Тюльпан и чай, часть 1

Размер шрифта: - +

Глава 8

Оставшиеся три дня я провела в садах города в гордом одиночестве. Меня никто не тревожил, я была полностью предоставлена себе и своим размышлениям. Лёжа в тени деревьев и наслаждаясь либо птичьим пением, либо приносимой ветром музыкой, я вспоминала всё произошедшее за последнюю неделю и пыталась понять, что я чувствую по отношению к этому.

Всё, связанное с королевой, было решено в упомянутый ранее вечер. Строго между нами, тогда она немного перебрала вина и признавалась мне в «преданности и любви до дня, когда в погребальном костре истлеет её тело». Я же, в свою очередь, пообещала не поднимать в разговорах с ней воспоминаний о том случае. С Артуром же, наоборот, хотелось немного поговорить по этому вопросу…

Что удивительно, эти дни приличное количество моих мыслей было посвящено именно ему. Не сказала бы, что это меня сильно пугало, но отчасти настораживало. С того дня он успел побывать и отъявленным мерзавцем, и благородным героем, ставшим жертвой собственных и чужих ошибок, и много кем ещё. В итоге я остановилась на том, что передо мной, с одной стороны, просто человек, являющийся, волей случая, помощником в моём поручении, с другой, человек, посмевший прикоснуться к святому, не имея на то ни малейшего права.

Мои чувства по отношению к Артуру можно было назвать смесью безразличия и лёгкого пренебрежения. Это – всего лишь человек, часть впечатлений от которого сложилась не самой лестной. Когда мы достигнем последнего получателя, наши дороги разойдутся, и Артура можно будет забыть, как страшный сон…

Чего я не смогу сделать.

Однозначность моего отношения к нему была чем-то ненастоящим, но во что хотелось бы верить. Артур был не таким плохим, каким казался, об этом было сказано уже не один раз. Мое спасение и то, что он всегда был добр ко мне – это не заслуживает быть забытым. И это означает, что моё отношение к нему может измениться в любой момент. Время покажет, как всё будет на самом деле…

 

---

 

День отбытия выдался солнечным. Город дышал радостью и спокойствием. Смотря на озарённые светом крыши и танцующие на воде блики, я решила, что на этот раз опасность должна миновать Кромгор стороной. В прошлый год воздух города был полон тревоги, приход беды чувствовался в каждом шорохе и дуновении ветра. И вылилось это в пожары и схватки на улицах столицы.

Сейчас же всё было иначе, но сердце моё сковала тоска. Я снова покидала родной дом, и мне отчего-то казалось, что я вряд ли увижу его вновь. Мне лишь назвали города, в которые требуется доставить послания: Люссэ, Эрлэ, Олкке, Ретиль и Офаль – не снабдив, при этом, картой. Мне сказали, что свободной в распоряжении нет, но я смогу добыть её по ходу движения. Увы, я лишь примерно знала расположение всех городов, кроме Офаля, но мне казалось, что это – не самая северная часть Байрела, хотя это, в любом случае, означало, что я увижу родные края не раньше окончания зимы…

В казармах дворцовой стражи мне выдали дорожную одежду: тёмную приталенную куртку, белую кофту с горлом на случай холодной погоды, плащ-крылатку и кожаную широкополую шляпу с большим белым пером. Так, под невооружённым взглядом, я должна была сойти за путешествующую знатную даму с земель Великой долины или же южных берегов реки Мартол, то есть, за человека. В довесок мне был вручён меч, его я повесила на левую сторону седла. Мой новый облик, безусловно, пришёлся мне по вкусу, но глазу куда милее были одеяния королевской гвардии…

Артур встретил меня у конюшен. Стоило мне появиться в поле его зрения, как человек сначала присвистнул, а потом бросился ко мне с радостной улыбкой и распростёртыми объятиями. Что ж, мило с его стороны, я даже позволила себе улыбнуться и постаралась не подавать виду, что дружеские похлопывания по спине были слишком сильными. Уверена, в чём-то Артур всегда останется прежним…

- Где ты пропадала, красавица? – он выпустил меня.

- Отдыхала, - ответила я и забралась в седло. – Не будем терять времени.

- Как скажешь, - Артур кивнул и тоже взобрался на спину лошади. – Тогда, нам нужно на правый берег.

- Городская переправа закрыта (это выяснилось буквально накануне) – правители с гор закрыли заставы из-за войны. Нам придётся делать крюк и ехать в Приречье.

- Что ж поделать? – он пожал плечами.

Мы поддали коням в бока и на рысях выехали из города. Когда мы вышли из лесов и оказались на открытых лугах южного берега Быстрой, Артур с мечтательной улыбкой посмотрел по сторонам и запел…

До этого никто из нас не проронил ни слова, мы ехали в тишине, слушая музыку из окон города и птичье пение. Я собиралась поговорить с человеком, но я придерживала своё желание до привала. Видимо, и он был того же мнения на этот счёт.

Долина Быстрой всегда радовала взор своим великолепием. Южный, обрывистый берег переходил в холмы и луга, пересечённые перелесками. По ним нам уже довелось ехать, и Артур смог ощутить их простор. Северный берег был покрыт густыми лесами, упирающимися в подножья гор. Отсюда были видны их величественные вершины, что круглый год укрыты снежными шапками…

Артур пел на своём языке, понять что-либо я не могла. Песня звучала красиво, стройно, в ней было что-то радостное и, в то же время, чувствовалась тоска. Прикрыв глаза, я постаралась увидеть то, что рисовала в моём сознании музыка. Я видела поля ржи, огромные леса, необозримый простор и тонущий в дымке горизонт.



Шимус Сандерленд

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться