Тысяча королей

Размер шрифта: - +

Глава 1: Прибытие в Паутину

Могло показаться, что корабль сделан изо льда. Его палубу покрывала лазурная полупрозрачная корка, а снежные шапки венчали мачты. Некогда тёмные деревянные бока теперь белели и сверкали от изморози; на них можно было разобрать название и эмблемы: паук означал владения Лорда Паука, а скопление звёзд – Храм Наук. Отовсюду свисали ледяные глыбы или торчали в сторону кормы зловещими указателями, истинными флагами севера, а позади судна они выдавались так сильно, что образовывали подобие величественного подола. Будто айсберг тащился следом.

Фигура богини морей, Изисы, украшала нос «Любопытного» и походила на окоченелый труп; мороз изрисовал лик и нагое тело замысловатыми узорами. Кроме неё на палубе человечьих силуэтов не было видно: экипаж скрывался глубоко внутри корабля под толщей древесины и резервуаров с водой. Матросов выдавали цепи и тросы, что тянулись из щелей в полу, - их то натягивали, то ослабляли - так люди управляли парусами. Море и осадки, конечно, находили дорогу через эти отверстия внутрь, поэтому иногда у чудовища на боках открывались «жабры»: из-под обширных заслонок под давлением выстреливала студёная вода, будто ещё один представитель китовых прочищал лёгкие. Он утробно рычал - такой звук исторгали лопасти и шестерни механизмов, которые приводили в действие моряки. Стонали мачты и доски, а ветер с воем хлестал окаменевшие паруса. Корабль разбивал высокие волны и стремительно нёсся к югу… А позади красными следами тянулась дорога к небесному светилу. Рашма-Никогда-Не-Заходящий погружался за северный горизонт…

Когда «Любопытный» вошёл в Бухту Надежды, где вода не такая бурная, а ветра не такие свирепые, как в открытом море, команда почти полным составом вывалила на палубу. Другие бы радовались родным берегам, первым признакам цивилизации, но эти моряки по большей части хранили молчание. Все поголовно болели цингой, страдали от голода и страшной усталости. Но самое главное – их тела облучились, а души исказились, поэтому людей ждала скорая смерть и незавидная участь в загробной жизни…

Капитан корабля, низкорослый исхудалый Роудер, в своём наиболее приличном, но всё же грязном кафтане, смотрел в подзорную трубу. Рядом покачивался Пакинс – известный учёный, историк, исследователь, с повязкой на глазах, трубкой во рту, тростью в руках. На нём был потрёпанный чёрный плащ и широкополая чёрная шляпа, которую приходилось придерживать.

- Великий Западный Остов на горизонте, - сказал капитан.

У него выпала уже половина зубов, поэтому он шепелявил, посвистывал и говорил с расстановкой. Вместе с этим лишился всех волос на теле, а ведь не так давно Роудер носил ухоженную бороду и косы до самых плеч.

- Значит, всё-таки доплыли! - заключил Пакинс, тоже посвистывая сквозь прорехи в зубах. – Вернулись ещё живыми! За это стоит выпить! За плоть! За пло-о-оть! – вскричал он, растопырив руки. Никто из моряков не обращал на него внимания.

- Этим я и буду заниматься до конца своего срока, - заявил Роудер, складывая трубу. – Ничего другого не остаётся.

Они возвращались с далёкого материка, где изучали следы загадочной павшей цивилизации Древних. Пакинс вместе с другими учёными за время экспедиции открыли несколько новых заброшенных городов, один из которых – целый мегаполис – по размерам и важности вполне мог потягаться с Венозенгом, а то и Цинадой – двумя крупнейшими людскими городами.

- Да, капитан. Ваша миссия блестяще выполнена! А мне ещё столько всего предстоит сделать в Храме Наук… Как бы всё успеть? Как вымолить у Богов ещё немного времени? Не на вино, а на поиск истины. Да ещё без чёртовых глаз!

Он дотронулся дрожащей рукой до повязки. Палящий песок, поглотивший большинство городских руин; слабые, но всё же грозные и опасные от голода и безумия мутанты, давно утратившие облик человеческий, на этих осколках цивилизации; сверкающее бесчисленными бриллиантами в лучах Рашмы море; артефакты Древних – каменные плиты с человеческий рост, на которых были вырезаны забытые историей факты или заклинания… Скрижали Древних… То немногое, что видели эти глаза, утрачивая зрение во время похода. В конце концов, бортовой целитель их попросту удалил из-за опухолей, вызванных Рашмой… Но учёному было достаточно того, что он видел. Другие исследователи и о таком мечтать не смели.

 

В первые месяцы плаванья корабль пересёк самые северные регионы планеты, протаранивал себе путь через ледяные просторы. Бортовые маги-буревестники с расстояния раздвигали особенно крепкие глыбы на пути. Первые встречные городки по мере продвижения экспедиции к югу представляли малый интерес, поскольку там не было основных артефактов, которые разыскивали учёные: скрижали Древних. Такое ценное добро можно было найти только в крупнейших городах, во дворцах и храмах.

По картам Древних, доставшимся современникам с других скрижалей, учёные предполагали, где в Скорлупе находятся крупнейшие города этого загадочного вымершего народа. Некоторые мегаполисы были открыты и изучены во время предыдущих экспедиций. Теперь же Роудер и Пакинс со своими людьми двигались по нехоженому пути в поисках новых. В этих огромных городах должны были находиться скрижали – единственные письменные источники Древних, которые уже не раз одаряли людей будущего ценнейшими знаниями в самых различных областях – в науках, в истории, в магии, в религии.

Там, на светлой стороне мирового яйца, было меньше снега и льда, значительно теплее, чем в вечно морозной Паутине, но это не означало, что людям можно было сбросить с себя утепляющие шкуры. На солнце не позагораешь – оно и грело слабо, и испускало разрушительной силы лучи, от которых те же шкуры могли бы если не уберечь, то хоть немного снизить пагубное влияние. Потому экспедиторы нацепляли их на себя как можно больше, чтобы уберечься от Рашмы-Никогда-Не-Заходящего, который теперь прятался не где-то за горами, а торчал из неба прямиком над головой.



Василий Куклин

Отредактировано: 04.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться