Ты у меня одна, или Призрачная любовь

Глава 38

Ника провела беспокойную ночь. Неясная тревога охватывала ее, она просыпалась и опять, ворочаясь, пыталась уснуть. Рано утром встала и сказала себе: «Пора двигаться в путь».

Трактирщик юлил вокруг нее и уговаривал позавтракать. Но Нике хотелось поскорее покинуть это место, и она с небольшой котомкой вышла из трактира на уже оживленную улицу. Завидев ее, к ней поспешили сельчане.

– Госпожа магичка, мы тут всем селом собрали что могли, – протягивая ей кошель, заговорил вчерашний забияка бондарь, – помогите нам с водой, всем селом просим.

– Да мне пора уже, я должна идти.

– Не губите.

– Помогите.

– Век за Вас Благодетельницу молить будем.

Вокруг нее стал собираться народ. На разный лад люди просили о помощи с водой. И Ника поняла, что так просто ее не отпустят. «А деньги мне пригодятся» – решила она и двинулась к колодцу.

– Хорошо, хорошо. Позову вам воду. Только расступитесь, не мешайте.

Вода отозвалась, как будто и ждала ее зова и быстро начала наполнять колодец.

– Идет. Идет! – засигналила заглянувшая в колодец пронырливая бабка. Народ одобрительно загудел. Кто-то побежал за ведрами, кто-то стал пробираться в первые ряды. За стоявшим шумом Ника и не услышала приближение к толпе двух всадников с крытой повозкой, пока народ не стал резко затихать. Да, на площади появились имперские стражники.

Из повозки вышел сухонький старичок, потер рукой об руку, обвел всех колючим взглядом:

– Ну, и кто у нас тут магичит?

Вперед выступил староста.

– Не извольте волноваться. У нас просто колодец заработал. Люди собрались воды набрать. Народ согласно закивал.

– Сам по себе заработал, или помог кто?

Вперед просунулся трактирщик и, подсовывая мешочек с деньгами, что-то зашептал, кивая на девушку. Старик мешочек ловко спрятал, а трактирщика отодвинул.

– Использовать магию можно только по дозволению императора!

Стражники придвинулись к Нике.

– Люди добрые, что ж это делается?! – Заверещала какая-то баба. – Нашу спасительницу хотят арестовать!

Трактирщик достал еще один мешочек с деньгами. А люди плотнее кольцом стали сдвигаться вокруг приезжих.

– Ладно, так и быть. Пока мы передохнем и выпьем чего-нибудь, – старик ухватил второй мешочек, – она в вашем распоряжении.

Довольный трактирщик потянул к себе старика. Стражники подтолкнули растерявшуюся девушку в ту же сторону. И процессия двинулась к трактиру.

Выбежавшие навстречу жена и дочь хозяина поняли того с одного жеста. Быстро вынесли богатое угощение и стали зазывать вовнутрь. А трактирщик бросился к девушке и зашептал той.

– Колодец, мой колодец. Быстро дай мне воду.

– Не могу, – прошептала девушка. Она так растерялась, с таким ужасом смотрела по сторонам, не видя выхода, что слезы сами выступили на глаза, а руки начали дрожать. Стражники от нее не отходили.

– Давай, давай, – стал подталкивать ее к колодцу трактирщик. А девушку уже от отчаяния и ноги не держали. Она так и села на землю.

– Я за тебя заплатил, ты должна мне запустить колодец, – не унимался трактирщик, а люди уже недобро смотрели на него, поняв, что не о девушке он печется, а о своем колодце. Начались перешептывания, пошли резкие высказывания. Еще бы немного и народ созрел бы на какие-то действия. Но тут вышел старик, махнул рукой стражникам, и те потащили девушку в повозку. Трактирщик пробовал что-то перечить старику, но тот так зыркнул, что стало понятно – все, больше ничего не добьется.

«Плакали мои денежки, – сокрушался мысленно он. – Но какую-то награду за донос должны дать. И то ладно».



Любовь Юрк

Отредактировано: 12.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться