Тюльпинс, Эйверин и путь к Искре

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая, в которой Эйверин позволяет себе отпустить

Утром Эйверин проснулась от того, что кто-то задел ее ногу.  Она вскинулась, собираясь знатно наорать на виновника прерванного сна, но попросту вскрикнула. Дядя Чичу, несмотря на свой рост и внешнюю мощь, и вовсе завизжал, как девчонка. Его широко расставленные глаза вдруг выпучились, огромный рот удивленно распахнулся.

— Ты?!  

— Здравствуй, дядя. — Эйверин хмыкнула. Вот и вышла теплая семейная встреча.

— Я думал, что ты… Что ты…

— А я не я. Да, — Эйви встала во весь рост. — Я не злюсь, правда. Ты помогаешь им, а это уже многое значит.

— Но я собрался им помогать только потому, что думал будто на моей совести загубленная маленькая племянница… Я ведь должен был разыскать тебя, узнать, что страяслось.   — как-то обиженно сказал дядя, с досадой осматривая просыпающихся ребят.

— Дядя, — твердо сказала девочка. — Не исключено, что на свалке я подхватила тяжкую болезнь и рано или поздно умру. Так что мой беспокойный дух будет являться к тебе до самой смерти, если ты о них не позаботишься. Ты понимаешь?

Мужчина испуганно закивал головой.

— Тебе ведь нравится с ними, да? Вот и живи. И не вздумай глупить.

Эйверин упала обратно на подушки и сладко потянулась. Семейная встреча ничуть ее не встревожила. Рядом все еще храпел увалень, но она даже не стала его толкать: настроение было не то.

Спустя всего час дом загудел: все носились по комнатам, выбирая наряды к празднику. Хайдэ выпрашивал у Рауфуса огромную шляпу, Суфа и Гейлам дрались за сережки, но победителем схватки внезапно оказалась Хика, Тюльпинс выпрашивал у кого-то хоть мало-мальски приемлемую рубашку и брюки, мистер Дьяре, кажется, готовил завтрак, а Зойди и Чин ему помогали.

Эйверин расслабленно улыбнулась – в этом хаосе она находила неимоверное счастье – и пошла к мистеру Дьяре.

— А я попробовала хвойг. Знаете, что это?

Мистер Дьяре улыбнулся, разбивая на сковородку, по меньшей мере, двадцатое яйцо.

— Отменная дрянь, как по мне.

— Увалень сказал примерно то же, — хмыкнула девочка, устроившись на высоком стуле. Она и не думала помогать, готовить она никогда не умела и думала, что ей не стоит и начинать. С ее умением все рушить и ломать так недолго кого-нибудь и отравить.

— Он похорошел, — мистер Дьяре начал резать помидоры, отвернувшись к мойке.

Эйверин, смотрящая в этот момент на Додо, который носился за Хайдэ и требовал от того умыться, кивнула.

— Я не о Додо, — добавил мужчина, не оборачиваясь, словно зная, кого будут искать глаза Эйви.

— Увалень? — удивленно вздохнула девочка. — Как по мне, все такой же толстый слабый нытик.

— Уже не такой толстый, — мистер Дьяре закинул в рот кусочек вяленого мяса. — И судя по тому, с каким рвением и быстротой он таскал вчера диваны, не такой уж и слабый. И вам многое довелось пережить вместе, Крысенок. Нехорошо с твоей стороны так говорить о нем.

Пристыженная Эйви схватила зелень и начала активно ее рвать, как ее учила Эннилейн. И почему ей всегда хочется сказать об увальне хуже, чем она о нем думает? Она и правда заметила, что он стал бриться, как-то по-новому, по-мужски, убирать волосы. Перестал сутулиться и расправил плечи. Может быть, поэтому теперь казалось, что его пышный живот почти исчез?

Мистер Дьяре помешал лопаткой яйца и стал закидывать туда помидоры, зелень и вяленое мясо. Он ни о чем не заговаривал с Эйверин, не торопил ее, словно ждал, пока она сама будет готова к разговору.

— Мистер Дьяре, — Эйви достала из шкафа тарелки. Уж с ними-то она могла справиться. — Но почему… почему он еще?..

— Хочешь спросить, почему он выжил? — мистер Дьяре хлестнул по пальцам Рауфуса, пытающегося стащить еду прямо со сковородки. — Я не знаю, Крысенок. Она почему-то передумала забирать его силы.

— То есть решила оставить его в покое? То есть, он больше не умирает и все будет хорошо?

Мистер Дьяре пристально посмотрел на Эйверин. Яйца на сковороде подгорали, шумел закипевший чайник просто пугающих размеров, заревел Хайдэ, которого все-таки догнали и умыли, но мужчина не отводил глаз.

— Когда она захочет, он умрет. — поняла девочка. — У нас будет хоть немного времени?

— Я думаю, да, — мистер Дьяре принялся раскладывать еду по тарелкам. — Он довольно силен. И мне нравится, что ты не собираешься его бросать. Наденешь на праздник шляпку? Она тебе очень идет.

— Дада для меня выбрала такую же.

— У нее был отличный вкус на шляпки, — мистер Дьяре тепло улыбнулся.

Ели все тоже на полу – стол такого размера стоило бы поискать. Таскали у друг друга из тарелок, измазывали друг другу носы, облизывали пальцы, хохотали, давились и снова хохотали.



Джин Бишер

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться