Ты у меня одна, или Призрачная любовь

Глава 9

Народ на площади бурлил. Из уст в уста передавалась новость, что Благодетельница явила свою милость людям. Каким-то образом люди уже знали и про благословение пары влюбленных, и про наказание крикливой женщины. Но главная новость была, конечно, что источник в Храме заработал, что пусть капли (люди верили, что это только начало), но Благодетельница подарила своим детям. А к Храму уже спешила охрана от императора и перекрывала входы в Храм.

– Алья, но ведь это несправедливо. Посмотри, император накладывает свое вето на чудо и, боюсь, простых смертных больше не впустят в Храм.

Ника так расстроилась, что по возвращении во дворец, все увидели, что ей опять стало хуже.

– Я не хочу стараться для одного императора, – шептала она Алье. – Придумай что-нибудь.

Нику опять окружили лекари и сиделки, а Алью отвели в другую комнату, где находилась селица Агафья. Та тут же набросилась на девушку с вопросами. Ее задело, что к ритуалу ее никто не допустил, и она осталась в стороне от действия.

– Мы сейчас же покидаем дворец, – ворчала Агафья.

– Селица Агафья, мы же ночью выехали, я ни минутки не отдохнула, не ела, куда мы на ночь глядя?

Но разве могла она остановить селицу, решившую показать свою власть?

– Собирайся, мы сейчас же выезжаем.

– Селица Агафья, мне бы хоть кусочек хлеба и попить. Я так не доеду, боюсь, плохо станет.

– Вот есть питье и фрукты, – махнула рукой селица на столик с недоеденным от ее пиршества, – у тебя пять минут на все про все.

Алья быстро из платка сделала котомку и завязала в нее все, что оставалось на столе. Есть от стоявшего в горле кома она сейчас не могла, только попила.

– Как они посмели так обращаться со мной, селицей? Даже в храм посмотреть на чудо не допустили. Ничего. Я им покажу. В ножки в другой раз мне поклонятся, – все бурчала под нос Агафья, таща за собой за руку Алью во двор. Карету по ее приказу подали быстро. Да разве кучера будут разбираться? Вот так и получилось, что Алья очень быстро попала «с корабля на бал».

Запихнув в карету воспитанницу, селица Агафья приказала кучеру: «Гони», и они помчались. Через какое-то время она успокоилась и, возможно, даже подумала, что погорячилась. Никто ведь их не удерживал, не остановил, не просил остаться. Но… Поздно было менять решение. Что-то побурчав еще, селица угомонилась и прикрыла глаза, а через какое-то время и захрапела.

Алья развязала свой узелок с провиантом – надо было хоть что-то перекусить – и задумалась, как же без нее теперь справится Ника. А Ника в этот момент, как почувствовала, попросила позвать к ней Алью. И, узнав, что той нет, разрыдалась.

– У меня была одна помощница, один близкий человек, и того меня лишили. Не будет больше никакого чуда!

Ее заставили выпить успокаивающий отвар, и она немного успокоилась, но начала опять гореть, как в огне, а потом и бредить. Лекари забеспокоились - магия у девушки была не стабильна и вырывалась из-под контроля, а храмовники, как узнали о происшедшем, испугались, что чуда больше не будет, а они уже такие планы строили.

Император, получив дозу магии, пребывал в эйфории, когда ему сообщили о состоянии девушки и ее последних словах.

– Как это не будет чуда? Что она себе вообразила? Прикажу, и будет делать все, что потребуется!

– Сир, она опять в беспамятстве. Как бы мы и ее не потеряли.

– Кто не досмотрел? Разобраться и доложить. Виновных не пощажу!

– Да, жалко. Не случись этого, завтра, а может и каждый последующий день была бы у нас новая магия. Хотя бы понемногу. Источники практически перестали капать. А тут! Такой шанс упустили.

Император вызвал канцлера и в приказном порядке велел исправить ситуацию.

– Если потеряете девушку с даром, всех накажу.

И закрутился маховик императорских служб. Вдогонку за каретой тут же был отправлен отряд.

А Алья, перекусив немного, завязала опять узелок. «Как же дальше быть?»

«Беги, – раздался в голове голос ее знакомой, – скоро карета будет поворачивать, прыгай и сразу падай, чтобы кучер не увидел».

Алья не успела подумать и испугаться, как карета стала притормаживать, вот и поворот. Собравшись с духом, Алья открыла дверь и прыгнула. От удара при падении, дыхание зашлось. «Ничего, главное, чтобы руки, ноги были целы» – подумала она и немного полежала, прислушиваясь к себе. Карета уже отъехала. И она тихонько пошевелилась. Вроде бы все в порядке.

– Вставай, уже можно. – Рядом стояла ее знакомая. – Ты, молодец. А теперь смотри внимательно.

И перед глазами Альи развернулось призрачное изображение какой-то местности.

– Ты вот здесь, – показала женщина, – а тебе нужно добраться вот сюда. Просмотри дорогу и запомни. Конечно, ты можешь позвать меня, но силы мне нужно беречь, поэтому постарайся сама. Вот здесь в лесу мой старый заброшенный храм. Тебе нужно добраться до него. Там ты будешь в безопасности.

– Я постараюсь найти, но как далеко это?

– Пару дней пути. И опасайся имперской стражи. Скоро тебя начнут разыскивать. Запоминай карту.

Алья внимательно рассматривала изображение и выбирала, как лучше ей пройти. А изображение начало таять, и скоро все пропало. Пропала и собеседница.

Тяжело вздохнув, Алья, понимая, что нужно быстрее уйти от дороги, тронулась в путь. Повезло еще, что карета повернула не в ту сторону, в которую нужно идти ей. Мысленно проверив, хорошо ли помнит карту, девушка поспешила по выбранному пути. «Еще немного пройду, – думала она, – пока луна хорошо освещает дорогу, и не слышно погони, а потом присмотрю в стороне место для отдыха и сна. Плохо, что платье на мне легкое, прохладно будет. Но ничего, я же закалялась, не пропаду».



Любовь Юрк

Отредактировано: 12.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться