Ты загадай, а я исполню

Размер шрифта: - +

1.5. Новый мир

- Чтооо? – по-своему оценив поцелуй, интенсивное обтирание и довольное лицо   практически раздетого мужчины, девушка  поправила немного задравшуюся футболку. - Ты за кого меня принимаешь! –  она боевито скрестила руки на груди и отступила немного назад. Пусть теперь он не способен повелевать ей, используя кинжал, но его физическое превосходство над ней  это никак не умоляло, как и факт, что он мужчина и у него может  быть потребность не только в ее покорности. Это двадцати однолетняя девушка прекрасно понимала, оттого взгляд ее стал суровым, а на ладошках появились маленькие огоньки.

- Тощие джины меня не интересуют! – со смешком сказал он, осознав, что субтильной  девушка неверно оценила его намерения. – Вещи мокрые и их нужно заменить, - и он бросил к ногам Жанны одежду из своей сумки, взял свои вещи  в охапку,  отвернулся, и,  насвистывая что-то веселое, принялся одеваться.

- Я это не надену, - предложенное  оборотнем одеяние  совсем не впечатлило любительницу модных трендов.

- Так значит? – он быстро очутился возле девушки, растерявшей после порчи клинка свою нереальную скорость,  крепко схватил ее и поцеловал. Только вместо покорности он получил пощечину, а она новый поцелуй.

- Бесишь! – шипя, произнесла она,  и попыталась оттолкнуть его.

- Пока не выполнишь мой приказ, буду целовать снова! – он еще крепче прижал девушку к себе и снова поцеловал. Алан  понимал, что потерял над ней полный контроль, но он еще ее повелитель и имеет  право на ее  покорность. Пусть и полученную таким необычным способом.

Так продолжалось несколько раз кряду, пока студентка  не сдалась и не  надела мешковатые мужские вещи, подходящие по размеру  скорее статному мускулистому парню, а не высокой худой девице.

- Что теперь? Прикажешь спрятать волосы под шляпу и  вести себя как мальчик?

- Зачем же так радикально, моя послушная девочка? – с улыбкой сказал он, погладил Жанну по голове и… резко схватив ее за высокий  конский хвост, одним взмахом выпущенных когтей  лишил землянку ее длинных редких волос, которым были отданы ее лучшие годы. Истерика Жанны, ее слезы и нецензурные слова, коими она удостоила  ужасного цирюльника, стоили Черному Лису не одного  укуса, царапины и удара. Поцелуи лишь распаляли гнев джина, и, в конце концов,  он просто связал разъяренную девушку. Когда она окончательно успокоилась, он спрятал  чудесный мрамор ее кожи под толстым слоем тонального крема, нарисовал  веснушки по всему лицу, добавил редкие усики и полностью перекрасил   короткие волосы в медный  цвет.

- Теперь  ты не джин  Жанна Вязова, а мой  сподручный  по имени Жан Вьоз. И кстати, ты немой от рождения, - он вколол  в плечо иномирянки   зелье, лишившее ее приятного  девичьего голоса.



Мирослава Виор

Отредактировано: 20.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться