Ты ждала меня, Заруна?

Размер шрифта: - +

Новые трудности

Уже ничего не тревожило его сон. Расслабленный, безмятежный, мне он казался самым лучшим мужчиной на всей Заруне. Неужели он стал моим мужем? Он мой муж?! Неужели я теперь принадлежу ему? Только ему? Да. И я этого сейчас хотела больше всего на свете. Продолжать быть его. Ночь… точнее, минуты любви пролетели мгновенно. Я чувствовала наше единение каждой клеточкой тела и была на небесах. А потом он просто отключился. Как свет. Клац. И все, темно. Словно сдохла батарейка. Но о чем мне жалеть? Он приложил все усилия, чтобы мне было хорошо. Очень хорошо. Ну, и что, что он спит! Ему надо. Не спать несколько суток. Тут и супермен  не выдержит. А кто, кстати, этот супермен? А! Проклятая память! Снова эти пугающие проблески.

Улыбка упрямо не сходила с моих уст, отражая мое внутреннее ликование. Я склонилась над ним, уперев голову на подставленную руку и рассматривая его черты лица в холодном свете звезд и лун, лившемся через незашторенное окно. Его ровный выточенный нос, густые черные брови, вычерченные губы, которые он часто кривил в насмешливой улыбке. Я невольно коснулась их контура и обвела вокруг указательным пальцем. Сколько восторга во мне вызвало это движение! А он лишь сладко усмехнулся и продолжил мирно спать. Вот она – первая брачная ночь! Точнее после всего главного. Просто лежишь и любуешься им. Какой он красивый, мужественный и… мой! Просто мой!

Лахрет дышал ровно и спокойно. Все. Позади страхи и тревоги ожидания, терпения, самообладания. Теперь все можно. Теперь я его. Он верит мне. Я знаю. И как же мне не хочется рушить его надежд и иллюзий. Я хочу, чтобы он во мне находил уютную гавань, укрытие от невзгод и непонимания. Я хочу быть для него миром, куда он может прийти, отдохнуть, и не услышать упреков и критики. Выйдет это у меня? Не знаю. Но, хочется попробовать. Вдруг, получится? Хотя внутренний голос подсказывал, что перед нами непростая дорога, полная непонимания и тех самых упреков. У всех так, я знаю. Надо друг к другу привыкнуть. Научится жить с недостатками и терпеть их. Это будет нелегкий путь, но я хочу верить, что мы будем идти по нему вместе, рука об руку. Мой Лахрет… Я положила голову ему на плече и поводила пальчиком по обнаженной груди. Он не откликнулся. Спит богатырским сном мой любимый. Надо вставать и лететь к Забаве. Уже вторая половина ночи и ей нужна я. Что будет, если меня не будет рядом, когда она проснется?

 Полежав минут пять у груди мужа, я с глубоким вздохом все-таки оторвалась от него и сползла с постели. Переоделась и вышла на балкон. Чувство, что меня зовет Забава, росло с каждой минутой. Лирит, скрутившись в калачик, спал почти у самого края балкона. Начала его толкать, чтобы пробудить. Он неохотно открыл сперва верхнее веко, затем внутреннее.

– Лирит! Сможешь отвезти меня в поселок Со, обратно? Меня Забава зовет, - говорю, а сама думаю, ответит он мне или нет? Ведь ниясыти часто общаются только со своими наездниками.

Но попробовать стоит. Будить Лахрета – бессмысленная трата времени. Попробую пока сама. Каково же было мое удивление, когда я услышала в голове мысль, похожую на интонации Лахрета:

– Могу.

Лирит послушно поднялся на лапы и подставил мне переднюю, чтобы я смогла легко залезть на его спину. Усевшись поудобнее, я сообщила, что готова. Правда, я не представляла, что нужно говорить и делать, чтобы послать нура в зияние. Понадеялась на опытность зверя. Тем более что он понял, куда лететь.

В ночной синеве неба едва заметно заколебался воздух и нур легко окутал нас своим полем. Потом уже знакомая перламутровость так называемого гиперпространства, то есть пространства вне времени и места. Сердце бешено колотилось в груди от волнения. Все-таки сама первый раз. Лирит послал мне мысль, чтобы я не волновалась, он знает, что делает. Тогда я зажмурилась и сделала глубокий долгий вдох и выдох.

Резкий порыв все такого же ночного влажного воздуха отправил мои волосы колыхаться флагом позади головы, а глаза заслезились от сильного ветра. Мы стремительно спускались вниз, где неяркими уличными фонарями блестел ночной поселок Со у горы «Мохнатой горы», как я всегда ее называла. Вот крайний высокий двухэтажный домик семейства Арамсов, утопающий в темно-синем саду. Мягкая посадка и я легко соскользнула со спины нура.

– Спасибо, мой хороший, - поблагодарила я ниясыть, покорно склонившую передо мной голову и получая порцию благодарности в виде поглаживания по голове. – А теперь лети к своему Лахрету.

Лирит довольно заурчал и состроил удивительно довольную морду, а потом вспорхнул, как птица, и исчез в звездной ночи. Я зачарованно проследила за ним, а потом отправилась искать то место, где положила свою умную «зверушку». Переступая через спящих на матрасах гостей, лавировала по комнате, как корабль меж айсбергами, стараясь никого не разбудить. Забава обнаружилась там, где ее оставила. Она ворочалась на широкой кровати и жалобно всхлипывала, проснувшись от ощущения пустоты. Пристроившись рядом, я тихонько прошептала:

– Все хорошо, моя крошка, я здесь. Я с тобой.

Она прижалась ко мне всем телом и, закрыв глаза, умиротворенно засопела. Засыпая, я еще  подумала о том, как же все-таки мне повезло, что попала сюда, в этот мир, откуда бы ни пришла. Заруна начала мне по-настоящему нравиться. Я чувствую здесь себя нужной и важной. А что еще надо человеку для счастья?

Утро встретило меня интересным визитером. Она сидела у окна на длинном диване, и ее темный силуэт казался мне продолжением мебели, пока она не зашевелилась. Пришлось напрячь зрение, чтобы понять, кто сидит напротив моего ложа. И долго она там сидит?

– Доброе утро, Лана, - ее голос был низким и мягким, как бархат.

– Лахия?

– Да. Это я. Приятно, что ты меня запомнила, ведь мы с тобой виделись только один раз, - она тепло улыбнулась, и на ее красивом лице появились морщинки вокруг рта.



Лу Энн

Отредактировано: 27.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться