же, восседавшем во главе стола, были только брэ и укороченный пурпуэн, небрежно наброшенный на плечи. Вид у него был совсем не королевский.

      Было очевидно, что мужчины не хотели говорит о своих дальнейших планах при мне, что представлялось забавным, учитывая, какой опасности я подвергла себя, впустив их в дом.

      Затянувшееся молчание делалось невыносимым, но тут сэр Бедивер, самый приличный человек из всех присутствующих, неожиданно произнес:

      — Баранина была недурна.

      Я посмотрела на него, как на умалишённого. Мясо с трудом отделялось от костей и практически не жевалось.

      — Хлеб — свежий, хрустящий — просто восхитителен, — подхватил Рубио.

      Мякиш был тягучим и липким.

      — Когда ещё так поешь! — добавил Тощий.

      Мы с Артуром переглянулись, а затем уголки его губ вдруг приподнялись, хмурое выражение лица исчезло. Я с недоумением оглядела остальных ухмылявшихся мужчин.

      — В чём дело? — строго спросила я.

      — Ни в чём, — тут же отозвался Кабан, пряча ухмылку за чашкой.

      Я перевела вопросительный взгляд на Тощего, но тот только покачал головой.

      — Скажите мне! — вмешался Блу.

      — Полно вам, — бросил Артур. Глаза его блестели от веселья. — Она всего-то пыталась утопить меня в озере.

      Я начинала сердиться, хотя ещё не знала из-за чего.

      — Ну да, — ответил Тощий, закашлявшись от смеха. — И ты нырнул ей под юбку.

      — За жемчугом, — сдавленным голосом добавил Кабан.

      Мужчины разразились хохотом. Я скрестила руки на груди и откинулась на спинку стула.

      Тощий вдруг подавился выпитой водой, и она полилась у него изо рта и носа. 

      — Довольно! — прогремел голос Бедивера. Смех за столом тут же смолк.

      — Стало быть, — вдруг вмешался мужчина, который был представлен мне ранее как Скользкий Билл, — и эта часть легенды правдива?

      — О чём это ты толкуешь? – спросил Артур, подавшись вперёд.

      Продолжая кашлять, Тощий вытер лицо рукавом. Кабан от греха подальше отставил свою чашку с похлёбкой в сторону.

      Билл смотрел на меня откровенно оценивающим взглядом.

      — Ты никогда не слышал историй об озёрной фее Нимуэ, воспитаннице Мерлина? — спросил он и тут же умолк, как бы ожидая, что я стану рассказывать сама, но я молчала. Ясно было, что он хотел бы задать вопросы, но побаивался принуждать меня к дальнейшему разговору.

      — Представь себе, — отозвался Артур. — Некому было рассказывать мне добрые сказки на ночь.

      — А это не добрая сказка, — возразил Билл. — Мерлин обучил Нимуэ магии и отдал ей своё сердце. Только оно ей было не нужно. Нимуэ выведала у него все секреты будущего, а затем предала своего наставника.

      — Если Мерлин знал будущее, отчего же позволил этому случиться? — спросил Артур.

      Некоторое время Билл глядел на меня, крепко стиснув губы, а затем ответил:

      — Он был бессилен перед ней, как и любой другой мужчина. Если Нимуэ решила кого завлечь — это дело решённое.

      — Как сирена, — вдруг выдал Кабан, и все, включая меня, посмотрели на него с удивлением. — Что? — смутился он. — Мой папаша был моряком. Он говорил, что сирены заманивают путников чарующими песнями, а потом пожирают их.

      — Замани они тебя — им бы ещё долго не пришлось охотиться, — отозвался Тощий, и все снова принялись смеяться.

      — Есть и другая легенда, — внезапно подал голос мужчина, представившийся Персивалем. Артур жестом призвал всех к молчанию, и Персиваль продолжил: — Владычица Озера — дарительница Экскалибура. Она преподнесла меч твоему отцу, и заберёт его обратно, когда придёт время.

      Артур оглянулся, чтобы посмотреть на меч, прислонённый к стене.

      — Если так — пусть забирает его сейчас, — предложил он. — Слишком уж много неприятностей он мне принёс.

      — Так что скажешь? — обратился ко мне Билл. — Что из перечисленного правда?

      — А нет легенды, в которой кучка неотёсанных мужиков вознамерилась разозлить озёрную ведьму, чтобы посмотреть, что из этого выйдет? — Я вздёрнула подбородок.

      Артур слегка откинулся назад, составил пальцы обеих рук «домиком» и задумчиво взглянул на меня поверх них.

      — Мы благодарны тебе за убежище, — миролюбиво произнёс Бедивер. — За трапезу и за защиту от черноногих.

      Я с неопределённым видом пожала плечами и поднялась с места. Я могла бы велеть мужчинам, чтобы они убирали за собой сами, но, вероятнее всего, в таком случае они наведут ещё больший беспорядок.

      Кабан окликнул Блу и кивнул в мою сторону:

      — Помоги-ка леди.

      Мальчишка попытался было воспротивиться, но, схлопотав подзатыльник, понуро поплёлся за мной на кухню. Мне, в отличие от него, не было надобности слушать чужие разговоры. Я сделала так, как сказал мне старик: привела Артура к озеру и помогла ему увидеть то, что он должен был увидеть. Вероятно, далеко не всё. Остальное он узнает позже, когда перестанет упрямиться и сопротивляться.

      «Есть разница между тем, чтобы понять, и тем, чтобы по-настоящему уразуметь, глубоко уразуметь, всем существом, а не только рассудком, – говорил старик. – Поистине мудр только тот, кто покорился своей судьбе. Герой является человеком добровольно принятого подчинения.

      Как бы то ни было, между Артуром, расположившимся за моим столом, и Артуром, которому предстояло встретить Вортигерна с мечом, по-прежнему пролегала огромная пропасть. Поэтому, услышав, что вместо того, чтобы принять на себя ответственность за происходящее и возглавить сопротивление, Артур собирался выманить короля в Лондиниум, я нисколько не удивилась.

      — Мы не нуждаемся в поддержке каких-то там баронов, — заявил он Бедиверу. — Всего-то надо как следует разозлить змею, и она сама выползет из гнезда.

      Как самонадеянно. 

      — А тебя есть идеи, как это сделать? — полюбопытствовал Билл.

      — У меня-то есть, — отозвался Артур. — Только вы мне на что?

      — Вортигерн спешит закончить башню до Лугнасада, — робко подал голос Рубио. — Нужно помешать ему.

      — Как?

      — Затопить баржи, доставляющие камни. Заблокировать реку.

      — Отлично. Следующий шаг — сорвать поставку рабов.

      — Это не понравится нашим друзьям с севера, — ухмыльнулся Билл.

      Артур развёл руками:

      — Пускай король Вортигерн проявит свои дипломатические способности и решит проблему.

      — Что ещё? — спросил Тощий.

      — Сжечь его дворец в Лондиниуме, — предложил Персиваль.

      — Ух ты! — Глаза Артура горели предвкушением. — Обожаю Ночь Костров.

      Нагрузив Блу пустыми грязными тарелками, я прижала кулаки к бокам и повернулась к Артуру.

      — Планируешь стать занозой в заднице у короля? — раздражённо спросила я.

      На лице Артура появилась кривая усмешка, с какой обычно мужчины смотрят на хорошеньких, но глуповатых женщин.

      — Ему понадобится поддержка всех его баронов, он непременно явится в город, и тогда…

      — Кто такой Вортигерн по-твоему, Мордред тебя раздери? — воскликнула я и обнаружила, что все уставились на меня с выражением полного ошеломления. Имя Мордреда редко упоминали в праздных беседах. — Глупец из башни?

      — Ты мне скажи, — произнёс Артур пренебрежительно. — Ты ведь у нас ведьма.

      Меня возмутила его небрежность. Целую минуту я молча смотрела ему прямо в глаза, прежде чем заговорить.

      — Дай сюда меч.

      Он вскинул брови:

      — Хочешь подержаться за мой меч?

      Мужчины подавили смешки, опасливо поглядывая в мою сторону.

      — Ну это ведь я хранительница Экскалибура, разве нет? — Я кивнула Персивалю.

      — Тогда подойди и возьми сама, — ответил Артур. Голос его звучал глуховато, но твёрдо.

      — Что, боишься взять его в ручки? 

      Артур метнул в мою сторону огненный взгляд.

      Я чувствовала, как мы ожесточились друг против друга. Казалось, среди остальных мужчин образовался негласный заговор солидарности: они поглядывали на Артура с ожиданием.

      — С тобой всегда не просто, да? — спросил он. Прежняя насмешливость сменилась недовольством и даже враждебностью. Мы вступили в противоречие, преодолеть которое можно было, только применив силу.

      — Давай, Арт, – вмешался Кабан. – Просто дай ей чёртов меч.

      — Заткнись! – вспылил Артур. Он резко поднялся с места, пнул стул и тот отлетел к стене.

      На меня это не произвело ровным счётом никакого впечатления. Я смотрела на него с равнодушным ожиданием.

      Артур схватил меч, крепко стиснул пальцами рукоять так, что побелели фаланги, а затем небрежно протянул его мне. На мгновение наши руки соприкоснулись; Артур выпустил меч, я едва не выронила его — такой он оказался тяжёлый.

      — Что, снова отвернулся? — спросила я. — Всегда отворачиваешься.

      — Я смотрю прямо на тебя, любовь моя, — с раздражением ответил Артур.

      Пальцами свободной руки я провела вдоль шероховатой узорчатой поверхности лезвия и обвела кельтские руны.

      — Подними его двумя руками, барышня, — предложил Билл. — Вдруг нам всем нужен вовсе не король?

      Проигнорировав сказанное, я вновь обратилась к Артуру:

      — Ты видел всё, что должен был?

      — Где?

      — В озере. — Я направила меч на него. Лезвие упёрлось ему в грудь.

      Артур не отступил, всё глядел на меня исподлобья, с настороженностью, удивлением и некоторой обидой.

      Я ощутила вибрацию меча. Он откликался. Мне, Артуру. Нам обоим.

      Сердце моё так и заколотилось.

      Мне не требовалось держать меч двумя руками, я не была воином. Я — та, что приносит дары.

      Артур отстранил клинок от себя и сделал шаг назад.

      — Он твой.

      — Он мой, — согласилась я. — И однажды ты вернёшь его мне обратно, Артур. Придёт время, и ты всё узнаешь. А пока, — я опустила меч и протянула ему; он, мотнув головой, нехотя забрал его, — относись к нему с уважением.

      Я видела, что Артур больше не гневался на меня. Лицо его сделалось задумчивым, а глаза словно обратились к чему-то далёкому. Он держал меч, и меч был его продолжением.

      — Так какая из легенд правдива? — спросил Персиваль. Он обращался ко мне по-доброму, с почтением.

      Я рассеяно посмотрела на него, а затем обвела взглядом остальных мужчин, замерших в ожидании моего ответа. Я почти забыла об их присутствии. Возможно, в этом и была проблема. Артур заполонил мои чувства настолько, что его окружение казалось почти несущественным.

      Чудо заключалось в том, что та особая действенность, что затрагивает и воодушевляет наши сердца, крылась в самой незатейливой волшебной сказке, рассказываемой перед сном, подобно тому, как аромат океана содержится в крошечной его капле. 

      В мече было всё: сосредоточие магического мира, власть короля людей и сила воина, страсть любовника и мужество отчаявшегося. Меч — символ военоначалия, правосудия и знания. А знание, как говорил старик, есть великое страдание.

      Я вручила Артуру знание, и оно было орудием, данным ему так же, как потерпевшему кораблекрушение судьба посылает нож или леску для ловли рыбы. 

      Но Артур отвернулся.

      Они всё ещё ждали моего ответа, и я удовлетворила их любопытство:

      — Нимуэ вверила Экскалибур Пендрагону.

      Я намеренно опустила ту часть истории, в которой король в минуту великого и благородного сомнения счёл благоразумным, осуществимым и справедливым избавиться от меча. Умолчала я и о том, что последовало за этим.

      Персиваль был доволен тем, что его версия легенды оказалась ближе всего к истине.

      — Значит, — прервал торжественное молчание Кабан. — Она всё-таки не сожрёт Артура?

 



Эмма Романова

Отредактировано: 14.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться