Тюльпан и чай, часть 1

Размер шрифта: - +

Глава 4

Артур, всё же, смог проявить благоразумие, и в течение оставшихся трёх дней, что мы пересекали лес, я не видела в его мыслях ничего такого, что бы меня разозлило и заставило бы дать ему пощёчину. С другой стороны, в один из вечеров, когда мой спутник уснул на упавшем стволе, я попыталась взглянуть на него, закрыв глаза на то, что я о нём знаю, и на то, что он – человек. Я сочла его способным меня привлечь и даже увлечь, но я тут же поспешила освободить голову от этих мыслей: до добра они не доводят.

Я позволила ему чаще и больше играть на банджо, мне даже кое-что нравилось из того, что вырывалось из-под его пальцев. Мы начали разводить костры, я знала, что пока нам ничего не угрожает. Здесь вскрылась одна странная черта Артура. У него с собой был фарфоровый чайник и пара фарфоровых чашек, уложенных в ящик. А в той металлической шкатулке, которую я видела ранее, он держал запас сушёных листьев для травяного отвара, который он почему-то называл «чай» - чай делается из особых трав, но никак не из того, что он мне показал! Как он сказал, этот ящик со шкатулкой всегда сопровождали его во всех странствиях. Должна признать, отвар пришёлся мне по душе.

После чая Артур любил протянуть к огню свои пальцы и, дымя трубкой, рассказать что-нибудь о себе. Я узнала, что он родом с севера Байрела, со склонов Зелёных Гор. Родился и вырос он за городом, но о своём происхождении он и слова не сказал. Он восхищался двумя красотами: Природы и женщин. Себя он представил, как знатока последней, делал странные намёки в связи с этим и, в то же время, неоднократно лестно отзывался обо мне. Увы, лишь последнее не оставило во мне неприятного впечатления о нём. Я знала, что многие мужчины, как люди, так и эльфы, непостоянны по отношению к женщинам и, бывает, даже ненасытны, но я этого совершенно не понимала и не признавала. Более того, слушать всё это даже небольшими долями – сомнительное удовольствие.

Но его восхищение Миром… должна признаться, это меня зацепило. Я помню, как он лежал на мху, смотрел на кружащих над ним голубых светлячков и рассказывал о том, что в его краях они горят другим светом, зелёным или жёлтым, что они совершают другой танец в воздухе. Когда же наши уши поймали крик совы, то он со смешком сказал, что «эти бестии кричат везде одинаково»…

Чем больше Артур был рядом, тем больше я понимала его природу и то, что он не так прост, каким кажется он сам, и какими вообще кажутся люди. Конечно, я до сих пор считаю его редкостным грубияном и отношусь к нему в некоторой степени пренебрежительно, как и к любому другому человеку (с единственным исключением), но в нём есть что-то светлое. Что-то, что отдаёт серебряным светом Лун и звёзд, прорывающимся сквозь раскрытое окно. Что-то, от чего пахнет росой и пыльцой. Однако всё это пряталось под маской того, чем он мне представал большую часть времени: табак, выпивка, странные песни, странные шутки и сомнительные намёки…

 

---

 

- О, Боже, какая красота! – с огнём в глазах выпалил Артур, когда мы выехали из леса на холмы южного берега Быстрой. – Какой простор!

Он набрал полную грудь воздуха и свистнул, холмы отозвались эхом.

- Мы скоро достигнем столицы, Артур, - сообщила я. – Два дня уйдёт на то, чтобы добраться до тракта, ещё через столько же мы войдём в Кромгор.

- Звучит неплохо, - он кивнул. – Лоя, а что потом?

- Это вполне ясно, - я повернулась к нему. – Я на некоторое время останусь в городе, после вернусь в воинство, ты же уйдёшь на северный берег реки, туда, где нет войны, и откуда проще найти дорогу домой.

- Значит, наши дорожки разойдутся, - Артур вздохнул.

Я кивнула и внимательно посмотрела на него. Он расстроен, я это понимала, но здесь ничего невозможно сделать, увы…

- Тэлли-Хо! – вдруг вырвалось из груди Артура, и он поддал коню в бока. Тот встал на дыбы и, выбивая из-под травы еле заметное облачко пыли, полетел на северо-восток.

- Артур! – но он меня всё равно не слышал.

Его безумная скачка закончилась на вершине одного из холмов, когда оба, конь и наездник, устали. Артур сполз с седла и, сияя улыбкой, начал ходить кругами. Я подъехала ближе и, пока не слезая с лошади, из-под бровей посмотрела на него.

- О, это великолепно! – сказал он, хлопнув по седлу.

- Ты вымотал коня.

- Отдохнёт, - он отмахнулся и взял его под уздечку. – Зато я нашёл милое местечко для ночлега.

Его рука указала вниз, там я увидела несколько деревьев, окружённых свежей порослью.

- Вполне подойдёт, - я спрыгнула на землю: я и сама устала от седла. – Хорошо, что ты знаешь, когда нужно остановиться.

- О, было б это так, - он посмеялся…

Мы расседлали лошадей и, стреножив их, пустили пастись. После каждый из нас выбрал по дереву в некотором отдалении друг от друга и уселся в его корнях. Артур достал банджо и принялся наигрывать неторопливую мелодию, я пыталась подыграть ей голосом так, чтобы человек меня не слышал. Холмы хорошо прогрелись за день, было так тепло, что мы пока не нуждались в огне, но Артур на всякий случай набрал немного хвороста…



Шимус Сандерленд

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться