Ты у меня одна, или Призрачная любовь

Глава 54

– Есть у меня одна мысль по поводу Лады, – встретила Алью и Индиса Дарина. – Не могу смотреть, как она мучается. Я вспомнила про одно зелье. С его помощью можно стереть память за последние годы, в зависимости от принятого количества зелья. Вот и думаю, а что если мы вернем Ладу в юные годы? И попробуем воспитать ее доброй, чуткой девушкой?

– А дар?

– Я не уверена, но думаю, она забудет про свой дар и не будет его использовать. А мы будем контролировать. А возможно, дар и уснет. Во всяком случае, мы можем попробовать. Главное, чтобы в ней не было зависти, корысти и других ее злых качеств.

– Рискованно. Но дар забрать мы не можем, и так оставлять ее тоже нельзя. Я думаю, можно попробовать. – В раздумье сказал Индис.

– А это не причинит вреда ее здоровью? – Спросила Алья.

– Нет. Это зелье только стирает память. Я взяла на себя смелость и приготовила немного. Если дать все, то лет семь-десять пропадет из ее памяти.

– Может, не стоит так много? Мне кажется достаточно стереть годы в пансионе. И о возможном наличии у нас дара мы узнали там.

– Хорошо, я дам меньше. Если посчитаем, что мало, зелья можно добавить.

Алья размышляла, вправе ли они поступать так с девушкой, но Индис положил руку ей на плечо и сказал:

– Алья, не мучайся сомнениями. Мы защищаем не только себя, мы защищаем новый источник Благодетельницы, мы защищаем наше дело помощи миру.

– Я понимаю, но мне все равно не по себе. Мы отнимаем у нее годы жизни.

– Алья, не годы, а память о них. И согласись, не лучшее, что было в ее жизни. Она заслужила гораздо большее наказание за свои поступки. А так мы даем ей шанс исправиться, очиститься душой. Возможно, это ей поможет стать другим человеком.

– А память может к ней вернуться?

– Это возможно, но весьма маловероятно, – ответила Дарина. – Только при очень мощном влиянии из вне.

– Что ж, поступайте как считаете нужным, – решила Алья.

***

 В это время Митя с помощниками был погружен в работу, обсуждая детали проекта. Неожиданно раздался звонок в дверь.

На пороге стояла Лиля.

Митя неприятно удивился и подумал: «Как некстати».

– Я на пять минут, – поспешила сказать Лиля – пришла проститься. Все-таки мы столько лет дружили.   И протянула Мите ключи.

– Это от квартиры, которую ты для меня снимал. Сегодня ночью я уезжаю. Дверь захлопну, запасные ключи оставлю в прихожей, а дальше сам решай, что будешь делать с квартирой.

Выглянула Маша, и Лиля дернулась: «Быстро он нашел мне замену», но тут же успокоилась, сказав себе: «У меня новая жизнь, и в ней нет Мити».

Митя на автомате протянул руку и забрал ключи. И тут обратил внимание, что Лиля в черном и с черным шарфиком. «Это траур по нашим отношениям?» – усмехнулся он.

– Да, если для тебя это важно, я писала, что не успела рассказать о своих подозрениях, но ты, наверное, не читал письма?

– Не читал. Зачем? Лиля, все кончено.

– Я знаю. Так вот, я случайно увидела в фотоателье фотографию девушки на фоне одного дома, примечательного дома. Помнишь проект «домино», от которого отказался заказчик? Дом по нашему проекту, оказывается, был построен, только в архитекторах числится совсем другая фирма.

– Не может быть! – Высунулся Аршавский.

– Я навела справки кто хозяин и учредитель той фирмы. Вы потом сами все остальное проверьте. Я не успела довести до конца расследование. Так вот, хозяин – племянник твоего зама Сергея, Митя.

– Ты хочешь сказать, что Сергей воровал у нас проекты и пристраивал их на фирму племяннику? Лиля, как ты можешь оговаривать людей?

– Я знала, что ты мне, без пакета доказательств, не поверишь. Кое-что сохранилось у меня и в рабочем столе, и на компе. Впрочем, я сказала, моя совесть теперь чиста. А ты сам решай, верить мне или не верить.

Лиля замолчала ненадолго и, как бы извиняясь перед ребятами, произнесла уже для них:

– Я потому и предложила проект Артемьеву, знала, что его сольют на сторону.

– А мне почему не сказала?

– Я была на тебя обижена и зла. Я хотела, чтобы тебе было так же больно, как и мне.

– А сейчас не хочешь?

– Митя, у меня боли выше крыши, – на глаза Лили выступили слезы, – но я справлюсь.

Маша не удержалась:

– Простите, у Вас горе, кто-то умер?

– Я сегодня похоронила маму, – Лиля взмахнула рукой и поторопилась уйти.

Маша вслед прошептала:

– Примите соболезнования.

А Митя стоял как оглушенный, и ему было нестерпимо стыдно. Руку жгли ключи, отданные Лилей. И он понимал, что, по-хорошему, нужно догнать Лилю, предложить ей помощь и поддержку, но не мог сдвинуться с места.



Любовь Юрк

Отредактировано: 12.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться