Ты уволена! Целую, босс

Часть 3

Назад я пришла в сопровождении Игоря. Ну а почему бы и не привлечь сильного мужчину для помощи слабой девушке? Он нес коробку с тремя бутылками минералки разной степени газированности, литром сока для меня, аптечкой и пакетиком леденцов. Я же семенила рядом, зажав под мышкой файл с документами, потому что в руках у меня были два больших пластиковых стакана с кофе.

– Ставь на стол, – велела я и заглянула в кабинет Стрельникова.

Он сидел, уткнувшись в экран ноута, а услышав наши голоса, поднял голову и страдальчески поморщился.

Ой, ну и что мы делаем такое личико, будто увидели таракана верхом на гадюке?

– Игорь, спасибо! – я улыбнулась охраннику.

– Спасибо слишком много за такую мелкую услугу, а вот пообедать вместе будет в самый раз. Значит, завтра?

Я зачем-то оглянулась на шефа и столкнулась с таким взглядом, что быстро выпалила:

– Я перезвоню!

И вытолкнула охранника из приемной.

– Дверь закрой, – раздался голос шефа. – Купила?

Я заперла дверь и вернулась в кабинет, молча поставила перед Стрельниковым стакан кофе и три бутылки минералки, а потом вывалила на стол коробочки с мазями и так же молча направилась к себе. И дернул же меня черт оглянуться!

Мой драгоценный деспот и самодур раздевался! Он уже снял пиджак и аккуратно повесил его на спинку офисного кресла, теперь развязывал галстук и при этом так страдальчески кривился, что мое доброе, милосердное сердечко не выдержало. Да что я, злыдня какая, чтобы не помочь собственному боссу раздеться? Я решительно вернулась к столу и потянулась к галстуку.

– Ой, уберите уже руки, Герман Андреевич, и не мешайте мне оказывать вам первую медицинскую помощь! Вы ведь для этого раздеваетесь, а не для того, чтобы продемонстрировать мне ваше спортивное тело?

– Боже, Ужицкая, помолчи, прошу тебя, – простонал он, но руки опустил и покорно стоял, пока я стягивала с него рубашку.

– Ох, мать моя женщина! Все-таки вас спустили с лестницы! И сверху, наверное, попрыгали...

– Все было хуже, – Герман Андреевич впервые за время нашего знакомства смутился. – Я поскользнулся на шампанском и упал на стеклянный столик...

– Три раза? – посчитала я синяки и потянулась за мазью. – Не бойтесь, я никому не расскажу, что вас избил свояк любовницы.

Мужчина возмущенно открыл рот, но я как раз нанесла мазь на спину, и он подозрительно притих. Может, плохо стало? Я заглянула Стрельникову в лицо. Да нет, судя по довольной улыбке, ему хорошо, очень хорошо, просто восхитительно, еще немного - и мурлыкать начнет, блудный кот!

А у меня в голове был полный раздрай, тело под руками оказалось теплым, гладким и мускулистым. И меня это безумно смущало. Черт! Чувствую, что мне понадобится лед, надеюсь, шеф не весь использовал? Щеки горят, и мысли в голове дурацкие, и очень хочется огладить руками плечи, а потом прижаться к спине и вдохнуть запах... «Kenzo»!

– Kenzo Aqua pour Homme, группа фужерные водяные, авторы: Ане Айо и Филипп Романо. Сандал, белый кедр... – попыталась я абстрагироваться от мужского тела под руками. – Вам очень подходит.

Стрельников повернул голову и посмотрел на меня с удивлением и интересом.

– Разбираешься в парфюме?

Судя по тону, он явно удивлен. Я пожала плечами, я много в чем разбираюсь, но пока это мне не помогло.

– Я лично знакома с Филиппом Романо. Он замечательный! Такой стильный, элегантный, обаятельный...

– Вот как... А скажи мне, Ольга, как простая девушка вроде тебя...

Тут зазвонил его мобильный, и я вздохнула с облегчением. Кто меня за язык тянул, не могла промолчать? Ой, дура ты, Олька!

– Спасибо, Змей, – бросил шеф и отключился.

Больше мы не разговаривали, Стрельников был задумчив, без его внимания я смогла взять либидо в руки и даже почувствовала себя главной, поэтому, закончив со спиной, обошла шефа и встала перед ним, а потом немного резко скомандовала:

– А теперь приспустите штаны, пожалуйста, у вас один синяк уходит на бедро.

Ну не стану же я расстегивать ему ремень, это как-то совсем неприлично будет. Я и так чувствую, как жаром горят щеки, а глаза, как прилепленные, пялятся на мускулистую грудь и смуглый пресс шефа и туда, куда уходит темная дорожка коротких волос. Так и хочется провести пальцами по... синякам и ссадинам! А! У него на левой груди засос! Так, Ольга, не пялься! Не пялься, я тебе говорю! Можно подумать, ты никогда не видела мужскую грудь! Такую не видела! Мамочки, вот зачем я полезла со своей помощью?

– Все так страшно? – с усмешкой спросил Стрельников, медленно расстегивая ремень и глядя мне в глаза.

– Ну... – протянула я. – Когда я училась кататься на сноуборде, у меня синяки побольше были. Так что жить будете, Герман Андреевич. А вот локоть у вас припух, поэтому и рука плохо гнется, не мешало бы в травмпункт обратиться. Вдруг там трещина?

Так, Ольга, ты медсестра, а он пациент! И это не ролевые игры, это медицинский случай! Так что собрала глазки в кучку, мозги - в черепушку, подобрала слюни и загнала либидо в ... ну, короче, подальше! А этот гад еще и издевается, медленно так расстегивает ремень, затем пуговицы, молнию и ме-едленно тянет штаны вниз... он, что, в стриптизе подрабатывает ночами? Я как завороженная следила за его руками. Пальцы длинные, ногти ухоженные, но руки не белоручки... Стоп! Не смотри!

– Совсем снимать не надо! – быстро выпалила я и тут же не сдержалась. – Кнут и пряник? Шутите?

Татуировка сложенного кольцом кнута выглядывала из-под широкой резинки боксеров. Diesel, между прочим.

И вот тут Стрельников смутился.

– Молодой был, глупый, – буркнул он и забрал у меня из рук тюбик. – Спасибо, Ужицкая, ты мне очень помогла. Дальше я сам справлюсь.



Кирана Ли, Мика Ртуть

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться