Тысячелетний полис

Размер шрифта: - +

Тысячелетний полис

            Омикрон был на пропускной ровно в семь по восточнопангейскому времени. В семь пятнадцать он пересёк зону безопасности. По кнопке включения рабочего ЭВМ он щёлкнул ровно в семь тридцать, за полчаса до начала работы. В коридоре ни звука, тесный кабинет ищейки заполнял размеренный гул компьютеров и редкое попискивание индикаторов на экранах. 

            Пока загружалась программа, Омикрон аккуратно положил справа от себя блокнот с именными листами, ручку и экспандер. Шумно втянул носом воздух и закрыл глаза. Медленно выдохнул. На установленных по дуге в пять рядов мониторах отобразилось зернистое изображение с трёхсот камер, расположенных в этом квадранте. Левая рука легла на навигационный шар-манипулятор.
            Основной поток метэков приходился сейчас на общественный транспорт. Пустые улицы контрастировали с забитыми вагонами монорельсов и электробусов. 
      

            Бегло пробежавшись взглядом по всем камерам, Омикрон взял экспандер, и, набирая темп, разогрел мышцы кистей.
            Стандартную утреннюю подготовку прервал шумно ворвавшийся в кабинет юноша. Небрежно уложенные волосы и выбившаяся из брюк сорочка легко узнавались даже в полутьме.
            — Пси, чего тебе?
            Незваный гость пропустил мимо ушей высокомерный тон:
            — Эй, Оми, как поживаешь?
            — Готовлюсь работать, — сквозь зубы процедил Омикрон.
            — А, ну это ясно. Слышал уже про ищеек во втором и четвёртом квадрантах?
            — Нет, — Омикрон не показал своей заинтересованности.
            — Они ликвиднули главных инженеров Пангеи, представляешь?
            — Это невозможно, — Омикрон бесстрастно записывал в блокнот столбцы цифр.
            — Ооо, Оми, очень даже. Это же были не молодые ищейки-стажеры, нееет. Опытные матёрые профи. Сам знаешь, их наводки не проверяют. Чую, снова перерожденцы постарались. Хватило же им ума так всё спланировать…
            — Пси, тебе пора.
            Юноша замялся.
            — Да, Оми, ты прав.
            Пси бесшумно закрыл за собой дверь.
            Оми. Это прозвище ужасно раздражало. Пси, возможно и несознательно, но напоминал Омикрону о самой первой ступени иерархии — Омеге. Девять поколений назад род Омикрона был Омегами. Предкам стоило невероятных усилий пробраться наверх, боясь, что любой нерадивый потомок сведёт на нет труд десятилетий.
            У Пси не было будущего. Ему доверяли только бумажки из кабинета в кабинет переносить, он и с этим с трудом справлялся. А его наследников ждёт и того хуже: каменоломни на краю континента.      Экраны заполнились равнодушными лицами.
            Найти отклонение от нормы несложно, но машина с этим не справится. Последний раз, когда тестировали такую программу, она приняла морщины за агрессивную гримасу. Ищейка такой ошибки не допустит. По крайней мере, такая ищейка как Омикрон. Он любил распознавать по глазам. У каждого, кто хоть раз пропустит приём блокираторов дофамина, замаскированных под обязательный ежедневный курс витаминов, меняется взгляд. Реакция на окружающую действительность всегда одна: удивление, перемешанное со страхом. Как бы человек не пытался скрыть эмоции, глаза всегда выдают.

            Омикрон откинулся в кресле так, чтобы видеть все экраны разом. Поток людей интенсивно чеканил шаг по улицам Новой Эллады. Ищейка не фокусировал внимание на одной точке и не разглядывал каждое лицо. Его внимание, как паутина, охватывало весь массив. А мельчайшее отклонение моментально притягивало взгляд.

            Сейчас это был монитор справа в среднем ряду. Женщина. Глаза испуганы, но держится бодро. Посмотрела прямо в камеру. Левой рукой Омикрон повернул камеру и увеличил лицо, правая строчила на листе время и сектор. Так, стоп. Она не одна.

            Рядом шагала девочка лет пяти, абсолютно не скрывая эмоций. К груди прижата самодельная тряпичная кукла.

            — Самоубийцы.

            Омикрон резким движением оторвал страницу, свернул в рулон и закинул в капсулу. Она тут же отправилась по пневмотрубе в отдел ликвидации. Если витамины они перестали принимать только сегодня, то насладиться первым в их жизни закатом уже не получится.

            Ищейка продолжил поиск. На глаза попались агитационные плакаты с цифрами, расклеенные вдоль глухих бетонных заборов. Цифры. Для Омикрона они были больше инструментом, чем информацией. Некоторые тесты для ищеек составляются из цифр: огромные листы с тысячами символов, среди которых следовало найти отличающиеся. Палочку среди единиц, «О» среди нулей.
            Такие листы приходят по пневмопочте каждый день, а заполненные анкеты ищейки отправляют обратно раз в квартал. Последние месяцы тесты отличались: всё поле состояло из единиц и нулей. Омикрон подумал, что это из-за участившихся диверсий перерожденцев, на случай лобового столкновения с гетайрами.



Alan Todd

Отредактировано: 10.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться