Ты веришь мне?

Размер шрифта: - +

Глава 27

«Ненавижу лес», - думала я, отгоняя от себя противный гнус. В этом лесу, в отличие от проклятого, было видно солнце, но это был его единственный плюс, поскольку в этом были насекомые, много разных насекомых. А ещё была отвратительная влажность, и смрад от окружающего нас болота. С ностальгией вспомнила лес меллорнов, и вздохнула. Честно говоря, я не понимала, как мы доживем до вечера, да нас быстрее эти гады обескровят, чем мы из леса этого выберемся! Теперь мне стало ясно, почему проложили новый тракт, и все предпочитают передвигаться только там, хотя по-старому путь выходит на пару часов короче.

Из нас троих, Рэн всегда маячил где-то далеко впереди, от окружающей обстановки не страдал только Сай, — он сказал, что степень влажности и вони тут для него в норме, о доме даже немного напоминает. А от гнуса его спасала длинная и плотная шерстка.

Кейс от ранданы, с мечами внутри, уже оттягивал мне плечи, Сай раздражал тем, что его не кусали. Разговаривать не хотелось, поскольку, открыв рот, можно было сразу и пообедать случайно — насекомых вокруг было просто невероятное количество. Пейзаж вокруг был слишком уныл, чтобы его разглядывать и восхищаться. Оставалось только опять размышлять о всяком, и почему-то мне вдруг вспомнилась Земля. Вспомнилось, сколько на моём пути там было предательств: сначала мать, которая бросила меня практически сразу после рождения, потом одновременно Женя и Наташа, что тоже было очень больно. Затем умерла моя бабуля - конечно, это не было предательством, но тогда я решила, что проще быть одной — меньше боли, ничто не разрывает душу, и не рвет сердце. Проще, да. Тогда так казалось правильнее. Сейчас, в этом мире, я словно проснулась — я поняла, что хочу жить, хочу дружить, хочу любить — вопреки всему. Я хочу стараться, хочу идти вперед. Пусть не всё так будет гладко на моем пути, пусть я буду падать и разбивать голову, но кто-то подаст мне руку, поможет, и я пойду дальше. Это прекрасно, знать, что рядом есть люди, которым ты дорог. Ради этого стоит жить. Поэтому я благодарна тому, что оказалась здесь, и да, я благодарна за эту миссию, что свела меня с этими людьми, хм, и не только людьми, даже несмотря на то, что из-за неё меня могут убить… Всё-таки странная эта штука – жизнь...

—   Аши, —  отвлек меня от размышлений Фиан, —  сейчас сделаем небольшой привал, разомнемся, и ещё надо бы мне оглядеться. Не нравится мне то, что Рэн уже давно не показывался.

Я согласна кивнула и спрыгнула со своей Буренки, размяться стоит — долго на лошади мне, неподготовленной, ещё трудно ездить, всё затекает и болит нещадно. И да, действительно странно, что Рэна до сих пор не было видно, обычно он каждый час показывался нам на глаза, а тут прошло уже, наверное, часа два.

Сай, спрыгнув с меня, тоже решил размяться, и теперь ходил по дорожке, потягиваясь и широко зевая. Фи отъехал от нас уже на приличное расстояние, когда демон вдруг пригнулся к земле мордочкой и начал водить ушами, словно прислушиваясь к чему-то. И тут издалека донесся раскатистый голос Фи:

— Аши, быстрее на лошадь и скачи обратно в Катриолу. Быстро!

Я, тут же, не тратя время на раздумия, схватила за шкирку Сая, влезла на Буренку, развернула ее и припустила вскачь.

—  Сай, что случилось, ты знаешь? Ты же тоже что-то почувствовал? — пригибаясь к холке лошади, чтобы встречный ветер не так сильно бил в лицо, спросила я.

— Услышал отряд, едущий нам на встречу, но не это меня насторожило, потому как поступь лошадиная была тяжелой, вряд ли разбойники носят латы. Чувствую звериное что-то в лесу совсем рядом, точнее пока не могу сказать, но исходит от этого неизвестного зверья заинтересованность и вот это мне больше всего не нравится, —  ответил серьезным голосом Сай.

Плохо. Всё, что странно - это очень плохо, однозначно.

Скакали мы так минут пятнадцать, в полной тишине, пока моя Бурёнка вдруг не остановилась, да так резко, что я чуть не вылетела из седла. Саю же не повезло, и он кубарем покатился вперед по пыльному тракту. «Надеюсь, он жив», — подумала я, не медля, соскакивая с лошади, даже не побеспокоившись, что же такое могло остановить Буренку. А зря.

Медленно, словно в замедленной съёмке, на дорогу вышли волки. Хотя нет, это точно были не волки. Это были оборотни в звериной ипостаси. Они были огромные, оба тёмно-серой окраски, в холке мне, наверное, до плеча — самые настоящие кони, а не волки, грустно подумала я. Моя Буренка только отчаянно заржала и отступила, когда они оскалили острые и длинные зубы, зарычав. Они сделали ещё пару шагов нам навстречу, и моя флегматичная кобыла вдруг дала такого дёру, что через секунду её и след простыл, натурально так взяла и дезертировала, скотина!

И вот стою я, на плечах у меня кейс от ранданы висит - единственное, что осталось от всех вещей. Напротив же стоят здоровенные оборотни и скалят зубы, а в дорожной пыли валяется Сай, и не подает признаков жизни. «Кажется, судьба опять повернулась ко мне не тем местом», — тоскливо подумала я.



Ника Фрост

Отредактировано: 12.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться