У Безумия тоже есть цвет

Размер шрифта: - +

Глава 18

Логово зверя Реймонд нашёл быстро, хоть и случайно. Он просто шёл за Тизавром и вдруг в переулке наткнулся на великое множество обглоданных костей, лужи крови и даже несколько разорванных на части тел — заметить это не так уж и сложно. Трупный запах, кажется, распространялся на несколько кварталов вперёд, так что при желании дорогу можно было начертить и по нему.

Реймонд по достоинству оценил старания создателей игры, когда зашёл через пустой дверной проем в небольшое помещение: гнездышко монстра-людоеда выглядело до тошноты мерзко, жутко и опасно. Вонь и вправду стояла несусветная. Все, как полагалось: разбросанные конечности и куски мяса (явно бутафорские, ведь участники после смерти рассыпались на миллионы невидимых частиц). Но внимание Реймонда сразу привлекла отметка, нарисованная белой краской на освобождённой от крови бетонной стене. Прямоугольник, внутри которого было заключено число: 30. Снова какая-то загадка.

Взглянув на карту, Реймонд озадачился. Тизавр постоянно менял своё расположение, единственным местом, где он задержался, была как раз таки текущая геолокация Реймонда. Такое поведение совсем не соответствовало классическим боссам в игре, не говоря уже о том, что монстр этот казался гораздо сильнее и крупнее своих собратьев. Хотя Шоу повидал тут их мало, всего-навсего одного, однако ему и этого хватило, чтобы понять расстановку вещей.

Он вышел на испещрённый трещинами асфальт и замер, как изваяние. Над серыми многоэтажками возвышалась громадная постройка, состоящая, казалось бы, из темно-синего стекла, и по форме она подозрительно походила на прямоугольник. Реймонд навряд ли бы обратил внимание на это здание при других обстоятельствах, но, если хорошо присмотреться, от остальных эта высотка стояла обособленно и отличалась своей новизной и нетронутостью. Цифра тридцать, должно быть, означала этаж. Что же ещё?

Как раз на пути Реймонда находилась Каллисто. Когда он приближался к невысокому жилому дому, она вышла ему навстречу. Правда, была Каллисто не одна.

— Нашла себе подружку? — слегка склонив голову набок, спросил Реймонд непонятно у кого: то ли у напарницы, то ли у стоящей позади неё Теи.

— Ты жив, — утвердила Тея Рочви, смотря на Шоу с пронизывающей и горькой печалью.

Реймонд смерил ее своим колючим взглядом и двинулся вперёд, а когда проходил мимо Каллисто, сказал холодным голосом:

— Идём со мной. Без неё.

Каллисто странно было слышать, как Реймонд ее куда-то зовёт. Обычно он молча уходил, не отвечая даже на прямые вопросы, а тут, значит, она дождалась от него чего-то большего: приглашения пойти с ним. Ни застань Каллисто этот момент лично, ни за что бы не поверила.

Она с мелким сожалением взглянула на Тею, которая безмятежно и безучастно смотрела куда-то в даль постоянно встревоженными голубыми глазами.

— Действительно, пойду-ка я со своим жутким напарником, — произнесла Каллисто, считая, что так ей будет в разы спокойнее, да и безопаснее.

Слегка улыбнувшись, Тея двинулась в противоположную сторону, бросив напоследок:

— До встречи.

Пробежавшись лёгкой трусцой, Каллисто нагнала Реймонда. Брови у него были нахмурены, а губы плотно сомкнуты, будто от злости или тоски. В общем-то, сердитый вид Реймонда — его основная составлявшая, но в этот раз что-то казалось совсем другим.

— Что с тобой? — озаботилась Каллисто, которая обычно в своих выводах не ошибалась.

Реймонд смотрел прямо перед собой и задал встречный вопрос, который он использовал чаще, чем что-либо:

— Что?

— Вот я у тебя и спрашиваю: что?! — насупилась Каллисто. — Ты словно... грустный. Боже, ты вообще знаешь, что это за слово такое?

— Умолкни, напрягаешь, — огрызнулся Реймонд, опустив взгляд на сумку с бомбами, свисающую с плеча напарницы. — Надеюсь, этих штук у тебя много. Могут пригодиться.

— Что ты задумал? — со вздохом спросила Каллисто, решив не придавать огласке тот факт, что бомб у неё совсем немного.

— Ничего. Мы просто идём в то здание. — Он глазами указал на стеклянную высотку.

— Зачем нам туда?

Пересилив свою пытливую нелюбовь к рассказам, Реймонд все-таки поведал своей напарнице о Тизавре и о том, что он хотел бы его победить. Каллисто ничему из услышанного не поразилась, но от легкой тревоги у неё пересохло во рту. Остаток пути она не проронила ни слова, лишь изредка поглядывала на напарника, который вновь вернул своему лицу окаменелый вид.

Когда они зашли в блестящую высокую башню в конце холла, чей пол был выстлан серебренным мрамором, громко дзинькнул лифт и раскрыл свои стальные двери как бы приветствуя гостей.

— А здесь красиво, — сказала Каллисто, задрав голову к потолку из выложенной в замысловатые узоры мозаики темных оттенков.

— Ничего особенного, — пренебрежительно отметил Реймонд и пошел прямо к лифту, пересекая громадный холл.

Так они поднялись на двадцать девятый этаж, потому что Реймонд решил перестраховаться: кто знает, что их могло встретить на тридцатом. Впрочем, в итоге никто так и не появился.

Довольно долго Реймонд блуждал по нужному этажу, проходя уже в четвёртую пустую комнату, каждая из которых была выкрашена в какой-нибудь нелепый цвет, и совершенно не понимая, что должен искать. Во всех этих комнатах на стене находилась фраза все той же белой краской:

Здание и комнаты — это ответ.

Сначала Реймонда накрыло разочарование, ведь ему не удавалось ухватиться за истинный посыл подсказки, потом все-таки врожденное упорство запретило опускать руки. Когда он прошёл все помещения, а их тут, помимо одного квадратного коридора, было всего четыре, и вернулся туда, откуда начал, то заметил, что кое-что изменилось. Поодаль от лифта появилась высокая чёрная стойка, а это уже, как минимум, подтверждало: пока Реймонд делал все правильно.



Верона Кей

Отредактировано: 26.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться