Тысяча и одна неприятность

Размер шрифта: - +

Глава первая. Кровавые клятвы

      Капли дождя стекали по щекам, пробирались за шиворот озорными мурашками и скрывались в складках одежды, оставляя в память о себе темные влажные следы. Люди недовольно морщились, стараясь и носа не высовывать на улицу в такую непогоду. И тем страннее им казалась девушка, нетерпеливо переминающаяся у тротуара. Она возмутительно-счастливо улыбалась, подставляя лицо под крупные теплые капли.

      Обычно до нужного места Сара добиралась на реактивном ранце, хотя их не очень любила и считала техномагию примером плохого вкуса. Или на обычном рейсовом дирижабле. Но на этот раз то ли у магов-погодников было плохое настроение, то ли они все разом ушли в запой... Не важно. Факт оставался фактом: тяжелые тучи никто не разогнал, и теперь ливень обильно смачивал асфальт. Дожди в двадцать первом веке были невероятной редкостью. Ради такого стоило и пешком прогуляться. Ведь кто знает, когда в следующий раз на город опустится стена освежающей влаги.

      Однако, не только дождь волновал девичье сердце. Оно то замирало от предвкушения, то снова пускалось в бешеный пляс. Впрочем, так вело бы себя любое сердце, попавшее в лапы первой любви. Тем более, что на этот раз Сару ждало не обычное свидание, с чтением стихов и прогулкой по ночному саду. Точнее, вовсе даже не свидание, а нечто гораздо важнее. Из тех вещей, которые раз и навсегда определяют судьбу человека.

       Улыбнувшись проходившему мимо старичку, выгуливающему собачку, девушка продолжила свой путь, даже не заметив недовольного ворчания за спиной: мол, что за наглость, радоваться в такую-то погоду. 

       Свернув в едва заметный переулок, Сара огляделась по сторонам и удовлетворенно кивнула, убедившись, что вокруг ни души. Тонкие пальцы коснулись ничем не примечательной кирпичной стены, выводя непонятные для простого обывателя символы. На мгновение они вспыхивали голубоватым светом, который словно впитывался в камень. Любой маг распознал бы в этих знаках специальные руны, призванные закрепить в реальности особо трудные заклятья. На другие хватало обычных слов или даже мысленного усилия. 

      Если бы какой-то случайный прохожий вздумал вдруг заглянуть в сей переулок, он бы очень удивился, увидев, как растворяется в воздухе кладка, подобно проходу в Косой переулок. Не каждый день увидишь, как незарегистрированный маг-недоучка открывает пути в другие реальности. На такое не всякий архимаг способен, а тут какая-то девчонка. Саму юную волшебницу это ни капли не волновало. Еще бабушка, обучая ее колдовскому искусству, пояснила маленькой тогда Саре, как необычны столь сильные способности. Но девушка не зазнавалась, как многие другие одаренные, прекрасно осознавая, что ее сила - всего лишь милость Света. Не волновалась она и насчет самого перехода. Не первый раз. К тому же, и место выбрано было не просто так: здесь когда-то располагался стационарный портал в один соседний мирок. Потом его уничтожили из-за агрессивного поведения соседей, повадившихся сжигать магов на кострах, но точка истончения пространственно-временной оболочки все равно осталась. Она никому не была нужна, так как волшебники, в большинстве своем, не создавали порталов. А те, кто был на это способен, давно уже оккупировали себе более сильные и удобные места. 

      Проход окончательно установился, Сара совершенно безбоязненно шагнула внутрь и уже в следующее мгновение продолжила путь по знакомым улочкам Древнего Востока. К счастью, там уже успело стемнеть и люди скрылись по домам. Иначе джинсы и толстовка обязательно привлекли бы к себе внимание. Хотя, жители Великого Султаната и не такое видывали. Те же Джины порой носили такие странные одеяния, что впору задуматься из какой такой реальности они вообще вылезли. Да и колдуны не намного отставали. Сара до сих пор не могла привыкнуть к некоторым особо экстравагантным особям. Вот как, например, ведьма-старуха из магического торгового ряда, предпочитающая материальной одежде ядовито-зеленую дымовую завесу.

      Свернув на одну из узеньких улочек, Сара двинулась в сторону трущоб. Там уже давно был устроен надежный схрон и можно было не бояться, что его обнаружат. Ну, кого, право, могла заинтересовать бедная хижина? А если бы даже и заинтересовала, то только до первой же ловушки.

      Переодевшись в местную одежду, она направилась на место встречи. Теперь ничто не выделяло иномирянку среди других жительниц Багдада. К счастью, неудобные одеяния из шелка, атласа и каких-то прозрачных тканей, имели обыкновение носить только знатные женщины. Простой люд предпочитал простые хлопковые штаны и рубахи, независимо от пола. 

      Сердце все так же нервно колотилось в груди, а ноги периодически норовили запутаться на ровном месте от волнения. Да и как не волноваться, если собираешься рассказать любимому правду о себе? На миг Саре даже стало страшно: не каждый мужчина примет, что его невеста из другого времени, и согласится последовать за ней в совершенно новую реальность. Тем более, что раньше она ни о чем таком не рассказывала. 

      Вдруг не поймет, не простит. Бросит. Девушка и так уже принесла ему огромную кучу проблем. Вроде вражды с Султаном, жизни в бегах и потери высокого положения.

      Приказав себе не думать об этом, Сара направилась дальше. Уже совсем стемнело, когда впереди, наконец, показался знакомый силуэт. Джамала она узнала бы даже и в полной темноте, с закрытыми глазами. Просто по присутствию. По уютному теплу в груди и тихому ощущению счастья, которое можно почувствовать только тогда, когда рядом тот самый человек. Единственный. За которым и в Ад сойти не жаль. Только вот, было в нем что-то неправильное. Поникшие плечи, нервно сжатые кулаки. Отчаяние и страх, буквально пропитавшие воздух. А, может, просто любящее сердце почуяло подкравшуюся беду и вдруг нестерпимо заныло, как застарелая рана в непогоду. 

      Желудок сжался в тревожном предчувствии. Насторожившись, Сара замерла, нерешительно вглядываясь в сумрак. В другое время она обязательно ринулась бы навстречу, прижалась крепко-крепко, вдыхая родной запах, похожий на миндаль и корицу одновременно. Однако что-то не давало ей и на этот раз так поступить, заставило остановиться поодаль в тени, замереть. И не зря. Взгляд мельком зацепился за какое-то подозрительное движение дальше по улице. Было слишком темно, чтобы что-то разглядеть самостоятельно. А потому, шепнув пару слов на иврите, девушка коснулась своих век. Магия была в этом мире очень полезным навыком. Мимолетную вспышку никто не заметил, а она, наконец, смогла увидеть притаившихся стражников. Видимо, заметила их не только она. Джамал тоже. Сара могла бы поклясться, что в этот момент он винил себя за беспечность, за то, что привел "хвост". И пусть из-за магического прикрытия заметить отряд 
раньше у него не было шансов, мужчина не собирался прощать себе такой промах. Не зря в свое время он отвечал за дворцовую стражу и был доверенным лицом самого султана Селима. 

      – Она не придет, паршивые шакалы. – Усмешка у Джамала вышла немного печальной. Он уже знал, что сбежать не удастся, но по-прежнему сохранял мужество. Не показывать же свой страх перед бывшими подчиненными? Перед теми, кто совсем еще недавно заглядывал в рот, выпрашивая подачки, а теперь злобно скалил зубы на кормившую руку. 

      – Джамал... – Впервые за долгое время Саре захотелось заплакать. Надо же было случиться тому, что их все-таки нашли. Как раз, когда она собиралась признаться! Как раз, когда весь этот ужас почти закончился. И магия совсем не могла помочь. Стражников было слишком много. А ведь наверняка и маги были тут же, неподалеку. И не один несчастный колдунишка, а полноценная боевая тройка. Как бы сильна Сара ни была, она понимала, что жива только потому, что ее еще не заметили. Ну, и потому, что султанские маги были слишком ленивы и заносчивы, чтобы вмешиваться в стычки с не-магами.

      – Ничего страшного, придет как миленькая, когда узнает, что тебя схватили! – Один из стражников, вероятно главный, усмехнулся. Еще бы ему не радоваться, когда повышение так удачно упало в руки! Да еще и над бывшим начальником можно было безнаказанно поиздеваться.

      – Сара никогда этого не сделает! Что бы со мной ни произошло, она ни за что не влезет во все это. – Казалось, Джамал знал, что его любимая здесь, совсем рядом. И обращался совсем не к стражникам, а к ней. Впрочем, он резонно полагал, что у девушки хватит ума не вмешиваться в стычку. Все-таки, Сара была не такой уж наивной и глупой, как часто казалось. По крайней мере, Джамал на это надеялся. 

      Сара со слезами на глазах смотрела, как на него накинулись четверо здоровенных солдат. Каждый удар, что они наносили Джамалу, словно приходился по ней самой. Невыносимо было бездействовать, оставаться в стороне и, до крови прокусывая губы, смотреть, смотреть, смотреть... С какой бы радостью Сара предпочла сейчас быть там, на месте своего избранника! Единственное, что останавливало ее от самоубийственного шага - осознание простой истины: Джамал будет жить ровно до тех пор, пока она, Сара, будет вне досягаемости султанских шавок. Сам по себе мужчина нужен был Султану исключительно как приманка. Это же не он отверг ухаживания правителя, да еще и в грубой форме. 

       Джамал дрался, как дикий зверь. Безбашенно, без надежды на свободу. Казалось, он настойчиво добивался для себя смерти. Ведь за мертвецом никто не полезет в ловушку. Двоих ему даже удалось сильно ранить. Все-таки, место начальника дворцовой стражи так просто не дается. Но и нападавшие не были неумехами, а потому бессмысленное сопротивление было быстро подавлено. Отчаянно брыкающегося Джамала уволокли прочь, улица опустела. Видимо, время встречи, как и место, было прекрасно известно врагам и они сочли несообразным продолжать караулить оставшуюся жертву. Да и шум, который они уже создали, мог привлечь нежелательных зевак и прочих любопытствующих. Простые люди, конечно, проблемой не были и стражников боялись, как огня. Но только полный идиот в такой ситуации пошел бы в ловушку, которую за сотню акров видать. Когда они, наконец, скрылись с глаз, девушка выбежала из укрытия. Прямо на то место, где произошла схватка. Ей даже в голову не пришло, что там могли остаться соглядатаи, слишком сильным было потрясение. Ноги отказывались держать, а дрожь от запоздалого ужаса заставляла все тело трястись, как в лихорадке. Упав на колени, она разрыдалась, не в силах вынести тот груз вины и отчаяния, навалившийся на хрупкие плечи. Страшнее всего было осознавать свою полную беспомощность. За всю жизнь ей никогда еще не приходилось оставаться в полном одиночестве, когда не знаешь, что делать, а спросить совета не у кого. Словно весь привычный мир вдруг перевернулся, оставив после себя только кучу разрозненных обломков. 

      – Эй, ты чего это здесь ревешь? – Голос, внезапно раздавшийся откуда-то сверху, заставил Сару мигом собраться и встретить угрозу острием кинжала, направленным прямо в сторону предполагаемой опасности. Этот инстинкт ей в свое время привил Джамал, чтобы девушка могла отбить желание познакомиться поближе у особо настойчивых представителей человечества. Хотя, конечно, от мало-мальски умелого убийцы или просто ловкого человека это не спасло бы. Вот и эта «опасность» не впечатлилась. Впрочем, хрупкая, замотанная в какие-то темные тряпки фигура вовсе не выглядела угрожающе. Да и, благодаря Дару Света, Сара всегда чувствовала чужое желание убивать. И незнакомец такого желания не испытывал от слова совсем. Легко зацепившись за край крыши согнутыми в коленях ногами, прямо как какая-то обезьяна, он висел вниз головой, с любопытством рассматривая девушку. Словно в него и не было направлено опасное лезвие. Хотя, скорее всего, он прекрасно чувствовал, что Сара и муху убить неспособна. 

      – Ой-ей, какая грозная! Успокойся, не буду я тебя трогать. Я тут вообще мимо проходил. – Вот уж на человека, способного оказаться где-то случайно, этот парень не походил от слова совсем, в его голосе явно слышалась смутная издевка. Правда, непонятно было: то ли он над положением Сары насмехается, то ли его собственные слова забавляют. Незнакомец же, даже если ему и было что нужно, почему-то не старался произвести хорошее впечатление. Вместо этого он попытался изобразить нечто вроде шутовского поклона. Неудачно, правда. Сумка за его плечом раскрылась, и прямо на голову девушке вдруг посыпались украшения и прочие безделушки. Последней упала огромная книга, от которой девушка едва увернулась. Взяв в руки том, Сара присмотрелась к нему внимательнее. 

      – Не может быть! Откуда у тебя эта книга? Она очень редкая! – От волнения у нее даже голос задрожал. Все сомнения и подозрения тут же куда-то исчезли, оттесненные восхищением, надеждой и любопытством: Не каждый день буквально с небес падают древние могущественные артефакты. Стоило бы насторожиться подобной удаче: все складывалось слишком уж идеально и будто по писаному сценарию, но Сара была из той странной категории людей, которые просто неспособны увидеть двойное дно. А потому всегда получают по носу за излишнюю доверчивость.

      Незнакомец же словно того и ждал. Спрыгнув на землю, он подошел едва ли не вплотную к девушке. Только теперь, когда можно было полностью его разглядеть, Сара убедилась, что это - парень. Уж больно неопределенно выглядела его субтильная фигура. Так что сказать точно, какого пола данное существо, позволял только выпирающий кадык, да низкий, с хриплыми нотками голос. 

      – Это принадлежит не тебе. Отдай. – Парень требовательно протянул руку. И хотя казалось, будто он до краев переполнен хмурым недовольством, в глазах то и дело мелькали торжествующие нотки. Сара их успешно не замечала, как впрочем, не замечала лжи по жизни. Ей не раз говорили, что когда-нибудь наивность и доверчивость вылезут боком, только вот, эти слова никогда не достигали ушей светлой ведьмы. 

      – Не могу. – Сара прижала книгу к себе. Так крепко, как не каждая мать ребенка. – Мне она нужна, чтобы спасти Джамала! 

      Собственно, она понимала, что незнакомцу и дела нет до ее возлюбленного, но так же Сара верила в человеческую доброту и сострадание. Вещи, если подумать, совершенно мифические. 

      – Я знаю, на что она способна. Но что тогда у нас получается? Я старался, искал, рисковал собой ради этой книжонки, а ты такая умная и на все готовенькое? Как самонадеянно. - Незнакомец нахмурился еще сильнее и сделал шаг в сторону Сары. Девушка поспешно отступила. Отдавать книгу она не собиралась в любом случае. Даже если ей пришлось бы оглушить хозяина этой редкости и сбежать. Несмотря на то, что грабеж для любого светлого мага был неприемлемым. 

      – Может, будем работать вместе? – Она с надеждой посмотрела на парня и, заметив некоторое сомнение, решила продолжить. – Давай заключим сделку? Ты поможешь мне спасти его, а я взамен выполню любую твою просьбу в пределах разумного. По рукам? 

      Сара почти торжествовала: что мог попросить у нее простой человек? Власть, деньги, спасение чьей-то жизни? Что угодно было бы пустяком в сравнении с возможностью помочь Джамалу! Да и от чего-нибудь отвратительного она всегда могла отказаться. Другое дело, что боевой магией Сара не владела совершенно. Недостаточно было знать слова заклятия, нужно было еще и иметь решимость убивать. А вот как раз с последней у Сары были огромные проблемы. Зато с Книгой Судьбы ей бы не пришлось сражаться. Знание будущего, прошлого и настоящего могло бы помочь избежать ловушек и вытащить Джамала. 

      – Согласен, – Парень решительно протянул руку для пожатия. Весь его вид буквально кричал о том, что он попался на крючок. Однако, когда Сара уже собиралась протянуть свою в ответ, он неожиданно отдернул ладонь, – Только клятва будет на крови. 

      Тут уже сама девушка засомневалась. Что она знает об этом человеке? Кто он такой? Но другого выхода все равно не было. По крайней мере, Сара его не видела. Ей нужна была эта книга и, как ни прискорбно осознавать, помощь. 

      – Согласна. – Она обреченно кивнула. Радоваться не приходилось: клятву крови нарушить было невозможно без летального исхода. И пусть это гарантировало помощь незнакомца, но так же и обязывало Сару на выполнение своей части сделки. Даже если придется сделать что-то гадкое. 

      Парень же словно этого и ждал. Он тут же достал из-за пазухи небольшой узкий стилет, на совесть зачарованный каким-то рунологом, и ловко порезал протянутую ладонь. Сара слегка поморщилась от боли, но не проронила и звука. Увы, ритуалы были незыблемой частью кровной магии. И волшебница была счастлива, что Свет к этой отвратительной и варварской Темной магии никаких способностей не имел. Разве что клятву заключить, так для этого и магом даже быть было необязательно. Незнакомец тем временем нанес такой же порез и себе. 

      – Пусть Боги отметят сие соглашение, пусть мать-кровь станет свидетелем и карающей десницей, – он ухватился за окровавленную руку девушки своей, смешивая кровь, – я клянусь, что помогу этой девушке спасти некоего Джамала, а она взамен исполнит одно мое желание. 

      Алые капли упали наземь. 

      – Кровь к крови, слово к слову, клятва к клятве. – Сара закончила формулу, отрезая все пути к отступлению. У любого другого человека и мысли бы не возникло совершать такую глупость: заключать сделку невесть с кем. Особенно, нерушимую. Но Сара не была бы Сарой, если бы хоть изредка трезво мыслила и прислушивалась к своей интуиции. А ведь последняя предупреждала: включи голову, не все чисто! Но ведь все люди добрые, не так ли?

      Вокруг сцепленных ладоней разлилось мягкое багровое свечение. Клятва принята, Боги получили жертву. А Судьба завязала узелки на нитях тех, кто опрометчиво решился связать себя друг с другом. Пусть и временно. Когда свечение погасло, от порезов не осталось и следа. Сара думала, что клятва была должна оставить какую-нибудь метку, напоминание. Но никакого клейма не появилось.

      – Клятва принята, – парень усмехнулся, – А теперь отдай мне книгу. Я не могу доверить ее такой глупой, наивной и чрезмерно доверчивой девчонке. 

      Сара недовольно нахмурилась. Книгу отдавать не хотелось, даже несмотря на клятву. Однако, слушать ее никто не собирался. Сейчас незнакомец словно скинул свою маску и только полный идиот не заметил бы издевательской улыбки. Глупо было и надеяться, что такой захочет кому-то помогать кроме себя. 

       - И вообще, она поддельная. Простенькая иллюзия, на которую ты купилась, как на конфетку. 

      Сердце Сары рухнуло в пятки и, кажется, там остановилось. 

      - Ты же поклялся!.. - Плакать не позволяла гордость, но слезы все равно навернулись на глаза. Сара ненавидела чувствовать себя обманутой. Это было больно, обидно и совершенно несправедливо!

      - Я поклялся, что помогу тебе, а не в том, что эта книжонка настоящая. - Незнакомец цинично пожал плечами. Виноватым он себя явно не ощущал. 

      Впрочем, ложь касалась не только книги. Если за что Сара и не любила Темных магов, так это за из способность скрывать свою магию от кого угодно, кроме самой Темной Госпожи и ее любимых детей. Словно сама природа создавала их для притворства. Несколько молниеносных движений тонких пальцев "вроде бы как союзника", руны, вспыхнувшие черным пламенем. И книга, послушная заклинанию, сама вырвалась из рук девушки, вернувшись к хозяину. Книга "Сто рецептов рахат-лукума". А еще к минусам Темных Сара относила привычку колдовать направо и налево, когда все можно сделать своими руками. Разбрасываться Даром любому Светлому казалось ужасным кощунством. Однако, новый знакомый этим не заморачивался, и рассыпавшиеся не так давно вещи сами собой собрались в мешок. 

      – Кстати, я – Фархат, лучший вор Багдада. Ну, и не только вор. Впрочем, об остальном тебе знать пока рано. Не отставай. – Он улыбнулся и, не оборачиваясь, направился вперед по улице, слегка покачиваясь в такт одному ему известной мелодии. Словно ничего и не было. Ни встречи, ни разговора, ни клятвы.

      Сара обреченно вздохнула: связаться с темным магом, да еще и с вором! Хуже некуда. Но как бы она могла догадаться, что странный незнакомец не только сведущ в магии, но еще и связан с Темной госпожой? Ей и в голову не пришло, что могущественному чародею (а Фархат явно был силен, низшие заклинания давались ему так же легко, как дыхание) вообще могут настолько понадобиться услуги светлого мага, что он легко согласится на какую-то сомнительную авантюру. Но сделка была заключена и тут уже ничего нельзя было поделать. Боги никогда не жаловали нарушителей. Ни Тьма, ни Свет, ни нейтральные божества. Поэтому, тяжело вздохнув, девушка направилась за Фархатом. Да и выбора у нее никакого не было.

       Постепенно напряжение отпустило Сару, и девушка, наконец, почувствовала усталость. Ноги еле-еле держали ее, а в голове стоял туман. Впрочем, это было совершенно неудивительно. Не каждый день ей приходилось переживать столько стресса, как в этот длинный вечер. Волшебница даже не особо следила за дорогой, сосредоточившись только на том, чтобы не упустить покачивающуюся фигуру провожатого, и на том, чтобы переставлять ноги. Они шли по каким-то заброшенным улочкам, где, казалось, все вымерло. Пробирались среди подозрительных построек, от которых тянуло чем-то очень нехорошим. И даже мимо мирно обедающего гуля. Как раз-таки гуль хорошо запомнился Саре: ее чуть не вывернуло от отвратительного зрелища, как чудовище с наслаждением обгладывает чьи-то внутренности. Несомненно человеческие. Фархат же только приветливо кивнул монстру и как ни в чем не бывало продолжил путь. Удивляться тут было нечему: что темные маги, что другие потусторонние твари, все были детьми Тьмы и могли договориться друг с другом при условии наличия хоть какого-то разума. Правда, от этого Саре не стало спокойнее. Она смогла вздохнуть с облегчением только когда они оставили опасную тварь далеко позади. Однако, страх не пропал и каждая ветка, каждая тень теперь казались какими-то жуткими созданиями. Вокруг царила тишина, прерываемая только зловещим завыванием ветра, что никак не улучшало состояния. Саре начинало казаться, что она попала в какой-то среднестатистический ужастик, в котором все герои обязательно умирают долгой и мучительной смертью. 

      – Куда мы идем? – Сара посмотрела на затылок Фархата, словно собиралась прожечь там дырку. Где-то она читала, что если так смотреть на собеседника, он будет чувствовать себя неуютно. Правда, либо психологи врали, либо новый знакомец был чрезмерно толстокожим, но особого эффекта от своей выходки девушка не заметила. 

      – Увидишь, дорогуша. – Тот только ухмыльнулся и повел ее дальше по улице. К счастью, к этому моменту они уже миновали квартал дальних трущоб, в которые никто здравомыслящий старался не совать носа, и теперь улицы уже не казались столь пугающими. Страх постепенно вытеснился нарастающим любопытством. 

      Чем дальше они шли, тем страннее и удивительнее все становилось. Заброшенные улочки сменились вычурными загородными резиденциями, где в свободное время отдыхали сильные мира сего, стараясь перещеголять друг друга в роскоши и богатстве. Особняк, к которому свернул Фархат, ничем не выделялся из таких же богатых строений. Такой же разукрашенный, покрытый узорами из лепнины и сверкающий даже в неярком лунном свете. Саре даже стало интересно: не притащил ли ее вор на свою работу. Однако, подобные подозрения полностью развеялись, как только они, совершенно не скрываясь, воспользовались центральной калиткой и безбоязненно миновали высокую глухую ограду. Пройдя через небольшой сад, который Сара так и не смогла как следует разглядеть в темноте, они остановились у высоких золоченых дверей. Даже на вид они казались массивными и тяжелыми. К счастью, беспокоиться о том, как же они смогут сдвинуть их с места, не пришлось: Створки тотчас распахнулись перед гостями, открывая взору просторный светлый холл. Сара уважительно осмотрела дорогое убранство местной "прихожей", а в особенности, магические свечи, парящие у стен. Они не только не коптили, но и освещали помещение не в пример лучше обычных. Правда, и стоили соответствующе. 

       Пока Сара любовалась произведением магического искусства (свечи были сделаны настоящим мастером своего дела), она не заметила, как в холле появился еще один человек. Впрочем, этого сморщенного как изюм старика вообще было легко не заметить, даже несмотря на длинный халат яркой расцветки. 

      – Добро пожаловать домой, молодой господин. – Он поклонился Фархату, а Сара изумленно застыла: неужели этот маг и вор, к тому же, еще и знатен. – Ваш брат как раз недавно прибыл и просил Вас навестить его кабинет, как только вы вернетесь.

      Вор как-то странно помрачнел, но ничего против не сказал. А спрашивать Сара не решилась. Любой прекрасно знал, что темных магов лучше не трогать, если они в плохом настроении. Тем более, что статистика такого вмешательства показывала не очень радужные перспективы. От сломанных костей и каверзных проклятий, вплоть до летального исхода. У Темных совершенно не было такого понятия, как милосердие или доброта. По крайней мере, не ко всем. И уж точно не к светлым "собратьям" по ремеслу.

      – Хорошо. Выдели этой девушке комнаты, но так, чтобы никто ничего не узнал. Особенно брат. Сможешь? – Сара и не думала, что этот парень может говорить так властно. На миг девушку посетила мысль, что такого приказа и она сама не посмела бы ослушаться. Хотя она тут же откинула эту мысль за несостоятельностью: еще не родился человек, чьим приказам бы волшебница стала беспрекословно подчиняться.

      – Конечно, молодой господин. – Старик еще раз поклонился, а Сара удивленно отметила, что в его поведении не было и капли страха. Слуга, несомненно, уважал Фархата, но не боялся. И было во всей этой ситуации что-то еще, что никак не позволяло ей отделаться от мысли, что все вокруг - тщательно отрепетированный спектакль. 

      Фархат, коротко кивнув, тут же направился куда-то вглубь дома, оставив Сару наедине со стариком. Та даже отреагировать не успела. А ведь ей о многом хотелось расспросить "добродетеля". Например, о том, кто же он такой и что, собственно, творится вокруг. Потому как вопросов становилось все больше, а ответы так и не появились. 

      – Прошу следовать за мной, госпожа. - Голос старого слуги заставил Сару непроизвольно вздрогнуть: она так задумалась, что даже перестала замечать окружающее. А по недовольному лицу слуги было видно, что гостья молодого господина еще и из времени малость выпала: кто знает, сколько она так простояла, всматриваясь в пустоту, прежде чем старик сумел до нее достучаться. 

      Развернувшись, слуга куда-то поманил ее. Выглядело это подозрительно. По крайней мере, для Сары. Очень уж недавние события настраивали на лад жутковатых историй про молчаливых психопатов, скрывающихся под масками благообразных старичков и старушек или еще какой другой жути. Однако же оставаться в незнакомом месте одной Саре не хотелось еще больше, так-что пришлось отправиться следом. Проверив, достаточно ли хорошо закреплен кинжал на бедре, девушка поспешила за провожатым: старичок оказался довольно бодрым для своего возраста и успел уже уйти далеко вперед. Хотя мог бы и подождать! 

      Пока они шли по коридорам, Сара с интересом оглядывалась по сторонам. Пессимистичные мысли немного отпустили, оттесненные любопытством и искренним восхищением. Золоченые резные колонны подпирали высокие потолки, расписанные искусными художниками. При одном взгляде дух перехватывало: казалось, все эти разнообразные птицы и звери, цветы и сказочные существа были живыми, только застыли по мановению чьей-то руки. Да и само убранство этого маленького дворца поражало: хрустальные вазы, наполненные драгоценными камнями, мебель из редчайшего на Востоке белого дуба, великолепные картины, некоторые из которых были весьма известны и ценились даже в далеком будущем. Каждая мелочь, куда ни глянь, так и кричала о том, что здесь жили очень, просто до безумия богатые люди. Что совершенно не вязалось с профессией Фархата. Ну, не мог же он все это воровством нажить. Да и еще брат этот подозрительный... Чем больше волшебница размышляла, тем сильнее ей хотелось понять: куда же ее все-таки занесла судьба. 

      «Чем дальше, тем страньше и страньше...» – в голове сама собой всплыла строчка из «Алисы». Эта цитата лучше всех, по мнению Сары, описывала сложившуюся ситуацию. Ну, и еще, пожалуй, знаменитое "Я знаю, что ничего не знаю". 

       Вопрос, кто же такой Фархат, никак не давал ей покоя. В том, что он является темным магом сомнения не было. Темных, конечно, было не много. А уж Темных с такой силой - и подавно. Но это не помогало. Одного наличия дара было недостаточно, чтобы делать выводы, кем же все-таки был случайный помощник. Действительно вором или просто бунтующим богатым мальчишкой? Но больше всего волновало, что Сара даже отдаленно не могла предположить, какие неприятности принесет ей такое знакомство. А они точно будут. И большие. Вот в чем-чем, а в этом девушка не сомневалась. 

      Впрочем, мысли это занимали Сару не долго. Ровно до момента, когда перед ней распахнулась дверь гостевых покоев. После долгого шныряния по коридорам, она и не надеялась, что за малоприметной дверцей в конце полутемного коридора окажутся поистине королевские апартаменты. Такие часто показывали в фильмах и книжных иллюстрациях. Сара удивленно ахнула и на секунду застыла на пороге. Ни разу ей еще не приходилось видеть настолько роскошного помещения. Даже во дворце Султана комнаты и то были скромнее. 

      – Располагайтесь, госпожа. Я распоряжусь по поводу завтрака.

      Сара и среагировать не успела, как старик уже скрылся за дверью, оставив ее в полном одиночестве. То ли почуял жажду допроса, исходящую от гостьи, то ли еще что. Впрочем, она не сильно расстроилась: намеченная цель для расспросов обещала вернуться с едой, а в апартаментах было на что посмотреть. 

      Комната, в которой Сара оказалась, поражала своими размерами и искусно подобранной цветовой гаммой: не было ни ослепительного сияния золота, ни каких других, утруждающих глаза, ярких оттенков. Нейтральные пастельные тона, стены из приятного светло-зеленого камня, мягкий ковер, в котором ноги утопали едва ли не по щиколотку. 

      Как и предписывали местные традиции, помещение на две части разделяла ширма. Сара долгое время не понимала, зачем люди Востока вообще подобным образом делили свои спальни, пока не услышала пару леденящих кровь легенд. Например о том, что перегородка защищает хозяина от вселения злых духов: те запросто могли увязаться за кем-либо из гостей, но проникнуть за перегородку без приглашения не имели никакой возможности. Не то, чтобы Сара в это действительно верила, но против ширмы, мешающей полностью разглядеть помещение, больше не возражала. Да и гостей так было удобно принимать: не требовалось даже постель заправлять перед тем, как пустить кого-либо в свою обитель. 

      Решив по полной удовлетворить свое любопытство, пока ужин еще не прибыл, девушка продолжила тщательный осмотр комнаты. Первой под раздачу попала "официальная" часть, предназначенная для неформальных бесед с другими людьми. Сара с интересом осмотрела и невысокий столик из мамонтовой кости, коий, кажется, звался дастарханом, и мягкие подушки-сиденья темно-зеленого цвета, набитые лебяжьим пухом, и даже каждую "декоративную" лампу вокруг. Лампы понравились девушке больше всего. Особенно легкие чары, наложенные на каждый псевдосветильник, призванные успокаивать, внушать тревогу или же непреодолимую сонливость. 

      А вот во второй половине не обнаружилось ничего, кроме огромной кровати, на которой могли бы легко утонуть десять Сар, да высокого дубового комода со старинным зеркалом в винтажной оправе. Девушка даже почти разочаровалась: все, конечно, очень органично вписывалось в обстановку, но от таинственной комнаты в таинственном доме волшебница ожидала чего-нибудь необычного, удивительного и в высшей мере занимательного. Чего-нибудь, способного хотя бы ненадолго заглушить тоску в груди, или унять разъедающее внутренности чувство вины. 

      Именно для того, чтобы не оставаться в бездействии, Сара продолжила осмотр апартаментов, вплоть до уютной купальни с жаровней и бассейном, выложенным драгоценным перламутровым мрамором. Хозяева, безусловно, очень заботились о настроении своих гостей.

      Место представлялось этаким маленьким райским местечком, о котором Сара еще совсем недавно порой грезила. Правда, сейчас она бы без раздумий выбрала грязную хибару на задворках миров. Лишь бы только Джамал был рядом. 

* * * 

      Страх и торжество перекатывались в желудке туда-сюда, словно два сцепившихся пса. Однако, их борьбы не выдавал ни размеренный шаг, ни вежливая улыбка, ни даже почти искренняя искра преданности в проницательном взгляде. Только в отзвуке шагов слышалось едва различимое злое самодовольство, а, может, это была только игра взволнованного воображения. 

      Фархат, конечно, мог бы легко скрыть их даже от самого чуткого уха, если бы ему захотелось, но в собственном доме этого не требовалось. Не теперь, когда колеса судьбы завертелись в нужную сторону. Долгое мучительное ожидание, наконец, дало свои всходы. Ошибка свершилась, и карты легли в нужной последовательности. 

      Поднявшись по лестнице, он на мгновение замер у одной из дверей и, собравшись с мыслями, постучался. Ощущение победы, пусть и совсем маленькой, заставляло его чувствовать себя почти неуязвимым, однако иллюзия развеялась, стоило только снова услышать до боли знакомый ненавистный голос:

      – Входи. – Этот мягкий, вкрадчивый баритон можно было бы назвать красивым, и даже чарующим, если бы только он не был таким мертвенно-равнодушным. В груди привычно похолодело от ужаса, а по спине пробежали мурашки.

      Пальцы на мгновение до посинения-крепко сдавили дверную ручку и тут же расслабились. Дверь слегка скрипнула, пропуская Фархата в комнату, и захлопнулась за его спиной, словно дверца мышеловки.

      – Здравствуй, брат. – Он почтительно поклонился, смерив родственника по-собачьи преданным взглядом. Хотя, видят боги, сохранять хладнокровие было не так уж и легко. Одно только присутствие этого человека промораживало внутренности.

      – Ты принес, что я просил? – На первый взгляд мужчина совсем не выделялся из сотен других. Привычные на Востоке черные волосы и смуглая кожа. Не урод, не красавец. 

      – Конечно. – Фархат вежливо улыбнулся брату, достал из кармана какой-то серо-зеленый камень и протянул ему. – Слеза дракона. Прекрасно нейтрализует яды. 

      Мужчина задумчиво повертел камень на ладони. Достать его было ужасно тяжело, учитывая тот факт, что драконы в этом мире давно не водились. 

      - Значит, твое путешествие в иную реальность прошло успешно? 

      - Совершенно верно. - Фархата едва не передернуло от лживого участия в голосе брата. Оно было еще страшнее, чем открытая угроза. Хотя бы потому, что когда-то маг ему верил. И теперь той же ошибки совершать не собирался. 

      – Я в тебе не сомневался. У меня есть еще одно задание. 

      Конверт из плотной серой бумаги лег прямо в руки мага, и тот тут же бережно спрятал его в рукав.

      – Конечно. – На самом деле Фархату невыносимо хотелось выбросить эти инструкции, сунуть в камин и смотреть, как они сгорают. Он бы так и сделал, если бы только мог. Если бы только этот ужасный человек, по какому-то недоразумению являющийся его братом, не имел над ним такой власти. 

      – Срок – месяц. И смотри, не вздумай меня подвести. Помни, почему ты еще жив, ублюдок. 

      Слова давно перестали, как когда-то, выжигать душу. А, может, просто на ней уже не осталось места для очередного удара. 

      – Моя верность принадлежит вам, Султан. – Под торжествующим взглядом Селима, Фархат согнулся в поклоне и, пятясь спиной назад, покинул кабинет. Он прекрасно знал как сильно один вид сломленных, полностью подчиненных людей нравился правителю Багдада. Особенно тех, кто мог бы претендовать на равное с ним положение. 

      Уже отойдя довольно далеко от пугающего помещения, Фархат устало прислонился к стене, стараясь восстановить вдруг сбившееся дыхание. На этот раз смерть прошла совсем близко. А ведь стоило такого труда вызнать о засаде на строптивую волшебницу, оказаться в нужном месте, вынудить ее на сделку... Да еще и спрятать так, чтобы ни одна ищейка не обнаружила. И все усилия могли пойти прахом, стоило только Султану немного задуматься. К счастью, Селим никогда не брал в расчет брата - тот был для него всего лишь полезным безропотным инструментом.

      – Ничего, братец. Мы еще посмотрим, чей укус быстрее. - Маг невесело усмехнулся. Чем ближе он был к свободе, тем больше ему казалось, что это всего лишь очередная изощренная ловушка. Средство для еще большего отчаяния.

      Окончательно успокоившись, Фархат решительно направился дальше. Полезная гостья ждала объяснений и было необходимо ей их предоставить. На лице снова сияла привычная беззаботная улыбка, совершенно, если подумать, искренняя.



Пироманчик Обыкновенныя

Отредактировано: 21.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться