Ты же фея

Глава 24

Джессика сдала Анджея в «Котосад» и поехала в сторону главной площади. После вчерашнего плотного ужина питомец отказался от завтрака и девушка радовалась, предвкушая как сможет съесть целый бургер целиком. Но к её удивлению, палатка Бо была наглухо закрыта, а очередь из постоянных клиентов настойчиво стучалась в заднюю дверь.

 

— Выходи! Мы знаем что ты там! 

 

— Ты заболел, дружище? Выздоравливай срочно! Если мне придется перейти на стряпню моей жены, то я долго не проживу!

 

— Бо! Почему ты не предупредил о закрытии вчера! Как я теперь пойду на работу голодным?

 

Дверь наконец-то чуть приоткрылась и из неё показалась голова бургеродела. Тот огляделся, заметил в толпе растерянную девушку и позвал:

 

— Джес, заходи! Быстро!

 

Она послушалась, еле-еле пробралась через напирающую на вход голодную толпу и села на маленькую табуретку у разделочного стола. Изнутри кухня на колесах казалась гораздо более просторной чем снаружи. Торговец закрыл за гостьей дверь, достал из кармана толстую пачку тысячных купюр и сказал:

 

— Возьми. Пока могу дать только это. Вчера проверили рецепт. Работает. Рад, что ты вовремя опомнилась.

 

Она взяла гонорар, осмотрела интерьер и заметила, что двери всех шкафов и холодильники замотаны изолентой.

 

—  Бо, ты что, переезжаешь на новое место?

 

— Да. Я срочно покидаю этот город и еду на восток, как можно дальше. 

 

— А почему? Что случилось? — в полном недоумении спросила девушка.

 

— А ты не знаешь? — удивился мужчина. 

 

— Неет…

 

— Значит скоро узнаешь. — с грустью в голосе сказал бургеродел. — Ты иди, а то мне собираться надо. И мой тебе совет. Деньги обменяй на золото, как можно скорее. А то они могут очень быстро обесцениться…

 

Джессика вышла из палатки и пошла к своему велосипеду. Кто-то из толпы крикнул ей вслед: «Ну что, профурсетка! Получила бургер вне очереди?!», но девушка ничего не сказала в ответ и поехала в сторону академии. Где-то вдалеке раздался опять то ли треск, то ли грохот.

 

Во дворе напротив главного входа было повышенное оживление. Студентки бегали туда-сюда и что-то очень активно обсуждали. Она попыталась пристроиться к какой-нибудь знакомой компании и выяснить что происходит, но сокурсницы как будто бы не замечали её, с головой погрузившись в свои дела. 

 

Девушка спустилась в столовую, протянула буфетчице три монетки достоинством в один донк и попросила пирожок с капустой. Та пересчитала мелочь, скривилась и показала пальцем на витрину. В новом меню цены были в два раза выше чем неделю назад.

 

Джессика добавила денег и жуя на ходу, пошла в аудиторию, в которой должна была проходить еженедельная организационная субботняя лекция. Традиционно, она шла только сорок пять минут и на ней обсуждались различные новости студенческой жизни. 

 

На местах было меньше трети группы, а вот профессор уже стоял за кафедрой и что-то повторял себе под нос, будто бы готовясь не к рядовому уроку, а к какому-то сложному и важному выступлению. К десяти часам наконец-то подтянулась большая часть студентов, а когда все уселись по местам и затихли, преподаватель поправил бороду и объявил:

 

— Ровно через два часа Ксовер официально вступит с гражданскую войну. В связи с этим...



Арина Роден

Отредактировано: 11.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться