Ты уволена! Целую, босс

Часть 8

Ольга

«А-а-а! Он меня уволит! С позором!» – в панике орал разум, пока мы шли к машине босса. «Заткнись! – счастливо млело сердце. – Он меня поцеловал! И это было так романтично!»

– Поедем на моей машине.

Стрельников внимательно осмотрел стоянку, задержался взглядом на «Ягуаре» брата, на мгновение остановился, а затем решительно направился к машине Генриха.

– Вы куда? – не удержала я любопытства.

– Хочу кое-что посмотреть.

Я пошла следом, удивленная странным поведением босса. Зачем ему эта машина? Не видел, что ли, никогда? Так не такая уж это и редкость в нашем городе. Стрельников же, подойдя к машине, обошел ее по кругу, заглянул внутрь, хмыкнул и направился к джипу.

– И что вы увидели?

– Что ее владелец - педант и аккуратист.

Я промолчала, хотя, видит бог, я могла много рассказать о своем любимом родственничке. Герман ошибся, мой брат не был аккуратистом и педантом, а даже наоборот, но последнюю неделю на его машине ездил наш двоюродный брат, он прилетел из Канады на переговоры, и Генри пожертвовал Алексу тачку на время, пока тот был в городе. А вот Алекс - как раз педант, помешанный на чистоте. И редкая зануда!

– Знаешь владельца «Ягуара»? – безразличным тоном спросил Стрельников, когда мы сели в его машину.

– Нет, – ляпнула я прежде, чем подумала, и быстро уткнулась в телефон, чтобы шеф не увидел виноватого взгляда.

«Ну и зачем соврала?» – спросил мозг.

«А если он начнет расспрашивать? Тогда как объяснить, что Генри спит в гостевой спальне? Придется рассказывать, что он мой брат. А это, между прочим, прямой след к папе!» – тут же отгавкнулось сердечко и застучало виновато.

– Ужицкая, ты не умеешь врать, – тяжело вздохнул Стрельников. – В покер не играешь?

– Нет.

– А зря.

Он замолчал, а я вспомнила и про себя завыла. Как я могла забыть!

– Меня шантажируют! – выпалила, развернувшись к мужчине всем корпусом. – Сексом с вами, между прочим!

– То есть… – медленно начал босс, бросая на меня ироничный взгляд. – Если ты не выполнишь требования шантажистов, то нам с тобой не переспать?

– Нет!

– Какая жалость, а я уже решил, что пора тебя увольнять и начинать ухаживать по-настоящему.

Я, открыв рот, смотрела на него, не понимая, издевается или намекает. Стрельников был абсолютно серьезен, лишь глаза задорно блестели. Точно издевается!

– Что-то вы не выглядите удивленным, господин юрист, – пробурчала я и отвернулась обиженно, чувствуя на себе его смеющийся взгляд.

– Мне вчера об этом сообщили.

– Кто?

– Тот, кто решает эту проблему.

Упс... И как мне себя вести, если он знает? Неужели моя тайна и не тайна уже? И...

– Ты правильно поступила, что сообщила в службу внутренней безопасности.

Ага, вот, значит, куда я сообщила. Я знала, что это за служба, ее сотрудники подчинялись только отцу, и числилось там всего пять человек. Все «бывшие» с очень внушительными послужными списками и не менее внушительными связями.

– Это ведь кто-то из своих, да? Потому что когда я получила фото, я все проверила в вашем кабинете и не нашла ни одной камеры. Значит, их сразу же сняли.

– Знаешь, Ужицкая, ты оказалась весьма рассудительной девушкой. А ведь по внешнему виду не скажешь.

Шеф остановился на светофоре и повернулся в мою сторону, не убирая руки с руля. Под его взглядом я стушевалась и растерялась. Надо ему ответить что-то язвительное, типа: «Я не только торты могу заказывать», - а я вместо этого пялюсь на его руки. Я сглотнула. Крепкие запястья, длинные пальцы, часы, перстень – платина и черный камень... Красивые руки. Сильные. Нежные... Ой, Олька, хана тебе! Быстро что-нибудь скажи!

– Вы учились в Сорбонне?

– Да.

Очень исчерпывающе.

– А...

– Только магистратура. Так, доставай распечатку и зачти мне договор, а то я не успел все проверить.

Ура! Мы будем работать! Какое счастье!

– Есть, Герман Андреевич!

– Похвальное рвение, – хмыкнул Стрельников. – Вот бы чаще видеть такое выражение твоего лица.

– Какое? – я разложила на коленях бумаги.

– Смирение и покорность, Ольга. Смирение и покорность.

 

 

Всю оставшуюся дорогу я записывала, а Стрельников диктовал, и, когда мы приехали на место, все воспоминания об утреннем происшествии вылетели у меня из головы.

Стрельников припарковался у серого трехэтажного здания и уже вышел из машины, когда мне на телефон пришло сообщение: «Перешли файл «друзьям». Тут же высветилось окошко почты. Я, недолго думая, набрала сообщение на номер, который был указан в конверте с фотографиями. «Я готова». Стрельников открыл дверь с моей стороны салона и протянул руку, а я, вцепившись в телефон, не отрывала взгляд от экрана, чувствуя себя агентом 007.

– Ольга?..

– Тихо. – Я прижала палец к губам. – Это шантажисты, – сказала одними губами.

Стрельников приподнял бровь, и как раз в это время пришла смс с адресом временной почты. Я быстро отправила туда файл и отключила телефон. Руки тряслись.

– Что происходит, Ужицкая?

– Операция началась! – заговорщицким шепотом сообщила я и, наконец, обратила внимание на протянутую руку. – Извините, Герман Андреевич.

Когда мои пальцы соприкоснулись с ладонью Стрельникова, по телу прокатилась горячая волна и я вздрогнула. Босс, видно, это почувствовал, потому что сжал мои пальцы.



Кирана Ли, Мика Ртуть

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться