Ты вышел из тьмы

Размер шрифта: - +

Глава 19.

Когда портал за Вельдой закрылся, маг мысленно прикинул список важных дел на сегодня. Кровь горела от жажды деятельности, ноги требовали бежать куда-то, стихии сами шли в руки, заполняя саму суть мага. Ощущение жизни сделалось иным. Теперь ничего не будет как прежде. И Стефан не мог отрицать, что ему это нравится.

Прибрал на столе в кухне не без помощи магии, колдовал легко, играючи. Рана напомнила о себе тянущей болью — хватило сил на лечение. Какие-то новые источники открылись для Стефана. И полученное нужно потратить с умом.

Для начала решил осмотреть тайный ход, раз уж находился рядом. Спустившись в погреб, сдвинул сундук, поднялся и неторопливо продвинулся вперёд по лесенке, а затем по галерее. Как и Вельда, добрался вначале до запертой двери. Задумался, мысленно извлёк из памяти план города, прикинув, куда может вести далее галерея. По всему выходило, что это направление ведёт к крипте под Домом Дивного бога. От дома мага недалеко. Вспомнив, поморщился. Так и норовит мерзость испортить чудесный день, наполненный радости и света. Образ Вельды согревал мага.

Прошёл в обратную сторону и осмотрел вторую ветку галереи, обнаружив человеческие следы на влажном песке. Решил, что пройдёт до конца. Бояться Стефану некого, страшнее того, что с ним происходило в крипте, всё равно ничего не будет. Кроме этого, чувствовал силу для борьбы, если придётся защищаться.

Галерея несколько раз поворачивала то в одну, то в другую сторону, тянулась бесконечной линией факелов. Стефан размышлял. Он не сомневался, что тайный ход используется культом и братьями ревнителя лика. А это значит, что у них был свободный доступ в дом старого мага. Ещё у выхода на лесенку за стеной он увидел рычаг для управления плитой. С одной стороны вход управлялся механизмом в полу погреба, а сундук создавал необходимое давление, с другой простым рычагом.

Данный факт говорил в пользу версии, что братья замешаны в смерти Бертрана. Незаметно пришли и так же невидимыми ушли, поэтому никаких свидетелей на улице, никто не видел людей у входа в дом. И Бельчонку почудился чужой в доме.

Отложил факты до следующего анализа. Тем более галерея резко оборвалась у широкой лестницы, перекрытой частой решёткой. Исследование полностью захватило Стефана, на время он даже позабыл обо всём прочем, мальчишеское любопытство проснулось в маге. Интересные тайны хранили подземелья города. Осмотрев пространство вокруг прохода, обнаружил очередной рычаг, поднял решётку. Прошёл дальше по лестнице, которая ничем уже не освещалась. За темнотой виднелась низкая арка, туда Стефан и зашёл.

Воспоминания нахлынули внезапной волной. Небольшое квадратное помещение почти не освещалось и было завалено мешками с припасами, ящиками. Где-то здесь они с братом прятались в детстве от гнева отца. Или сидели, поджидая прислугу, чтобы выскочить с громкими страшными криками и насладиться испугом. Впрочем, многие слуги знали, что молодые лорды могут играть в нижней части замка, и всегда были готовы показать искренний страх перед мальчишками. Вот только хода на лестницу с решёткой Стефан не помнил: либо завален был, либо просто выпал из памяти.

Значит, Вороний замок тоже связан с подземными ходами ревнителей лика. Окопались под Фолгандом, подтачивают земли, прибирая к рукам всё, до чего могут дотянуться. Жадные до власти крысы.

Кривыми поворотами добрался Стефан до жилых помещений. В этих стенах он каждый камешек, каждую ступеньку знал когда-то, только за тринадцать лет позабылось многое. Шел по лестницам и коридорам, вспоминая былое. Как стал у Бертрана учиться, почти не бывал дома, особенно пока жив был старый лорд. Не мог выносить отец присутствие младшего сына после того, на что сам его обрёк. Сжирала старого лорда неспокойная совесть.

– Лорд Аспер в замке?

Слуга отшатнулся от внезапно появившегося бледного призрака. Затрясся мелкой дрожью.

– Мил-л-лорд, – глаза отводил, чтобы не видеть холодный неподвижный взгляд мага. – Ваш брат в оранжерее.

Знакомыми путями прошёл дальше. Оранжерея любимое детище их матери — сама ухаживала за растениями, мало кому из садовников доверяла заботу о цветах. Лорд Аспер сидел среди кадок с высоким кустарником, причудливо подстриженным садовником. Брат был мрачен и пил вино. На столике стояло уже три бутылки.

– Кажется тебе хватит, – Стефан забрал наполовину опустошённую бутылку и отставил подальше.

– О, братец пожаловал, – язык Аспера слегка заплетался. – Как всегда — сама смерть.

– Что это на тебя нашло? – маг не мог припомнить, чтобы брат имел склонность напиваться.

– Пошли, – Аспер поднялся, поставил бокал и, ссутулившись, направился в другой конец оранжереи, ни разу не оглянулся.

Они молча прошли по дорожке, усыпанной гравием, свернули за живую стену из вьющихся растений, и Стефан закусил до крови губу, испытывая ужас от открывшейся картины.

В этой части оранжереи росли любимые кусты роз их матери, несмотря на короткое лето, здесь они цвели долго и пышно. Сейчас перед глазами двух мужчин находились жалкие остатки растений. Большая их часть осыпалась белёсыми хлопьями, хрупкие выцветшие ветви рассыпались в прах. Почва вокруг кустов приобрела пепельный цвет.

Испытывая почти физическую боль, Стефан закрыл глаза, в памяти бережно хранились образы мамы среди огромных бутонов алых роз. Все разрушено. Мать унесла чёрная чума, розы погублены белой смертью.



Иванна Осипова

Отредактировано: 02.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться