Ты же фея

Глава 23

Анджей дотронулся лапой до лежащего на тарелке куска мяса, потом отдёрнул её назад и провел по подушечкам свои теплым маленьким розовым языком.

 

— Почему такое холодное? Откуда ты его достала? – поинтересовался кот.

 

Джессика потрогала говядину ладонью, поняла что капризы животного вполне обоснованы и ответила:

 

— Немного полежало в холодильнике в морге. Там настроена минимальная температура. Сейчас спущусь и подогрею. 

 

На кухне девушка положила кусок вырезки на сковородку и поставила её на медленный огонь. На шум, скрипя инвалидной коляской, приехала бабушка, а вскоре вслед за ней подтянулась и мама:

 

— Дорогая, у нас к тебе очень важный и серьезный разговор. 

 

Джес немного прибавила мощность газовой горелки, посмотрела на родственниц и спросила:

 

— Хорошо. У вас что-то случилось?

 

Мария Джонна подкатилась вплотную к внучке, внимательно посмотрела ей в глаза и сказала:

 

— У нас с твоей мамой всё хорошо, ровно и стабильно. Но мы очень хорошо видим, что нечто очень нехорошее сейчас происходит с тобой.

 

Девушка непонимающе закатила глаза, а бабушка продолжила:

 

— Пропадаешь ночами, откуда-то берёшь лишние деньги, ходишь задумчивая, с глуповатой улыбкой… Бесполезно отрицать то, что у тебя появился мужчина.

 

Джес удивилась подобным выводам и немного повысила голос:

 

— Я работаю по ночам в больнице.

 

Пожилая женщина махнула рукой, отъехала чуть дальше, глубоко вдохнула и стала предаваться воспоминаниям:

 

— Все. Все. Все они так говорят… Я работаю… Я гуляю с собакой… Я постоянно опаздываю на последний автобус… Все вы одинаковые до того момента, когда приползаете на коленях в родительский дом, брошенные и несчастные. Вот тётушка Анна, душа которой недавно являлась к нам на кухню, тоже убегала по ночам, а потом перестала и от горя начала разъедаться, отняв у себя, как минимум, два-три десятка лет жизни.

 

— А ведь ей ещё повезло… — встряла в разговор мама. — Не принесла в подоле, как некоторые. Роды, бессонные ночи, потерянные золотые годы карьеры. А ведь нет ничего лучше, чем будучи уже зрелой личностью взять уже подросшего ребёнка из детдома, как я поступила с тобой. Куча проблем обошли меня стороной!

 

— Ну… В беременности и родах тоже есть свои плюсы… — решила защитить себя бабушка. — Но сидеть с младенцам на руках одинокими вечерами, зная что его отец в это время занимается чёрт знает чем… Это очень больно, дорогая моя, очень больно.

 

Мария Джоанна подъехала к окну, достала из кармана платок и начала вытирать подступающие к глазам слёзы. Дочь бросила утешать её, нежно гладя по плечу и предлагая принести лекарства. 

 

Джессика уже хотела поспорить и начать доказывать, что у неё никого нет, но потом потрогала мясо и оценив степень его разморозки, молча понесла наверх в свою комнату прямо в сковороде.

 

Кот с наслаждением вгрызся в угощение и спросил:

 

— Я слышал какой-то грохот. Вы там дрались что-ли?

 

— Нет, они просто опять пытались заниматься воспитаниям взрослого человека, проецируя на меня свои ошибки молодости. Вот сидят теперь, плачут, вспоминают былое…

 

За окном вдали послышался то ли стук, то ли звон, то ли треск…

 

— Вот! Только что! Что это было? — покрутил ушами Анджей.

 

Девушка подошла к окну, открыла его, высунулась наружу, посмотрела по сторонам и сказала:

 

— Не знаю. Грозы вроде нет. Дождь тоже не собирается. Может быть это соседи опять проводят свои опыты.



Арина Роден

Отредактировано: 11.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться