Ты веришь мне?

Размер шрифта: - +

Глава 41

Шёл последний, пятый день нашего путешествия по реке Рольмель. Всё это время я проводила в своей каюте, и у меня постоянно гостили Сай и Фиан — то покушать принесут, то просто сидели и развлекали меня всякими историями из своих жизней. Рэна же с того дня я ни разу не видела, Фи сказал, что эльф зачищает нам путь, чтобы мы до Фэлиндэна, столицы тёмных эльфов, добрались без происшествий.

Кстати, после того разговора с Рэном, мне действительно стало немного легче пережить ту кровавую бойню, что устроили члены ордена. Я, естественно, и не думала его обвинять, просто решила для себя, что мы не должны больше допустить ничего подобного и, уж тем более, мы не допустим, чтобы ЫргхЫм попал в руки Ордена.

По ночам же я долго не могла уснуть, и всё думала о том, а есть ли у нас вообще хоть мизерный шанс — тысячелетний, мудрый и опасный эльф и молодая человечка с таким коротким сроком жизни… Но, всё же, ещё во мне поселился росток надежды, что Рэн испытывает, хотя бы отчасти, ко мне те же чувства, что и я к нему. По крайней мере, теперь я точно получу ответы на все свои вопросы, наконец-то увижу его лицо, и смогу посмотреть в его глаза. И только после пары часов моих метаний по подушке с трудом засыпала. Всё-таки была я права, когда думала, что Сай насылает на меня те крепкие и легкие сны.

Но Сай больше не принимал облик кота, находясь в истинном, и соответственно спал в соседней каюте, объясняя всё тем, что пока Рэн зачищает лес от преследователей, он подстраховывает Фиана. Кстати, в облике демона Сай стал крайне серьезным, собранным, я бы даже сказала — периодически он был даже излишне суровым. Только изредка в его глазах появлялись смешинки и он подкалывал меня и Фиана, не злобно, а как-то по-дружески, что ли. В такие моменты, когда он задорно, словно мальчишка, смеялся, я искренне им любовалась — мне кажется, на Эллиании он нашёл то, чего у него не было в своем мире — друзей.

Сейчас же он развалился на моей кровати, и изнывал от тоски:

—  Дева! Развлеки меня! Расскажи что-нибудь, ну или спой.

Я подумала, и в голову вдруг пришла одна песня Николая Носкова (моя бабуля очень любила этого певца, и очень часто его слушала), которая легко поется а-капелла, а на память я никогда не жаловалась:

«Минута, вечность, час —  мы встретимся сейчас

В одном из тысячи мгновений

Пересеклись пути, чтоб дух перевести,

Случайных нет в судьбе прозрений.

Минута, вечность, час вновь окружают нас,

Мелькая в бездне отражений.

Опомниться успеть, во все глаза смотреть,

Как ты выходишь вдруг из тени,

Узнать тебя в толпе, знакомое лицо,

Узнать тебя в толпе, не встретив взглядом,

Узнать тебя в толпе, как камешек в песке,

В душе все оживет, когда ты рядом…»

Когда же я допела песню, Сай резко опрокинул меня к себе на кровать и начал тискать за щёки, приговаривая:

—  Да ты теперь нам всю дорогу петь будешь! Мы, видишь ли, с Фианом страдаем от скуки, а она от нас скрывала, что умеет петь!

—  Да какое там петь-то, хорошо хоть слух есть, —  засмеялась я, и попыталась вырваться из рук демона.

—  Врунишка, Аши-врунишка! Ай-ай-ай, такой быть! — не переставая мять мои щёки, приговаривал он.

—  Фи, предатель! Помоги! — взмолилась я, потому что вырваться из стальной хватки демона, сама не смогла.

—  Почему это предатель-то? — удивился Фиан, но даже не шелохнулся.

—  Я вам не помешаю? — вдруг раздался насмешливый голос Рэна.

—  Помоги, Рэн! — умоляюще попросила я, у меня уже щёки полыхали как советский флаг — не хватало только на них серпа и молота для полноты картины.

—  Сай, отпусти Ашилию. Мы уже подплываем к Фэлиндэну, сходите посмотрите на столицу тёмных.

Быстро поднявшись с кровати, я первая выскочила из уже опостылевшей каюты, и, поднявшись на палубу, завороженно уставилась на огромный город, который сквозь тонкую пелену воды от находящегося рядом водопада, ярко сверкал, словно огромный бриллиант. Отблески заходящей Ирии окрашивали его белокаменные стены во все цвета радуги, придавая ему необыкновенный вид, он выглядел, словно волшебных город из детских сказок. Прав был Фиан: по крайней мере на закате, Фэлиндэн, действительно, был намного красивее Гириона —  столицы оборотней.



Ника Фрост

Отредактировано: 12.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться