Ты в Ловушке

Глава 16.

 

АЛЕКСЕЙ.

 

На следующий день после обеда ко мне в кабинет неуверенно входит Петр. Что это с ним?

- Ну как, передал благодарность девчонке?

Интересуюсь просто так и слышу невразумительное от помощника, который обычно докладывает по-армейски четко и без запинок. А сейчас…

- Ну, как сказать, шеф... отказалась она от... благодарности... и она просила передать...- Замялся он вконец.

Интересно, что же произошло, чем смутила его девчонка?

- Рассказывай.

- Вам как, дословно?

- Естественно.

- Ну, тогда прошу прощения!- Петр набирает воздух в грудь и без запинки выдает.

-  Если этому гребанному миллионеру деньги девать некуда, то пусть переведет их тем, кому они действительно нужны! Больным детям, например! А сунетесь ко мне еще раз с такими благодарностями, засуну куда поглубже, не вытащите!

- Ну, как-то так...- Виновато смотрит на меня Петр, натянутый струной, видимо ожидая от меня пендаля за подобное представление.

Я сидел с минуту с каменным лицом, а потом не выдержал, и меня прорвало на дикий смех, до слез.

Когда я в последний раз так ржал?

Хочу лично встретиться с этой бандиткой.

- Ты знаешь, где Ева сейчас?

Петр кивнул.

- Тогда поехали, пообщаюсь с ней лично!

В машине строю предстоящий разговор, но все происходит не по плану.

Приезжаем в  тихую деревню всего в пятнадцати километрах от города, но словно попал в прошлый век. Пестрые курицы носятся через дорогу прямо перед колесами машины, козы и коровы неторопливо щиплют траву и лениво приподнимают головы, провожая нас долгим взглядом. Открываю окно, воздух напоенный  ароматом цветущих трав  и пение птиц, разве еще существует такое? Старые домики утопают  в садах, деревянные палисадники и лавочки перед ними. Жизнь немного затормозила здесь, мимо проезжают пенсионеры на великах, благодать! Останавливаемся возле небольшого, но недавно построенного деревянного дома с участком.

- Ева здесь живет? В деле у нее стоял другой адрес.- Спрашиваю я у Петра.

Он пожимает плечами.

- Да, жила в городе. Не знаю, что случилось, но девушка уже несколько дней туда не возвращалась,  и вот буквально позавчера купила этот дом и сегодня перевезла сюда свои вещи. 

- Оставайся здесь, я сам с ней поговорю.

Вышел из машины и подошел к забору, да так и застыл, не дойдя до калитки, потому как услышал из-за забора дивный девичий голос, наполненный болью и печалью.

- Вот скажи мне, Барсик...

От этого ее «Барсик» простреливает где- то в районе груди, словно она ко мне обращается. Забор здесь набит не вплотную,  есть щели, и сквозь  них я вижу  миловидную девушку с фото, она сидит на лавочке, стоящей под окном веранды. Ее длинные волосы заплетены в две косы, отчего она кажется еще юнее, на  коленях сидит по- видимому тот самый Барсик, толстый полосатый кот, с довольной мордой, подставляющийся под ласковые руки девушки. А тем временем девушка продолжает.

- Почему он так со мной поступил? Я же его любила...- Голос дрожит, девушка громко всхлипывает и продолжает свою речь, наверное, коту исповедуется. - Он был для меня первым, единственным, целым миром... и вот так жестоко... вырвал мне сердце, одни ошметки оставил... как мне людям после этого верить? Больше никогда и никого к себе не подпущу! Никогда... никого...- Опять громкий всхлип.- Ведь я теперь всегда буду ждать удара в спину. Не смогу по- настоящему довериться...

Тихие слезы капали на недоумевающего кота, и он терпеливо слизывал их со своей шкурки.

Ох, малышка, как же мне знакомы все твои чувства. 

 Девушка подхватила кота и пошла в дом.

-Пойдем, покормлю тебя вкусненьким, котенок!

После этого я стал иногда приезжать и наблюдать за Евой  издалека. Сам не заметил, как это вошло в привычку... нет, скорее в одержимость.

Я знал о ней все: где работает, что любит.

Девушка с  ледяным пронизывающим взглядом, с напускной внешней холодностью и израненной душой, и сердцем.

Любительница скорости. И умеющая улыбаться, как никто другой в мире!

Я думал о ней каждый день, каждую минуту, засела где-то в районе груди, и я уже просто не мог оттуда вырвать, только если вместе с сердцем…

В один из своих приездов заметил, что на соседнем с ее домом участке появилась табличка - продается. На следующий день оформил документы.

Моя одержимость Евой дошла до того, что я выкупил участок рядом с ней и построил там дом, с расчетом на то, что когда-нибудь я приведу Еву в этот дом хозяйкой...

Да, дошло до абсурда, ни разу с девушкой не разговаривал лично, но уже планирую сделать своей женой.

Сумасшествие? Возможно, не отрицаю.

Но, черт возьми! Зацепила меня Ева, никогда не верил в эту чушь про любовь. Еще свежи были раны, нанесенные нашей семье матерью.

Они ведь с отцом любили друг друга, как подростки по углам зажимались... И я искренне верил, что вот такая она любовь и есть, и мечтал так же полюбить, а потом это предательство матери, как нож в спину.

Встретила она свою первую любовь, и отец ей стал не нужен.

Только вот он без нее ... сломался и упал на дно, и в итоге  даже жить без нее не смог.
Помню, как напьется, все ее зовет – Светик, где же ты? Почему ушла? Я же люблю тебя, Светик, вернись, не могу без тебя!

Здоровый мужик сидит за столом, пьяно раскачивается из стороны в сторону и плачет. Он никогда не обижал нас, лишь виновато улыбался, когда был пьян до бесчувствия. Жалкий сломленный человек!
Просто подойдешь к нему, тронешь за плечо.- Пап, иди, ложись!

 

 Он посмотрит на нас и покорно идет, тяжело переставляя нетвердые ноги, большой потерявшийся ребенок.

Я тогда много насмотрелся на его страдания, и в голове для себя решил, что никогда ни одну женщину к себе не подпущу. Ни одна не превратит меня в безвольного человека, и ни одна не вытянет из меня душу!



Ника Маршал

Отредактировано: 22.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться