Тяжесть

Размер шрифта: - +

часть первая Армагеддон 4g

Никогда не слышал о прививках, которые делают прямо внутрь позвоночника. Я очнулся от сильной колющей боли в основании шеи, как будто что-то острое пытались запихать внутрь позвоночного столба. Но мой позвоночник, как ни странно, этому сопротивлялся, выталкивая инородное тело прочь из организма. Даже не представляю, благодаря чему это происходило. Однако боль от этого лишь усиливалась.

Открыв глаза, я понял, что лежу на обычном деревянном столе, а надо мной склонились, по крайней мере, два человека. Первый тот, что колол меня в спину, был слева. Второго я не видел, но чувствовал, потому что он придерживал меня за ноги. Придерживал слабо, так на всякий случай, с полной уверенностью, что я лежу без сознания. А зря. Ибо первой жертвой стал именно он. Я резко согнул обе ноги, а потом еще быстрее оправил их обратно. Подошвы врезались во что-то мягкое, послышался сдавленный крик. Затем я вывернулся на спину и ударил второго в живот. Соскочил со стола и ударил еще раз в лицо. Лишь когда мой мучитель повалился на пол я, наконец, осознал, что это была женщина белом халате. Скорее всего, врач…

Но муки совести не продлились и нескольких мгновений, едва я увидел белесого слизняка с острым жалом, который извивался под ногами, пытаясь забраться в мою штанину. Вот что кололо меня в спину! Я немедля раздавил мерзкое сознание, и из-под ботинка брызнула прозрачная слизь.

Теперь надо добить второго.

Помощник извращенного врача гирудотерапевта, держась за пах, пятился назад. Ничего особенного он не представлял, просто дохленький мужичек лет сорока пяти, медицинский халат болтался на нем словно на вешалке.

И вдруг я услышал оклик:

-Стой на месте, Миротворец или кто бы ты ни был на самом деле!

А слона-то я и не приметил. Коренастый парень лет восемнадцати в клетчатой рубахе и потертых джинсах, наставив на меня «Макаров», стоял в шести-семи шагах справа: простое, даже глуповатое лицо и в тоже время не по годам мудрый взгляд. Будь он обычным парнем из глубинки, он бы сказал что-нибудь вроде «Стой, козел!», но никак не «Стой на месте, Миротворец или кто бы ты ни был на самом деле!».

Я находился в типичной совхозной столовке заполненной мухами и неистребимым запахом общественной кухни. За спиной моего противника была распахнутая дверь, за которой открывался вид на рядовой поселок городского типа с однообразными блочными двухэтажками и деревянными сараями. За большими окнами, пробиваясь сквозь дымку, палило беспощадное летнее солнце, и рычал заведенный грузовик. Обычное утро в обычной российской глубинке. Пистолет в руках юнца, разложенные на столах спящие люди и раздавленный белесый червяк казались нездоровой фантазией «приехавшего на картошку» студента, который в перерывах между сбором корнеплодов и пьянками, в десятый раз перечитывает потрепанный томик Стивена Кинга.

-Ты совершено, прав! Я не тот, кем выгляжу! – грубым голосом сказал парень, словно прочитав мои мысли. -Я сразу же понял, что ты не похож на простого аборигена. Помощник может быть только у Миротворцев или у Мудрецов, – он отстегнул одну пуговицу и вытащил из-за пазухи мой диск, висевший на его мускулистой груди, словно какой-то древний амулет. –И ты гораздо сильнее и живучее остальных! Но уверяю, мы найдем способ уничтожить тебя. Меня лишь волнует один вопрос, откуда ты такой взялся?

Все что он говорил, для меня не имело пока никакого смысла. Но в одном я был уверен, что ничего хорошего меня не ожидает. «Пиявки», которые проникают внутрь позвоночника, могли быть чем угодно: плодом генетических экспериментов или даже пришельцами. Как он меня назвал? Кажется, «аборигеном»?!

-А вы то откуда взялись? – пытаясь найти выход из положения, я тянул время, как мог.

-Ты впрямь дурак или притворяешься?… - лицо парня исказила какая-то немыслимая гримаса. –Впрочем, это уже не важно! – громко произнес он и выстрелил.

Грудная клетка взорвалась острой болью, и я рухнул навзничь. Однако боль неожиданно пропала. Оставаясь в полном сознании, я неподвижно застыл на полу не в силах пошевелить даже веками.

Кажется, я умираю, раз боль пропала! Все вернувшиеся с «оттуда» именно так описывали свою смерть: вначале пропадает боль, становиться очень хорошо, потом отделяешься от тела…

Но хорошо мне не становилось, просто пропала боль и только. Более того, я даже слышал голоса. Они доносились словно откуда-то издалека.

-Думал с ним придется сложнее, - сказал парень, застыв надо мной на несколько секунд, а потом исчез из поля зрения.

-Зачем ты убил его!? Мы потеряли отличное тело! – послышался в ответ женский голос.

-Он как-то связан с Миротворцами, поэтому опасен. У нас не было другого выхода…

-Считай, повезло, он чуть не убил нас! – подержал его третий голос.

-Ладно, давайте вот этого, он уже почти проснулся…

-У нас заканчивается снотворное! – посетовала женщина.

Они прошли мимо меня, мужичек, который получил по яйцам, как-то опасливо глянул, словно желая лишний раз удостоверится, мертв ли я.

-Не сомневайся! Точно в сердце! – заверил его парень, и, перешагнув через меня, тоже скрылся.

Ублюдки! Жаль, я не могу ничего сделать! – думал я, силясь заполучить свое тело обратно.

В сердце, ты говоришь, урод? Почему же я до сих пор жив?!

И неожиданно боль вернулась обратно, только это была совсем другая боль в области желудка. Я уже чувствовал что-то подобное, когда очнулся в сгоревшем лесу и еще раньше у разбитого «самолета». Затем мои веки учащенно заморгали, еще чуть позже я стал ощущать конечности, пока, наконец, не почувствовал, что могу двигаться.

Не понимаю, как это произошло, но я не собирался давать им второго шанса. Поэтому я приподнял голову, и, убедившись, что все трое стоят ко мне спиной, тихо встал.



Aleksand Rulev

Отредактировано: 11.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться