Ты у меня одна, или Призрачная любовь

Глава 39

В приподнятом настроении, светящийся улыбкой заходил в оговоренное время Дмитрий к Артемьеву.

– Чай, кофе?

– Давай кофе. Не помешает. – Доставая листы бумаги, блокнот и флешку, бросил Митя. – Где мне пристроиться? Показывать идеи буду, но нужен комп.

И Артемьев заразился настроением Дмитрия, стал заинтересовано посматривать на приготовленные бумаги Дмитрия.

Секретарша принесла чашки с кофе. Дмитрий, не глядя на нее, начал.

– Я хочу создать для детей волшебный уголок, чтобы сказка вплеталась в обыденность. Вот ты мне скажи, мы сможем у берега соорудить подобие корабля?

– Зачем?

– Это для пиратов. Питер Пен, помнишь?

– Мельнов, – засмеялся Артемьев, ощущая себя уже мальчишкой, – давай по порядку.

– Загружай флешку. Там фотки местности. Говоришь номер фотки, я показываю набросок, что там будет. Так быстрее суть ухватишь. Я фотки выбрал в ряд по обыгранным уголкам. Поехали!

Артемьев смотрел на экран, потом на рисунок и загорался все больше и больше.

– Знаешь, такого не было еще. Ну у тебя и фантазия! Только вот вопрос, насколько это все потянет? Выделят ли нам такие деньги. Но я бы хотел такое сотворить. Это же праздник для души! Эх, вот бы мне, когда я был мальчишкой, попасть бы в такое место!

– Значит, одобрям?

– Одобрям-то – одобрям. Но есть, как бы это сказать, еще один вопрос у нас с тобой. Неприятный.

– Говори. Что замолчал?

– У тебя служба безопасности есть? Ты продумываешь защиту от, прости, промышленного шпионажа?

– Да, конечно. Сам понимаешь, в наше время без этого никак.

– И люди вокруг тебя надежные?

– Да. Да в чем дело?

– Эх, Мельнов! – вздохнул Артемьев. – Даже не знаю, как тебе и сказать. Мне уже предложили купить твой проект. А я вот пока раздумываю, покупать мне или пусть продают конкурентам?

– Так ведь нет еще проекта. Эти записи видел только ты.

– Мельнов, мне нравятся твои идеи. Но рисковать на ровном месте мне не с руки. Ты уж прости. Но ты, мой друг, наивен и не видишь того, что у тебя под носом. Обманывать тебя не хочу. Чисто по-человечески ты мне симпатичен. Но, раз нашелся у тебя один предатель, то может быть и другой.

– Кто? – с осунувшимся враз лицом спросил Дмитрий.

– Твоя секретарша.

– Понятно. – Дмитрий молча стал складывать свои записи, протянул руку за флешкой.

– Мне жаль. Я принял решение. Твои идеи воровать не буду. Надеюсь новые мои разработчики придумают что-то такое же достойное. Прости. Возможно, в другой раз у нас получится. А твою секретаршу на работу никто из моих знакомых не возьмет теперь. Я об этом позабочусь.

Дмитрий махнул рукой и вышел.

Вот рыбка-прилипала и отомстила. Да как! Было так больно, но не столько от предательства друга детства, сколько от потери. Ему казалось, что судьба подарила ему шанс сделать лучший проект в его жизни, а он его потерял.

Вернувшись на фирму, на автомате собрал всех начальников отделов, замов на совещание.

Вид у него был такой, что народ переговаривался между собой, спрашивая, «что случилось», но к нему никто не рисковал подходить.

Когда все собрались, Дмитрий тяжело встал, ухмыльнулся.

– У меня для вас пренеприятное известие. Мы потеряли проект, от наших услуг отказались.

Он еще сомневался в правдивости слов Артемьева, сложно было до конца поверить в предательство, но увидев, как обрадовалась, засияла Лиля, сомнения отступили.

– Как?

– Почему?

– Мы же только начали?

– К сожалению, даже на данной стадии, наш проект предложили продать.

– Не может такого быть!

– Лиля, это месть или дело в деньгах?

Все в недоумении обернулись на девушку. Улыбка гасла на ее лице. Но она вздернула голову вверх.

– Это еще доказать надо.

– Уже не надо. Сама напишешь заявление, или мне по статье тебя увольнять?

– Да пошли вы…

Лиля быстро написала заявление под ошеломленные взгляды бывших сотрудников и бросила его Дмитрию.

– Все свободны! И отзовите Аршавского и Верещако. Пусть возвращаются.

***

Лиля быстро сгребала свои вещи. Накопилось что-то так много всего. «Как же теперь?» – лихорадочно думала она. И тут раздался звонок с незнакомого номера. Разговаривать было некогда, но от растерянности она ответила.

Незнакомый голос представился зав. отделением терапии 2 городской больницы, и удостоверившись, что он правильно попал, попросил срочно подъехать к нему в больницу. В недоумении, она бросила сборы, подхватила только небольшую собранную коробку и понеслась на выход. «Зачем меня вызывают в больницу?» Мысли о вызове в больницу перебили панику от увольнения.

Припарковавшись во дворе больницы, она быстро нашла кабинет зав. отделения терапии. Выдохнула и вошла.

– Вы Беспалова Лилия Петровна?

– Да. В чем дело?

Посмотрите, пожалуйста, это Ваши фотографии?

Врач достал снимок девочки лет десяти и вырезку из журнала, где Лиля была на фото с Мельновым.

– Да, это я на презентации вместе с шефом. – Ее фамилия в статье была подчеркнута. Листик вырезки был измятым и потертым.

– А это, – Лиля присмотрелась, – похоже, что я, только маленькая еще.

Она вопросительно глянула на зав. отделением. А тот перевернул фото, и Лиля прочла – доченька.

– К нам в отделение поступила больная в тяжелом состоянии. Документов при ней не было никаких. Вот только это. Я хочу, чтобы Вы посмотрели на нее, знакома ли она Вам.

– Да, да, конечно.

Лиля подскочила и поторопилась на выход.

– Не торопитесь. Сейчас сестра Вас проведет. Потом возвращайтесь ко мне. Я буду Вас ждать.

И он вызвал медсестру. Та по гулким коридорам провела Лилю к палате. С замирающим сердцем Лиля стала смотреть на лежавших там больных.

– Мамочка, – рассмотрела и узнала она мать. Сколько лет прошло! Но Лиля так ждала этого дня и надеялась, что однажды она найдет свою мать. Вот и нашла. Женщина лежала, закрыв глаза. По капельнице ей вводилось лекарство.



Любовь Юрк

Отредактировано: 12.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться