Ты уволена! Целую, босс

Часть 10

Глава 10

Спала я плохо, много думала, переживала, прокручивала в голове события и прикидывала, как буду жить дальше. А потом злость сошла на нет, я вообще не умею долго злиться, но вместо нее пришла апатия. И только под утро я забылась тревожным сном. Слышала шум подъехавший машины, потом, через некоторое время, еще одной. Но сил, выползти из-под пледа и посмотреть, не было. Стоянка большая, всем места хватит.

Разбудил меня мочевой пузырь, еще немного полежала, вспоминая, как я оказалась здесь, а потом отбросила плед и со стоном села. Окно запотело, и я включила обогрев, покрутила занемевшей шеей и потянулась открыть дверь. Вокруг стоянки были вполне густые кустики, правда, представляю, как они заминированы… но выбора нет. Вот все время хотела купить девайс, чтобы мочиться стоя, и вечно забывала это сделать! Нет, следует озаботиться этой штучкой вот для таких непредвиденных случаев.

И тут мой взгляд уперся в лобовое стекло. Я даже глаза протерла, настолько картинка была неожиданной. Прямо в капот моей машины мордой упирался до боли знакомый джип. И как он меня нашел? Может, и на моей машине стоит жучок?

Я зло сощурила глаза и бросила взгляд в зеркало, прикидывая, в какую сторону буду выруливать. Видеть Стрельникова я готова не была. В зеркале отразилась машина ГАИ, радостно подпирающая мою малютку сзади. Возле нее стояли трое мужчин и пили что-то, наверное, жутко вкусное, если верить их довольным лицам, заедая напиток бутербродами, а на капоте стоял большой термос и лежали бумажные пакеты. Рот моментально наполнился слюной. Стрельников, видно, почувствовал мой голодный взгляд, потому что повернулся и махнул рукой.

– Доброе утро, Ужицкая. Присоединишься?

Обложили со всех сторон, сволочи. Даже пострадать в тишине и покое не дадут! Я надулась и полезла под сиденье в поисках обуви. В это время в окно постучали. Герман Андреевич с пластмассовой кружкой и бутербродом.

– Открой, у меня кофе. Вкусный.

А у меня страстное желание сходить в кустики, помыться и… удавиться. Представляю, как я сейчас выгляжу. Лохматая, заспанная, мятая. Боже, как я хочу в душ!

Я открыла дверь с другой стороны и, не глядя по сторонам, начала осторожно спускаться в лес. Надеюсь, у Стрельникова хватит такта не идти за мной.

Не хватило.

– Ольга, стой! – Он ухватил меня за руку чуть выше локтя. – Не иди в ту сторону, там все загажено. У меня есть все, что тебе нужно.

Не успела я ничего сообразить, как меня аккуратно подсадили в заднюю часть джипа, надо сказать, довольно вместительную.

– Здесь все, что тебе может пригодиться. А потом приходи завтракать, и я познакомлю тебя со своими друзьями. Они, между прочим, полночи тебя искали!

Это прозвучало как обвинение, но ругаться мне не хотелось, поэтому я кивнула, и Стрельников захлопнул дверь с тонированными стеклами.

Биотуалет, коробка с влажными салфетками и пакет. В пакет я заглянула в первую очередь и растерянно захлопала глазами. Телефон, ключи от квартиры, аккуратно сложенное белье, спортивный костюм, кроссовки. Он рылся в моем шкафу? А-а-а! Это слишком интимно! Я почувствовала, как краснею. Такая забота выбивала из состояния обиды и разбивала в пух и прах мои вчерашние мысли выбросить Германа из головы.

Не удержалась, включила телефон. Двенадцать неотвеченных вызовов, из них пять от Генриха, два от мамы, сообщение от Аминаева, что он будет ждать меня в аэропорту, и один звонок от отца. В голосовом ящике папочка строгим голосом напоминал, что ждет меня в Праге и надеется на понимание. Я отключила телефон. Пошли они все в… сад!

Быстро сделав свои дела, переоделась и, стиснув зубы, открыла дверь. Стрельников стоял рядом, он не позволил мне спрыгнуть на землю, а аккуратно ссадил, при этом задержав в объятиях чуть больше, чем я разрешила бы чужому мужчине. Ух, как у меня заколотилось сердце, и голова слегка закружилась, и мне совершенно не хотелось, чтобы меня отпускали. Чтобы скрыть замешательство, я выпалила:

– Где обещанный кофе?

Герман (как же приятно произносить его имя, пусть даже в уме) улыбнулся и подхватил меня под руку.

– Знакомься, это Кирилл и Алекс.

Кирилл улыбнулся и галантно поцеловал мне ручку. Он был в форме, правда, без фуражки. И надо признать, что форма ему очень шла. Алекс, мужчина лет сорока с седыми висками и черными как смоль усами, доброжелательно кивнул.

– Зачем вы меня искали? – обхватив руками чашку, спросила я, и, как мне показалось, этим вопросом поставила мужчин в неудобное положение.

– По просьбе друга, – выкрутился Кирилл. – Мы с Герой вместе учились на юридическом, но он избрал частную практику, а я пошел… – Он развел руками. – Мечтал о погонях, гонках, стрельбе… А чаще всего сижу в кустах с радаром, – со смехом закончил он, уводя разговор в сторону.

Кофе оказался крепким, бутерброды - вполне сносными, а компания очень доброжелательной, поэтому шкала моего настроения медленно, но неотвратимо полезла вверх.

– Кирилл отгонит твою машину к дому, – сказал Стрельников, глядя на часы. – Ты поедешь со мной, заберешь вещи, и я отвезу тебя в аэропорт.

И мне вот совершенно не захотелось с ним спорить. Как-то устала быть сильной, самодостаточной оптимисткой, и мне показалось очень приятным хоть сейчас довериться кому-то, ненадолго переложить на чужие плечи решение моих проблем. Малодушно? Да, наверное, но иногда жутко сложно устоять перед соблазном.

Я отдала ключи Кириллу и забралась в джип.

– Ты как? – спросил Герман, когда мы выехали со стоянки.

Я пожала плечами и промолчала.

– Ольга! – Я заметила, как сжались пальцы на руле. – Тебя это не должно было касаться. Это все случайность. В отделе кадров на самом деле все перепутали, и устроиться ко мне должен был Генрих. Именно он планировался на место подсадной утки.



Кирана Ли, Мика Ртуть

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться