Тысяча королей

Размер шрифта: - +

Глава 27: Пророчества не лгут

Вот Тодас Грозный, верховный маг Цинады, изучает беспорядок в сокровищнице, где обычно горы золота имели кое-какую упорядоченность, даже несмотря на кажущийся хаос; верховный буревестник следопытствует по каплям крови, пота... Пытается разобраться. Находит даже следы мужского семени на цинадском золоте... Неужели это Вендр вздумал впасть в ребячество? Какой в этом смысл? Он ведь был так хорошо обучен? Что же творится в этом Храме Наук? Быть может, Вендр раскололся под пытками и поведал о том, как держит связь с Цинадой? Но почему же не сбежал, не выходил на связь? Быть может, это теперь не он здесь бывает вопреки установленным срокам. Он бы что-нибудь придумал, хотя бы оставил бы сообщение, почему не может выходить на контакт с Тодасом. Или… Быть может, он повредился головой в бою? Как ему хватает наглости возвращаться сюда со шлюхами? Здесь он точно бывает не один… Если бы была уверенность, что это не Вендр, Тодас устроил бы любопытным путешественникам смертельную западню, назад они бы не телепортировались после его ловушки. Но он боялся повредить Вендра. Слишком ценный экземпляр, слишком большой потенциал. Не может всё так с ним заглохнуть. Тодас не верил в это. Тодас готов был ждать, давать людям новые шансы.

Он не будет устраивать ловушку на месте портального камня. Он отложит многочисленные колдовские дела, сделает себя невидимым наблюдателем. И проверит наверняка – Вендр сюда захаживает или какой-то подозрительный чудак, недостойный жизни.

 

Вот трапеза-пир в большом доме. Жители Грозенга празднуют хоть и небольшую, но победу. Каменщик, который умеет слышать через материалы очень далеко, докладывает, что тоннель пустует до самого конца, и никто не стремится к ним в деревню нарушить покой. Но Хранители Слова, в рядах которых пополнение, не очень разговорчивы, им совсем не до веселья и не до смеха. Очередное непонятное бремя отягощает их плечи. И почти никто из местных не обращает внимания на то, что куда-то подевались призраки. А если кто-то и переживает, то Дрог их успокаивает, придумывая маленькую ложь.

 

Вот Най и Хеши продолжают наведываться в сокровищницу Цинады. Они стараются здесь не задерживаться, чтобы не нарваться на короля, казначеев, стражу… Но здесь так тепло, и глаза радуются, они не смеют удержаться. Тем более, что в Скорлупе они держат нелёгкую дорогу в высшие сословия, ближе к Венозенгу, к центру Паутины. У них есть робкая надежда свести каким-нибудь образом портальные камни вместе. Воровка уверена, что этого будет предостаточно, чтобы ни в чём себе больше никогда не отказывать, никакие горы золота тащить отсюда не надо.

Най изучает сокровища Цинады по книгам, которые находит и в самой сокровищнице, и тащит с собой в Скорлупе. Хеши иногда обвешивается драгоценностями на нагое тело.

С подлым сотником и его бандой они разобрались, но опоздали. До этого группу недоумков обчистила другая банда, более серьёзная, которая какое-то время обирала всех, кто пытался покинуть Храм Наук, а потом смылись сами, хотя у них было так много полномочий, что полагали, что они действуют в интересах Предола – передовые бойцы и командиры самого Безымянного Короля, ему ведь нужно было как-то окупить все затраты, вот и действовал самыми прямыми методами в достижении этой цели.

А в мешках банды сотника имелись новые добытые ценности. Последнее, что они сумели урвать поспешным мародёрством. По всей видимости, довольно ценные книги об истории, об известных личностях и артефактах, о мифах, о пророчествах…

Най и Хеши иногда смеялись над всем этим, но в то же время это помогало примерно оценить ценность тех или иных вещей в сокровищнице Цинады.

Но как из неё выбраться хотя бы голым, без сокровищ, с одним лишь камнем, было непонятно. Вход хорошо охранялся, двери открывались редко лишь по особым случаям, когда незаметно никак не проскочишь, а через чертовски толстые стены пробиться своими силами было невозможно. Най и Хеши много раз жалели, что не владеют магией совсем. А тут её требовалось много.

Поэтому Най раздумывал над другими способами. Изучал историю артефактов, особое внимание обращал на речь…

 

Вот Мирелла и Хайнс, которые спят в большой ложе, будто и не вместе, по отдельности. Они перекрыли магическими барьерами дверь и окно. Они насильно отсыпаются, ибо на утро предстоит долгая и очень трудная дорога.

 

Вот Вендр и Несс вынуждены разделять тесную комнатушку вместе. Они нервничают и подолгу не могут заснуть, забившись в противоположные углы, точно пугливые животные разных видов, посаженные в одну клетку вместе. Они думают о своих незавидных судьбах, полных неудач и ошибок, они слушают дыхание ближнего своего, они часто думают друг о друге, взвешивают всё, что можно взвешивать. Но ни один из них не делает шаг друг другу навстречу. Иногда они ненавидят себя за это. Иногда они вспоминают, почему недолюбливают друг друга. Но это не бесполезные перебросы мяча через поле. Это колдовской танец, который лишь набирает силу, а не теряет её от новых каких бы то ни было мыслей.

 

Вот Девон и Нансен решают потягаться в главном зале, кто кого перепьёт. Оба удивлены способностями друг друга, они ещё долго шумно распивают хмельные напитки. А потом Нансен отливает на морозе под россыпью звёзд и тихо шепчет: «восемьдесят четыре…».

 



Василий Куклин

Отредактировано: 04.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться