Ты только не уходи ...

Размер шрифта: - +

Глава 4.

Зайдя в дом, Алиса поставила плейер на паузу и сняла наушники.

«Как же хорошо дома» – подумала девушка снимая верхнюю одежду и направляясь в свою комнату.

Засев за ноутбук и включив музыку на свое странице вконтакте девушка открыла документ word под названием «Проблема эффективности налогообложения в разных экономических системах». Да, сложноватое название для документа. Так называется тема курсовой работы по экономике, которую нужно сдать к концу семестра. Конечно, можно подумать, что еще полно времени, но как найти это самое время, когда все твои мысли занимает один человек.

Вот странность, каждый раз, когда девушка начинает думать об Игоре, память услужливо начинает подкидывать тебе моменты, о которых ты уже давным-давно позабыл или которые происходили с тобой когда-то, но ты не помнишь этого, но тем не менее уверен, что это именно воспоминание, а не очередная иллюзия.

Слушая песню, Алиса услышала такую фразу "иллюзий нет, надежда есть", и в голове сразу появилась такая мысль – чем они отличаются?! Ну, в смысле, иллюзия – это так называемый "обман зрения", когда ты видишь то, чего на самом деле не существует. А надежда – это твои мечты, то чего ты желаешь, но маловероятно его осуществление. То есть по сути иллюзия и надежда это одно и то же. Например, студент, сидя на экзамене, хочет получить хорошую отметку, то есть он одновременно мечтает о ней и надеется на получение этой отметки. Так для чего придумывать разные определения словам, которые по сути[АТ1]  имеют одинаковый смысл?!

Вот и сейчас, сидя за компьютером в памяти у девушки всплыл очередной момент.

 

 

 

Начало ноября.

Алиса лежала на кровати в уже знакомой нам обстановке – четыре стены, закрытые глаза и капельница. Только одно отличие – на этот раз она находилась дома. Она лежала всё также неподвижно, будто и неживая вовсе.

Раздался дверной звонок.

– Здравствуйте, я к Алисе, можно? – спросила Паша. Она пришла, чтобы навестить подругу.

– Да, конечно, проходи, – с таким же лишенным жизни лицом, как и у Алисы, проговорила женщина. Это была мама Алисы – Наталья Валентиновна. Она была нестарой, около 40 лет, с коротко подстриженными волосами, крашеными когда-то в вишневый цвет, который сейчас почти невозможно различить, так как некогда красивая прическа, превратилась в копну седых волос. Это и не удивительно.

«Нет ничего хуже, чем каждый день видеть, как на твои глазах угасает собственный ребенок» – тогда подумала Паша, глядя на эту женщину, зайдя в дом. Она прошла в комнату подруги и села рядом с ее постелью, взяв ее руку в свою.

– Привет, Алиса. – мягким голосом поздоровалась Паша выдавив из себя улыбку. Она знала, что девушка ее не видит, но искренне надеялась, что она ее слышит и чувствует, поэтому попыталась придать своему голосу хотя бы толику уверенности.

– Знаешь, я тебя так давно не видела, что уже начала забывать твою улыбку. Все идет своим чередом, все живут, веселятся, а я не могу смотреть на них без отвращения. Как они могут вести себя также, как раньше?! Но тут же понимаю, что настолько дорога, ты только мне. – Паша все говорила и говорила, рассказывая о том, что происходит в школе, и по мере ее рассказа, голос девушки становился все тише и тише, пока не смолк совсем. И только тихие всхлипы говорили о том, что Паша все еще здесь.

– Алиса, послушай меня, – девушка еще крепче сжала руку подруги, – вернись к нам, слышишь, вернись! Не смей уходить от нас …

– Настя, – окликнула девушку Наталья Валентиновна, – пойдем пить чай, пока он не остыл. Алиса за пять минут никуда не денется, а ты наверняка голодная после поездки, и наверняка, как и моя дочь ничего не ела с самого утра. – Женщина мягко улыбнулась и скрылась в кухне. А Паша заметила невероятное сходство этих двух девушек. И вновь у нее на глаза навернулись слезы.

– Вы точно не против того, что я так завалилась к вам? Ну, без приглашения? – задала вопрос девушка, потому как чувствовала себя не очень уместной в такой ситуации.

Дочь этой женщины, сейчас, в эту самую минуту, лежит в соседней комнате на кровати, и уже почти месяц находится в неподвижном состоянии. Конечно, прошло ещё так много времени, чтобы терять надежду, но врачи уже опустили руки, они считают, что девушка больше не очнется, её организм никак не реагирует на вводимые ей препараты, честно говоря, они вообще не имеют ни малейшего понятия, почему девушка до сих пор находится в таком состоянии, потому как физически, она уже абсолютно здорова. Потому, со временем они стали все реже и реже посещать этот дом, в котором нет даже малейшего намека на счастье. 

И только одно удерживало родителей Алисы от того, чтобы отсоединить единственную дочь от этих проклятых аппаратов – надежа, надежда на то, что однажды Алиса все же откроет глаза и очнется от этого страшного сна, вопреки всем предсказаниям судьбы.

– Послушай меня, – Наталья Валентиновна заглянула Насте в глаза и произнесла, – ты единственная, кто за все это время пришла к моей дочери, и это дает мне надежду на то, что если ее все же не станет, ее будут помнить друзья, ее будешь помнить ты. Честно говоря, у меня уже нет никаких сил сидеть и смотреть как она умирает на моих глазах, Андрей, папа Алисы, конечно подбадривает меня как может, и я очень люблю его за это, но и его силы небезграничны.

– Девчонки, ну Мира, Настя, Сашка, они рвались пойти со мной, но я их отговорила, у них есть задача. Им нужно найти причину этого поступка. Мы не верим, что она могла сама на это пойти.

Сейчас

Все это девушка увидела и почувствовала так ясно, что от жалости к этим людям, у девушки на глаза выступили слезы.



Алиса Волкова

Отредактировано: 04.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться