Тяжело быть в оруженосцах

Размер шрифта: - +

Глава первая

Все началось год назад, на празднике весны, на который отец отволок ее чуть ли не силой, когда она услышала новости о своем рыцаре и когда перед ней склонился в поклоне темноволосый кавалер, приглашая на танец.

- Позвольте пригласить вас на танец, прекрасная леди, - мужчина был высоким, статным и широкоплечим с породистым холеным лицом и льдисто голубыми глазами. Он был одет в коричневый бархат, чем приятно удивил Селин, которая первый танец станцевала с напыщенным индюком в лимонного цвета камзоле, а второй с прыщавым и потным кавалером в ярко-малиновом. Но в то же время ей было неуютно рядом с этим мужчиной. Возможно из-за оценивающего взгляда, которым ее окинули, словно лошадь на базаре. Нервно улыбнувшись, Селин попыталась отказать от сомнительного общества.

- Но вы, кажется, не записывались в моей карточке…

- Это легко исправить, моя леди. Позволите?

Ловко выхватив из ее рук карточку для танцев, он вписал свое имя на строчке с пятым танцем. Четвертый танец у остальных пар как раз подходил к концу.

- Но… - попыталась еще раз Селин, только голос отца, незаметно подошедшего к ним прервал её.

- Ну что же ты отсиживаешься в сторонке, Селин, - с укором произнес он, - На первом балу полагается лихо отплясывать все танцы без устали. К тому же граф Амалио мой давний, добрый друг, не обижай его отказом.

Отец смотрел строго и с предупреждением. Селин не оставалось ничего другого, как вымученно улыбнуться и подать руку.

Танец Селин не понравился, нет ни словом он не выказал ей неуважения, разговор был исключительно светским, но вот его бесстыжие глаза, оглядывающие ее, как свою собственность, и руки… слишком по-хозяйски легшие на ее талию. Словом, она была искренне рада окончанию танца…

 

Бал прошел, и казалось бы, что вот-вот вернутся те чудесные времена, когда можно будет снова надеть удобные бриджи и свободные рубахи, лихо сесть на Фара и ускакать в близлежащий лес на охоту с арбалетом наперевес или же устроить тренировочный спарринг на мечах с отцом… Но нет. Надеждам Селин не суждено было сбыться. Отцу вдруг стукнуло в голову сделать из нее настоящую леди.

Никаких штанов, никаких мужских седел, никакого оружия. Танцы, этикет, риторика, поэзия, вышивка и уроки домоводства. Все что положено знать каждой девушке достойного происхождения. А еще длинные неудобные платья в пол с кринолином, жесткие корсеты и тяжелые, громоздкие прически, на которые горничная тратила каждый день по несколько часов. Девушке хотелось взвыть от такого. Она не понимала почему вдруг отец, до того лишь баловавший её, потворствовавший её прихотям и даже поощрявший ее увлечения, так резко изменил свое мнение.

Через месяц отец вызвал ее к себе, мужчина выглядел усталым и тревожным. Селин это сильно обеспокоило, но на заданные вопросы мужчина лишь отмахнулся.

- Селин, я очень тебя люблю, и поверь, все, что я делаю – лишь для твоего блага. Послушай меня и постарайся понять, - тихо и серьезно произнес мужчина с болью смотря на нее.

- Отец, что случилось…

- Выслушай меня, Селин. Тебе уже исполнилось шестнадцать, и ты вошла в брачный возраст… не перебивай меня, дочь. Я уже не молод, и меня не будет рядом всегда. Я хочу убедиться, что отдам тебя в хорошие руки и что о тебе позаботятся, после моей смерти…

- Отец! Что ты такое говоришь?! Да ты у меня многим молодым фору дашь! – возмутилась девушка.

- Селин! – устало произнес мужчина, выглядел он откровенно плохо: под глазами залегли глубокие тени, черты лица заострились, а кожа была нездорового желтоватого оттенка. Селин замолчала, обеспокоенно смотря на отца, она тешила себя надеждой, что это всего лишь слабость желудка. Так поговаривал отец в дни недомогания, и она верила, потому что не верить было чертовски страшно.

- Все уже решено и обговорено. Я нашел тебе хорошего жениха, на которого я могу положиться и который будет заботиться о тебе.

- Жениха? – потрясенно переспросила Селин.

- Да, жениха, - твердо сказал мужчина, - И ты его, кстати знаешь, вы танцевали вместе на балу. Граф Амалио мой старый, хороший друг. Возможно он покажется тебе слишком взрослым, циничным и холодным, но он человек чести. И если он дал слово позаботиться о тебе, то он его сдержит.

- Папенька, ты ведь шутишь, да? – убито прошептала девушка, глядя на отца огромными испуганными глазами.

- Нет, дочь, я не шучу. Свадьба будет через месяц. Завтра приедет граф, встреть его поласковее и не позорь меня. И завтра же мы подпишем все бумаги…

***

В своей комнате Селин долго металась в бешенстве, круша и пиная все препятствия на пути, в виде пуфиков, скамеечек, и чайных столиков. Она даже пометала ножи, из набора, подаренного отцом ко дню рождения. Одна из стен, укрытая гобеленом стала походить на подушечку для иголок. До мини-арбалета очередь к счастью не дошла. Девушка все же успокоилась и улеглась на кровать, закинув руки за голову и отстраненно смотря на потолок.

- Ну что же, Селин. Этот день все равно должен был когда-то наступить. Выйти замуж, нарожать детей, быть примерной женой, матерью и уважаемой госпожой, которая будет устраивать светские приемы, и приглашать местных сплетниц на чай и обсуждать, какого цвета платье было на герцогине Фаанто на прошлом приеме. Пресветлый, какая же это все же мерзость… - лицо девушки страдальчески скривилось. Она перевернулась, подползла к изголовью кровати и вытащила из-под подушки маленькую рамку, с бережно заключенным внутри бумажным отрывком. На нем схематично был рыцарь на мощном гнедом жеребце. Но даже в этом схематичном рисунке отчетливо прослеживались широкие плечи, густая грива светлых волос, высокий лоб и сильный подбородок. Память и воображение девушки дорисовали недостающие черты, такие как теплые янтарного цвета глаза, нос с горбинкой и обаятельную улыбку с ровными рядами белоснежных зубов. Селин тоскливо вздохнула и прижала рамку к груди, с грустью думая о своих глупых мечтах и фантазиях.



Эсмер Азари

Отредактировано: 29.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: