Ты у меня одна, или Призрачная любовь

Глава 17

Рядом с Никой все время были люди, и Алья стала волноваться, как же подать сигнал подруге, что она уже здесь. А та с тревогой смотрела по сторонам и прислушивалась. Ника уже была одета, и у нее в очередной раз спрашивали, можно ли выдвигаться, или все откладывается. Главный Храмовник тоже был здесь и волновался, наверное, не меньше Ники. Носилки уже принесли в комнату, и носильщики стояли в ожидании приказа. А Ника все тянула время.

В комнату зашли прислужники императора и, подойдя к Главному Храмовнику, стали тому что-то говорить. Храмовник стал спорить, раскраснелся. Но один из них сказал:

– Приказ императора, – и Главный Храмовник отступил.

Второй скомандовал:

– Освободить помещение! – И все потянулись на выход.

Алья подбежала к Нике и шепнула.

– Что же ты? Я здесь была, подойти не могла.

Но было поздно.

Один из пришедших взял со столика бокал и налил туда жидкость из бутылочки, которую вытянул из складок одежды.

– Не пей! Ни в коем случае не пей! – заклинала Алья.

– Это лекарство от императора. Выпей, тебе сразу станет легче, – протянули Нике бокал.

Ника взяла бокал и понесла к губам. Она хотела вылить его дрожащей рукой. Но бокал поддерживали руки прислужника.

– Не могу, – попробовала сопротивляться Ника.

– Надо!

Алья оглянулась по сторонам, нужно что-то тяжелое. Подхватив со стола кувшин с соком, она кинула его в бокал. Эффект был потрясающий. Сок из кувшина окрасил вишневым цветом и прислужника, и постель, и одежду Ники. Пятна расплывались. А стекла от разбившегося бокала поблескивали. Прислужники в ужасе смотрели на эту картину. А Ника кричала, кричала так, что даже Алье, понимавшей что к чему, хотелось укрыться от этого крика. Комната в миг наполнилась людьми, прибежавшими на шум.

– Ника, Храм – твое спасение! – шепнула Алья.

Подруга кричать перестала и ворвавшимся людям сообщила:

– На меня напали. Позовите Главного Храмовника. Я ищу защиты у Благодетельницы.

Люди видели, что это прислужники императора, но и видели ужасные бордовые пятна, стекло. Все переглядывались, боясь что-либо предпринять.

Алья стала аккуратно помогать встать Нике. И та гордо выпрямилась.

– Проводите меня в Храм!

Люди расступились, и Ника, поддерживаемая невидимой Альей, двинулась к выходу. Но тут отмерли прислужники.

– Никто никуда не пойдет, – и загородили Нике дорогу. – В темнице ты станешь посговорчивее, – и подхватив под руки девушку, потащили ее на выход.

Люди, перешептываясь, расступились.

А Алья бросилась к травнице, может, та сможет помочь?

***

Дарина и Индис сидели на отдыхе в лесу. Алья волнуясь, сбиваясь торопливо рассказала ситуацию.

– Может есть какое-то средство заблокировать магию, чтобы не смог император забрать ее у Ники? Как спасти подругу?

– А какая магия у твоей подруги?

– Не знаю, и никто еще не смог определить. Она прорывается жаром уже около недели, Ника горит, как в огне, и спасает на какое-то время ее только слеза Благодетельницы. Все говорят: «дар прорывается», а какой? Никто не может ответить, такого никто не помнит.

Дарина встала и стала ходить по полянке, что-то высматривая, сорвала одну травку, отбросила, потом рассмотрела другую.

– Все не то.

Прислонилась к дереву и закрыла глаза, потом бросила: «Идем» и побежала. На берегу реки остановилась и стала всматриваться.

– Вот, – протянула стебелек травинки с цветочком, маленьким, неприметным.

Потом ползком обследовала тот же участок и нашла еще два маленьких кустика.

– Достаточно одного. А эти на всякий случай. Готовить снадобье некогда. Пусть так сжует. Магии не будет видно, как и не бывало. Эта травинка заглушит все. Действие этой травки прекратится само недели через две. Пусть не беспокоится. А если надо будет, я дам противоядие.

– Спасибо, – уже перемещаясь к Нике, успела сказать Алья.

***

А на площади у Храма народ бурлил. Сюда дошли вести из Дворца – на девушку, которая могла подарить им чудо, напали прислужники императора. Девушка просила провести ее в Храм, но прислужники императора потащили ее в тюрьму. И сейчас все уже были смелыми. Толпе казалось, что она – сила. Подстегиваемые друг другом, они кричали все больше и больше.

Новости о случившемся дошли и до Главного Храмовника. И тот уже раздумывал, как использовать ситуацию в свою пользу.

А Ника в этот момент с ужасом смотрела по сторонам. Комната была небольшой и затхлой. Ни кровати, ни стула не было, а стоять на ногах у девушки уже не было сил. Ника увидела в углу гнилую солому и какую-то тряпку. «Нет, это еще хуже, чем земляной пол», – опускаясь на землю, думала она. Платье сразу отсырело. Тянуло холодом и сыростью. Отчаяние затопило девушку, и она разрыдалась.

– Ника, я что-нибудь придумаю, – появилась Алья и приобняла подругу.

– Алья, я этого не выдержу, я сделаю все, что они хотят.

– Хорошо, хорошо. Не плачь, а то тебе станет хуже, а сюда уже лекарям хода нет. Вот, сжуй эту травинку, она может горчить, но это поможет. А я сейчас принесу тебе и воды, и подстилку.

Недолго думая, Алья вернулась в комнату Ники во дворце, подхватила воду, потом плотное покрывало набросила на себя. «Что еще? Потом».

Протянула воду Нике и укутала ту в принесенное покрывало.

– Вот так, так не будет зябко. Ты травинку сжевала?

– Она горькая.

– Возьми, у меня еще одна есть, и с водой проглоти.



Любовь Юрк

Отредактировано: 12.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться