Ты же фея

Глава 50

Из-за сбитого во время эвакуации режима и увлеченного чтения самоучителя по воскрешению мертвых до самого утра, Джессика проснулась уже ближе к полудню. Одним из главных плюсов наличия кота было в том, что он жестко контролировал время подъема, так как был категорически против задержки завтрака. Но сегодня ещё можно было наслаждаться сладкой свободой.

 

Она подошла к окну и посмотрела в щель между досками. На Жемчужной улице было относительно много народу. Мужчины в солдатской форме, знакомые по работе в больнице медсестры и другие военнообязанные люди, прибывшие в город первыми, уже шли в сторону центральной площади, чтобы успеть встретить родственников. 

 

Джессика решила тоже поторопиться и побежала в ванную, чтобы принять душ и нанести маскировочную мазь. По пути она замерла перед высоким настенным зеркалом и внимательно осмотрела свою фигуру при дневном свете. Любимая ночнушка сидела настолько свободно, что спадала с одного плеча. Между щиколотками появился изящный просвет, кожа на бедрах стала гораздо ровнее, а грудь будто бы стала более упругой и поднялась на несколько сантиметров вверх. 

 

Настроение девушки взлетело до небес, но потом она перевела взгляд на своё лицо. Хроническая усталость, волнения и избыточное потребление кофе изменили его до неузнаваемости. Кожа начала шелушиться, овал потерял упругость, откуда-то взялись небольшие мимические морщины. Казалось, что за пару недель она постарела лет на семь.

 

Чтобы прогнать хандру прочь, Джес потрогала свою резко обретшую форму талию и поспешила скорее закончить все гигиенические процедуры, чтобы поскорее взяться за тональный крем и пудру, которые помогут хотя бы частично вернуть так скоропостижно ушедшую свежесть юности. 

 

Когда она наконец-то собралась и вышла на улицу, то весь народ уже куда-то подевался. Велосипед она решила оставить в саду, так как на обратном пути планировала поймать для родственниц повозку. Большая часть магазинов и лавочек Ксовера было всё ещё закрыто, но молочник уже был на месте и раскладывал товар на витрине. Табличка с ценами уже тоже была на месте, но цифры на ней казались какими-то оторванными от реальности.

 

— Фред, привет! Ты что, решил воспользоваться тем, что ты единственный продавец в городе и за день получить месячную прибыль?

 

Мужчина уныло посмотрел на полупустые полки, немного выровнял расстановку бутылок с кефиром и обиженным тоном сказал:

 

— Что за чушь. Какая ещё месячная прибыль. Я молюсь об удаче, чтобы не слишком сильно уйти в минус. Единственный коровник в округе, который не угнал скот на восток, задрал закупочные цены в несколько раз. Скажи спасибо, что я вообще начал работу в таких условиях.

 

— Извини. Думаю, скоро всё образуется. — попыталась успокоить расстроенного торговца девушка.

 

Отойдя от молочника на сотню метров, Джессика вдруг осознала, что несмотря на наличие щедро врученной Энджелом пачки денег, ей совершенно не захотелось ни сладкого йогурта, ни творога с вареньем, ни кефира с сахаром. Вместе с частью лишних килограммов куда-то испарился и необузданный аппетит. 

 

Центральная площадь была забита людьми под завязку. Все стояли и смотрели на улицу, ведущую от восточных ворот, по которой должны были въехать долгожданные повозки с эвакуированными женщинами, детьми, пенсионерами и инвалидами. Около двух часов дня наконец-то появился первый экипаж с военными. Генерал Рокко бойко выпрыгнул из него и через громкоговоритель объявил:

 

— На огороженный участок выходить строго по одной семье после объявления фамилии. Нарушители порядка принудительно отправятся ждать домой.

 

К счастью, девушке почти не пришлось бесцельно стоять на месте, так как немногочисленных колясочников и их сопровождающих привезли в одной из самых первых повозок. На лице бабушки застыла гримаса недовольства и омерзения:

 

— Это были самые ужасные дни в моей жизни. Столько лет я платила налоги этому проклятому государству, а они не смогли даже обеспечить достойные условия содержания парализованным людям. — сказала пожилая женщина вместо приветствия.

 

Мама, которая выглядела гораздо более свежо и бодро, холодно обняла Джессику, критично осмотрела с ног до головы и сказала:

 

— На самом деле, всё было даже лучше чем можно было ожидать. А вот тебе тут явно пришлось не сладко. Ты ведь участвовала в ликвидации последствий боевых действий?

 

Дочь даже немного растрогалась от столь неожиданного и непривычного для их семьи внимания и сочувствия и уже было начала рассказывать о своей непростой работе, как было резко прервана:

 

— Ну вот и хорошо. Ты ведь получила все необходимые документы? Нам надо будет как можно скорее оформить скидку на коммунальные услуги.

 

От услуг извозчика бабушка категорически отказалась, аргументируя это тем, что слишком сильно устала от многодневной тряски. Втроём они пошли до дома пешком. Девушке так и не удалось ничего рассказать о работе в полевом морге, так как мама с бабушкой не затыкались ни на минуту, споря об ужасах временного жилья и низком качестве еды в дороге.

 



Арина Роден

Отредактировано: 11.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться